Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Прием окончен: число усыновленных детей в одной семье хотят сократить
2018-08-17 15:19:01">
2018-08-17 15:19:01
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В России хотят сократить число приемных детей, одновременно усыновленных в одной семье. С предложением сделать правила более строгими выступила министр образования и науки Ольга Васильева. Эту законодательную инициативу она связала с участившимися случаями насилия над приемными детьми в многодетных семьях. Эксперты полагают, что из-за слабого контроля со стороны органов опеки растет число родителей, усыновляющих детей ради пособий. Как бороться с насилием в приемных семьях и к каким результатам может привести ужесточение требований к родителям — разбирался портал iz.ru.

Количественные ограничения

Законопроект, ограничивающий число усыновленных в одной семье, может вступить в силу с 2020 года. Его разработкой занималось Министерство просвещения. По действующим нормативам в одной приемной семье должно воспитываться не более восьми детей с учетом кровных. Однако данная норма носит рекомендательный характер. В Минпросвещения полагают, что раздача детей в многодетные семьи создает по всей стране аналоги детских домов, где дети обделены родительским вниманием.

«При усыновлении ребенка численность детей в семье усыновителя не должна превышать трех человек, за исключением случаев усыновления братьев и сестер, а также детей, которые ранее находились под опекой или были усыновлены одним лицом или супругами и воспитывались вместе», — отмечается в законопроекте.

Васильева предложила не только ограничить число детей в приемных семьях, но и привнести ряд изменений в систему отбора. Одним из нововведений станет ужесточение требований к прохождению психологической экспертизы — приемные родители будут проходить более тщательное обследование психического здоровья.

Ольга Васильева, министр просвещения Российской Федерации

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Казаков

«Все трагические случаи новых (приемных) семей, которые были в этом году, привели к неутешительному выводу: подбор будущих приемных родителей шел очень небрежно. В той же Смоленской области отцу было отказано ранее в опеке, а потом ребенок вместе с братом и сестрой все-таки к нему попал. И дальше следы насилия и убийства», — указала министр.

За примерами далеко ходить не нужно: 15 июня вынесли приговор в отношении приемных родителей из подмосковного города Озеры. Два года назад отец убил приемную дочь из-за кусочка шашлыка, а затем вся семья пыталась избавиться от ее тела. Шестилетняя девочка стала не нужной родителям после рождения кровного ребенка: ходила в обносках, недоедала. В то время как родную дочь родители вниманием не обделяли. Впрочем, пособие, положенное за воспитание нелюбимого ребенка, приемные родители получали даже после ее «таинственного исчезновения».

После резонансных случаев, связанных с насилием и убийством приемных детей, всякий раз звучат предложения об ужесточении критериев отбора родителей. С аналогичной идеей год назад выступила уполномоченный по правам ребенка Анна Кузнецова. Из-за гибели девочки из многодетной приемной семьи в Татарстане омбудсмен призвала провести реформу в органах опеки и попечительства. Впрочем, ни о каких количественных ограничениях Кузнецова, будучи многодетной матерью, не говорила.

В поисках волшебной кнопки

Президент благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская считает, что законодательное ограничение числа детей не повлияет на ситуацию с насилием в приемных семьях. Один запрет не сможет решить всех накопившихся проблем, добавляет общественный деятель.

«Механическое ограничение ни к чему не приведет. В семье, где больше восьми детей, приемных явно не большинство. Конечно, нужно, чтобы они были под внимательным сопровождением. Внимания родителей бывает детям и не хватает. Но ограничение приведет только к тому, что таких семей станет меньше, а сиблинги — братья и сестры, которых нельзя разлучать, — не будут находиться в семье. Что делать в такой ситуации, если нет бездетной семьи, готовой сразу взять 4–5 детей? Либо нужно вводить новую форму — семейный детский дом, чтобы позволить людям с хорошими педагогическими способностями, которые могут воспитать более восьми детей, этим заниматься», — отметила Альшанская в беседе с порталом iz.ru.

Ограничения допустимы, когда речь идет о больших семьях, где воспитываются по восемь детей одновременно. Однако решать проблемы исключительно методом запретов, по мнению президента фонда, неправильно.

Елена Альшанская, президент благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам»

Фото: ТАСС/Михаил Почуев

«Психологическими тестами можно измерить только текущее состояние человека, тип личности, общие склонности. Этот тест полезен только для того, чтобы человеку стало более понятно, ребенок какого темперамента ему больше подойдет. Самая большая проблема в том, что приемные родители — это такой сферический конь в вакууме. Они как будто бы к любому ребенку все подходят. Но так не бывает: когда у нас есть конкретный ребенок, которого родители хотят взять в семью, — может, на этом этапе и имеет смысл проводить какие-то тесты. Чтобы по его итогам увидеть, в чем потребности ребенка и какие могут возникнуть трудности», — поясняет Альшанская.

На основе полученных результатов специалист, в данном случае психолог, может давать конкретные советы о том, над чем родителю стоит поработать. Или же отказаться от идеи отдавать гиперактивного ребенка в семью с темпераментными родителями. Но и это решение не универсально, считает общественный деятель.

Фото: Depositphotos

«Идея, что тест — это какая-то волшебная кнопка, совершенно иллюзорная. Профилактика насилия же заключается в том, чтобы семьи на первых порах качественно и очень плотно сопровождались. По тестам может быть всё и в порядке. Другое дело, когда человек уже с ребенком попадает в какие-то раздражающие ситуации. Бывает интеллигентная спокойная мама приходит и говорит, что ребенок будит в ней такого монстра, о котором она раньше в себе не знала. Тесты бы ничего этого не показали. Задача специалиста не кричать, что это ужас, и не угрожать отнять ребенка, а пытаться понять, как научить взрослого справляться с эмоциями, которые они в себе не замечали. Ребенок в силу своей травмированности очень легко нащупывает у родителя тонкую больную мозоль. И здесь задача научить родителей еще на этапе обучения обращаться за помощью, учить базовым практикам самоконтроля и сопровождать семьи. В регионах сопровождение чаще всего выстраивается в форме контроля, и родители боятся обращаться за помощью», — резюмирует Альшанская.

Фото: Depositphotos

Поделят на лишних и нужных

Процесс воспитания приемных детей требует определенных ресурсов со стороны семьи, служб сопровождения и общества, считает педагог-психолог центра содействия семейному воспитанию «Наш дом» Таисия Лотарева.

«Нам больно видеть истории отказов замещающих родителей от детей. Мы понимаем, что зачастую ребенок не виноват, это родители не справились. И эта проблема требует изменений в существующей системе устройства детей, оставшихся без попечения родителей, в приемные семьи. Становится страшно, что как только примут закон, ограничивающий количество детей в приемных семьях, начнут резать по живому — отбирать «лишних», — пояснила психолог порталу iz.ru.

В вопросе допустимого числа детей, как утверждает Лотарева, первостепенным становится критерий устойчивости семьи. Однако вопрос ресурсности, по ее мнению, не всегда связан исключительно с числом членов семьи.

«Устойчивой может быть и многодетная семья. Например, если в семью попадают сразу трое приемных детей (как бывает с братьями и сестрами), то совсем неплохо, если в этой семье уже будут воспитываться пятеро детей. Такая семья будет представлять из себя силу, которая необходима, чтобы справиться с кризисом появления новых детей. Кровные или ранее принятые дети, как и их родители, будут транслировать существующие в семье нормы и правила, что поможет новым членам семьи быстрее их принять и адаптироваться», — отмечает психолог.

Фото: Depositphotos

Еще один немаловажный момент — вопрос ответственности приемных родителей в ситуациях, когда они «не справляются» со взятыми на себя обязательствами по воспитанию детей.

«Определенные рекомендации по ограничению количества будущих приемных детей или их возрасту специалисты могут дать еще на этапе прохождения будущими замещающими родителями Школы приемных родителей. Однако, как показывает опыт, семьи редко принимают во внимание эти рекомендации специалистов и последствия бывают драматичными, — уточняет Лотарева. — В дальнейшем, когда семья сталкивается с трудностями в воспитании приемных детей, в рамках современного законодательства родители могут отказаться от опеки над этими детьми, а потом… взять других. Есть право, нет ответственности».

По мнению психолога, работающего с приемными детьми и их родителями, многие семьи отказываются от услуги сопровождения, а государство не навязывает родителям консультации в случае возникновения проблем.

«К профессиональной помощи сейчас обращаются те, кто пожелает. А ведь есть те, кому необходимо, но они не хотят. То есть, если специалист органов опеки видит, что в семье явные проблемы, но родители отказываются от услуги сопровождения, нет закона, который бы обязывал приемных родителей сотрудничать и выполнять рекомендации профессионалов сопровождающих организаций», — добавляет Лотарева.