Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Накрыли зеленым беретом: американских солдат в Африке всё больше
2018-08-01 19:13:05">
2018-08-01 19:13:05
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Африканское командование вооруженными силами США направило на рассмотрение комитета начальников штабов рекомендацию о значительном сокращении американского воинского контингента на Черном континенте. Об этом стало известно в четверг, 2 августа. По мнению военных, такая мера будет лучше соответствовать оборонной доктрине администрации Трампа, направленной не столько на борьбу с терроризмом, сколько на сдерживание России и Китая. Между тем на Черном континенте сегодня насчитываются десятки американских военных баз, а на создание необходимой инфраструктуры и на проведение военных операций Пентагон ежегодно получает из государственного бюджета сотни миллионов долларов. Подробности — в материале портала iz.ru.

Черный день

4 октября 2017 года четыре американских солдата нарвались на засаду исламистов неподалеку от деревни Тонго-Тонго в западной части Нигера, в непосредственной близости от границы с Мали, и были убиты. При всей трагичности инцидента факт всё же следует признать довольно заурядным: участие в военных действиях подразумевает не только возможность получения наград, но и преждевременную смерть солдат и офицеров.

Событие тем не менее вызвало определенный ажиотаж в американском обществе: за стенами Пентагона и многочисленных разведслужб США практически никому не было известно, какую именно миссию в действительности выполняют штатовские военные спецы в этом затерянном уголке мира. Обществу обычно рассказывали, что янки выступают консультантами, обучая и тренируя малоподготовленных местных. Более того, количество лиц, которые были в курсе, что группа американских спецназовцев вообще присутствует в Нигере, входило в крайне ограниченный круг посвященных.

Похороны американских солдат, погибших в Нигере 4 октября 2017 года

Фото: Global Look Press/Mike Stocker

Согласно официальной версии, оглашенной представителем комитета начальников штабов американских ВС генерал-лейтенантом Кеннетом Маккензи после проведенного расследования эпизода, американские военные в Нигере «являются просто советниками, непосредственного участия в боевых действиях не принимают», а происшедшее в Тонго-Тонго было «случайностью, проявлением рисков, которые всегда сопровождают войска, находящиеся за границей».

Реальность же, как показало расследование корреспондентов журнала Politico, выглядит несколько по-иному и заключается в том, что американские вооруженные силы участвуют в различных программах боевых миссий на протяжении пяти лет не менее чем в восьми странах Черного континента, объединенных в пентагоновских документах в так называемую «секцию 127Е».

За скромной ширмой «советников»

Некоторые из государств «активного влияния армии США» были более или менее известны: информация об этом попадала в СМИ, главным образом вместе с новостями о гибели американских военных. Речь о Ливии, где янки свое присутствие не стремятся скрывать, и Сомали, где один американский консультант был убит в начале 2017 года, а другой — в середине нынешнего. Менее заметны для внешних наблюдателей Кения, Тунис, Камерун, Мали, Мавритания и упомянутый выше Нигер. В последнее время, как сообщил репортерам анонимный офицер, к этому списку добавился еще и Чад.

«Наши специалисты не только консультируют и сопровождают союзнические силы, но и направляют их в соответствии с программами спецреагирования, разработанными для африканских партнеров», — сообщил репортерам отставной бригадный генерал Дональд Болдук, который до июня 2017 года возглавлял большинство операций американских сил специального назначения в Африке. По его словам, они сосредоточены на действиях, «корректирующих участие» африканских коммандос в акциях против антигосударственных военизированных групп и лиц, но иногда, в критических ситуациях, американцам «приходится вступать в прямые боестолкновения с противником».

Бригадный генерал Дональд Болдук

Фото: army.mil

«Но главным образом мы выполняем функцию наблюдения и контроля, — сказал один из высокопоставленных офицеров «зеленых беретов» упомянутому СМИ. — Американцам запрещается участвовать в наиболее опасной фазе этих операций — прорыве, например, через ограждения и захвате точек расположения враждебных сил. Решение этой задачи всегда возлагается на африканских военных, но если у тех возникают сложности, а янки находятся неподалеку, они могут вмешаться».

Вдоль по Африке гуляют…

Военное присутствие США в Африке особенно активизировалось в 2002 году, когда администрация Джорджа Буша-младшего приступила к реализации так называемой «Пансахельской инициативы». Официально эта программа была разработана в целях «оказания помощи странам региона Сахель (территории в Северной Африке, расположенные вдоль южной границы пустыни Сахары. — Прим. iz.ru) укрепить безопасность границ и увеличить возможности ведения борьбы с терроризмом». Предполагалось, что присутствие воинских подразделений США в африканских странах будет способствовать недопущению террористических группировок на землю «государств присутствия». Толчком к развитию сотрудничества против террора послужили события 11 сентября 2001 года.

Насколько важен был новый театр военных (и прочих) действий для Вашингтона, понятно стало в 2007 году, когда ВС США создали специальное Африканское командование (AFRICOM). Эта структура заняла в пентагоновской иерархии место на одной ступени с коллегами из трех других сфер, призванных контролировать «остальной мир»: Европейское командование (EUCOM), сосредоточенное на вопросах Старого Света, Центральное командование (CENTCOM), которое занимается Ближним Востоком, и Тихоокеанское командование (PACOM), в ведении которого находится Азиатско-Тихоокеанский регион.

Тренировка американских солдат в джунглях Ганы

Фото: Global Look Press/Brian Chaney

С тех пор число африканских стран, где есть какое-то присутствие военных из США или по крайней мере имеются контакты, свидетельствующие о сотрудничестве и возможности «оказания вооруженной помощи», не переставало увеличиваться. По самым скромным подсчетам, добытым из открытых источников, сегодня на Африканском континенте несут службу более 7 тыс. военнослужащих сил оперативного реагирования Пентагона, размещенных на 46 базах. Из них около 800 человек — в Нигере.

За время, прошедшее с момента трагедии башен-близнецов, численность американского контингента за пределами родины выросла с 33 тыс. до 70 тыс. человек. Только за период правления Дональда Трампа количество стран, чью землю на законном основании топчет ботинок солдата армии США, выросло со 138 до 149. Но если в 2010 году 81% этих бойцов действовал в странах Большого Ближнего Востока (с учетом Афганистана и Пакистана), то теперь произошло некоторое смещение и перераспределение акцентов.

В регионе ББВ этот процент теперь сократился до 54%: некоторые группы были переброшены в Европу, а также (в меньшей степени) на Тихий океан и в Латинскую Америку. Самый большой процентный прирост численности военнослужащих США произошел в Африке, где в 2010 году находился всего 1% размещенного за рубежом контингента спецслужб США, а сегодня — 16%. И это только по официальным данным.

Офицеры армии США на военных учениях в Либерии

Фото: commons.wikimedia.org

Это увеличение шло параллельно росту количества джихадистов на африканской территории и объяснялось именно возрастанием исламско-экстремистской угрозы. Число стран, где террористическая опасность «реально угрожает государственному устройству», выросло за неполные восемь лет с 5 до 12, как утверждает Африканский центр стратегических исследований (Africa Centre For Strategic Studies), являющийся одним из подразделений военного ведомства США.

Число военизированных групп, «несущих террористическую угрозу», по определению Пентагона, выросло с 5 в 2002 году до 21 в 2017-м. При этом, как считают анонимные эксперты испанского издания El Confidencial, «при более детальном подходе в оценке вооруженных групп к категории террористов можно отнести до 60 формирований». Количество инцидентов с применением насилия с обеих сторон за период с 2010 под 2017 год увеличилось на 300%.

Каким ветром надуло военные базы США в Африке

Необязательно быть семи пядей во лбу, чтобы прийти к выводу, что Африка стала сценой, крайне важной для Вашингтона, почему и представительство вооруженных сил США продолжает увеличиваться в регионе. Наращивание присутствия «самой главной демократии мира» на Черном континенте сопровождается значительным ростом сумм финансирования «программ по борьбе с терроризмом в странах Африки к югу от Сахары». В 2011–2014 годах на эти цели американским правительством было выделено $327 млн. На период 2015–2019 годов — уже $954 млн.

Хотя администрация Дональда Трампа и выступает за значительное сокращение расходов на защиту партнеров, которые не желают за это платить, борьба с «Боко Харам» и «Исламским государством» (организации, запрещенные в РФ. — Прим. iz.ru) остается официальным приоритетом Белого дома. Открытие Пентагоном базы беспилотных летательных аппаратов близ нигерийского города Агадес обошлось бюджету военного ведомства США в $100 млн, а в целом, утверждают аналитики Politico, «расходы на программы прямого действия выросли за последние несколько лет в четыре раза».

Никакая конспирология уже не помогает: декларируемое «мы только наблюдаем, консультируем и советуем» и «программы прямого действия» — не одно и то же.

Инструктор армии США проверяет оружие у солдата армии Южного Судана

Фото: Getty Images/The Washington Post

По сведениям Los Angeles Times, приведенные выше данные финансирования сильно занижены: только на превращение морской экспедиционной базы Кэмп-Лемонье (Джибути) в полноценную военно-морскую базу выделено $1,2 млрд. Еще $228 млн потребовалось для финансирования проекта создания здесь же центра спецопераций ВМС. Африканское командование в течение 2018 года получит $186,5 млн на «действия в особой обстановке» и $225,3 млн на «расходы по эксплуатации и содержанию объектов».

Официально США «не ведут войну в Африке», но объявление президентом Трампом в марте 2017 года Сомали «зоной активных боевых действий» заставило американские войска действовать в обстановке «между войной и миром», что куда хуже, чем официально объявленная реальная война.

По оценке специалиста Фонда Карнеги Стивена Филдстейна, «увеличение присутствия американского спецназа в Африке хотя и шло параллельно росту террористической угрозы, но развивалось непропорционально». Эксперт отмечает, что численность террористов выросла незначительно, а количество американских военнослужащих — многократно.

«Мощное армейское воздействие на террористические группировки только усиливает партизанскую войну, что грозит увеличением опасности для Америки. Есть смысл все-таки больше внимания уделять невоенным формам работы против экстремистских группировок, но администрация Дональда Трампа пока не продемонстрировала наличие разработанных программ борьбы против исламистов с использованием гражданских средств», — считает аналитик.

Американский инструктор на тренировке солдат армии Камеруна

Фото: commons.wikimedia.org

Филдстейн обращает внимание и на то, как некоторые американские политики играют статистикой, чтобы оправдать увеличение контингента военных США на Черном континенте.

«Нам сообщают, что в 2007 году было около 400 терактов, а в 2016-м — более 2 тыс. Однако здесь мы имеем дело с неправильно фильтрованной информацией. Если внимательно изучить базу данных о международном терроризме Университета Мэриленда (GTD) и Проекта по сбору данных о зонах и ходе вооруженных конфликтов (ACLED), становится очевидно, что высокопоставленные политики и военные нам втирают очки, — считает эксперт. — Валят в одну кучу и теракты, и внутренние конфликты. На самом деле выступлений экстремистско-исламистской направленности в 2006 году было всего 35 (122 жертвы), а в 2016 году — 801 (4536 погибших). Если вычертить график террористической активности в Африке, мы увидим, что кривая достигает своего максимума в 2014 году (1202 теракта, 16176 жертв), а затем идет на снижение».

Гегемония как результат миротворчества

«Насколько угрожает интересам Америки африканский экстремизм? — задается вопросом аналитик. — Конечно, США могут иметь свои интересы в любой точке мира, но даже при имеющейся экономической мощи нашей страны на всё денег не хватит. И потому Белому дому надо научиться выстраивать иерархию приоритетов, а Пентагону — обеспечить слова об исходящих с африканской территории многочисленных угрозах суверенитету США математическими выкладками, убеждающими в необходимости выделения средств на проведение операций в регионе».

Всё сказанное выше позволяет усомниться в том, что реальные цели, преследуемые американцами в Африке, миротворческие. В большей степени своими действиями США стремятся установить гегемонию в этом регионе мира. Особое волнение вызывает в Вашингтоне ЮАР, а именно ее членство в БРИКС, способствующее развитию партнерских отношений с Китаем, Индией и Россией. Судя по всему, США мечтают «перекрыть кислород» Йоханнесбургу и показать остальным на Черном континенте, «с кем надо дружить».

По мнению The Washington Post, «военные акции против национальных группировок — лучший способ превратить их лидеров в героев, сплотить джихадистов вокруг них и спровоцировать новое межэтническое насилие».

Аналитик Научно-исследовательской службы конгресса США Алексис Ариефф уверен, что «усиление военного присутствия Штатов в Африке лишь увеличивает недовольство местного населения правительствами своих государств, да и руководством западных стран тоже, провоцируя конфликты».

Однако именно организация волнений и стычек, по всей видимости, и является задачей, которую выполняют «зеленые береты» на континенте: в условиях возникающего хаоса пришельцам легче утверждаться на чужих землях.

 

Загрузка...