Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Мафиози с помойки
2018-06-15 18:43:41">
2018-06-15 18:43:41
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Примерно в 30 км к востоку от Рима, в нескольких минутах ходьбы от великолепных садов в романском стиле и ренессансных вилл Тиволи, среди лесов, водопадов и горячих источников, прославленных национальным и международным туризмом, есть нездоровая пустошь. Когда-то она принадлежала фабрике оружия. Сегодня это место является одним из крупнейших незаконных мусорных полигонов в регионе Лацио. Портал iz.ru разбирался с итальянскими проблемами.

Скелеты вне шкафа

Семьсот или восемьсот скелетов старых холодильников, лишенных металлической «кожи», хаотично разбросаны на 70 га земли, потерявшей смысл существования. Пропитанной токсинами на несколько метров вглубь. Сюрреалистичный пейзаж, который вполне может служить иллюстрацией к какому-нибудь роману про ядерный апокалипсис. Стихийно возникшее под открытым небом кладбище устаревших технологий. До которого никому, кроме здешних экологов, дела нет.

«Трудно понять, как в наше время, когда вроде бы промерен, описан и занесен в кадастровый реестр каждый квадратный метр территории страны, может возникнуть такое белое пятно на карте, о котором власти будто бы не знают, — говорит глава филиала ассоциации итальянских зеленых Legambiente в Лацио Роберто Сакки. — До начала 90-х годов прошлого века здесь хозяйничала (на законных основаниях) компания, производившая взрывчатые вещества, мины, гранаты, бомбы и детонаторы к ним. Потом предприятие закрылось, люди съехали и за собой не убрали. В 2010 году это место облюбовали цыгане. Табор прилепился на краю участка, между свалкой и речкой Аньете, бегущей в сотне метров от него».

Фото: Global Look Press/Donato Fasano/Ropi

Цыган, как выяснилось, привлекали не природные красоты. И уж тем более не желание привести свалку в порядок. Двигало ими всегда присутствующее стремление организовать на участке дело. Такое, чтобы затрат минимум, а доходов максимум. Грузовики со старой электробытовой техникой, обычно прибывавшие сюда эпизодически, вдруг стали «челночить» регулярно. Разгружалось всё привезенное по ночам. А в светлое время суток цыганские специалисты по демонтажу дербанили сваленные в кучи стиралки, микроволновки, кондиционеры, холодильники на составляющие. Выделяя детали, годные переработке, а значит, привлекательные для скупщиков вторсырья.

Заботиться о восстановлении окружающей среды ни у кого и в мыслях не было. А представители органов, которые могли бы положить конец этому безобразию или, по крайней мере, принудить пиратствующих старьевщиков навести порядок, сюда не заглядывали.

Мафия бессмертна

У всякого бизнеса есть хозяин. Был он, конечно, и у стихийной свалки в Тиволи. Только имя его не разглашалось. А такое, как утверждают итальянские экологи, «бывает только в одном случае: если хозяин — мафия».

Незаконная свалка отходов человеческой жизнедеятельности в Тиволи — явление совсем не уникальное. Просто оно первое, о котором начали открыто говорить.

В докладе департамента общественного здравоохранения и гигиены (ASL Roma B) от 25 мая 2015 года восточная часть провинции Рим описана была как «район, не только грунт, но и воды которого сильно загрязнены токсичными отходами. Незаконный сброс на стихийно образовавшихся полигонах приводит к тому, что ингредиенты опасных растворителей присутствуют даже в колодцах с питьевой водой. Всё это является плодом неадекватного экологического контроля, плохого мониторинга и непринятия решений, исполнение которых могло бы кардинально изменить ситуацию. Слив жидкостей, захоронение под землей и даже сожжение отбросов в ненадлежащей манере не препятствует распространению диоксина в почве».

«Ситуация по-прежнему актуальна сегодня», — утверждает автор этого доклада Фабрицио Магрелли в интервью итальянской газете Il Fatto Quotidiano.

Жители Казе-Россе, Кастельверде, Тор-Сапиенца, Ла-Рустика, Понте-ди-Нона, Колле-дель-Соле и других населенных пунктов восточной части пригорода итальянской столицы находятся в такой же ситуации, что и обитатели Тиволи.

Фото: Global Look Press/x99

«Народ обеспокоен информацией о повышенном уровне онкологических заболеваний в районе. Справедливости ради могу сказать, что объективного подтверждения этой информации у нас пока нет, статистика по неведомым причинам относится к категории закрытой, — отмечает Магрелли. — Свои же обследования нам провести не под силу, да и разрешения на это официальные структуры не дают».

Намек на то, какие именно структуры давят на власть, настолько прозрачный, что не догадаться, кому выгодно нынешнее положение со свалками, невозможно. Но высказывать вслух догадки небезопасно: общим термином «мафия» тут не отделаешься, а называть конкретные имена и фамилии… В лучшем случае адвокаты «той стороны» потребуют представить доказательства. Про худший и говорить не хочется.

Прецеденты первого варианта, кстати, уже зафиксированы. В 2011 году в муниципалитете Лунгецца, славящемся своим сельским хозяйством, агентству по охране окружающей среды региона Лацио (Arpa Lazio) удалось взять пробы грунтов — потребители сельхозпродукции, главным образом иностранцы, настояли. За рубежом мало кого волнуют отношения между организованной преступностью и властью в Италии. Закупщикам важно, чтобы к продукту ни конечный покупатель, ни санитарный контроль их страны претензий не имели.

Анализ образцов показал значительное превышение допустимых норм содержания в почвах свинца, железа, меди и углеводородов. В 2015 году экологам удалось даже добиться возбуждения судебных расследований. Которые до сих пор ничем не закончились. И имеют перспективы длиться вечно.

Экскурсия на помойку

Почти 3 млн жителей Рима и несчетное количество посещающих его туристов производят 1,5 млн т мусора в год. Сбор и переработка которого сократилась в последние годы на 42%. В основном, это следствие остановки мусороперерабатывающего завода в Милагротте — местечке на территории природного резервата Литорале Романо. Завод был закрыт по требованию Евросоюза, по причине «обеспокоенности экологической обстановкой зоны». Новое перерабатывающее предприятие построено не было, и в итоге всё получилось по закону «одно лечим — другое калечим»: администрации Вечного города пришлось искать возможности вывоза своего мусора в другие провинции. Занималась этим в 2014–2015 годах советник столичной мэрии Вирджиния Раджи, ставшая в 2016 году мэром. Но ее карьерный взлет ясности в решении мусорной проблемы Рима не добавил: соглашения с другими муниципалитетами, вроде бы, заключались, после чего волшебным образом процесс тормозился.

«Компании, занимающиеся сбором и вывозом мусора, испытывают давление со стороны неофициальных структур, — заявила Раджи. — На принимающую сторону тоже давят. В итоге отходы вывозятся на незаконные свалки ради того, чтобы хоть в городе не было зловония».

Фото: Global Look Press/Kika Press

В апреле нынешнего года после отказа очередных партнеров глава администрации Рима распорядилась увеличить количество мусорных контейнеров, установленных на улицах города. Решение из серии «надо же что-то делать» — проблему оно не снимает, но создает мэру имидж человека, радеющего за экологию.

Для туристов, приезжающих в Рим, кажется, пора уже вводить новый специальный маршрут «по мусорным достопримечательностям». В январе 2016 года столичная полиция обнаружила, что бытовые отходы захватывают постепенно не только видимые глазом поверхности, но и подземные полости. До тоннелей метро дело пока еще не дошло, а вот римские катакомбы, как выяснилось, очень даже годятся для использования в качестве мест хранения мусора. Нелегальных, разумеется. Подземные пещеры, которые со II века до н.э. служили древним римлянам местом погребения усопших, представляют собой ныне одну очень большую свалку. Так что, убрав отходы с улиц итальянской столицы, проблему чистоты в Вечном городе не решить.

Но Рим — далеко не единственный город страны, имеющий перспективу исчезнуть под кучами мусора. На территории Неаполя и окружающего его региона Кампания экологи насчитывают не менее 1200 маленьких и больших нелегальных свалок, обеспечивающих почвы, на которых местные аграрии выращивают фрукты-овощи, количествами фосфора, ртути, мышьяка, в 400 раз превосходящими установленные нормы. У тысяч жителей региона привычка не открывать окна своих домов уже на уровне врожденных инстинктов.

Горит под ногами

К северу от Неаполя на границе одноименной провинции с провинцией Казерта в 90-х годах прошлого века каморра (как называется местная разновидность мафии) начала захватывать земли, сваливая на них всё, что придется. Горы мусора просто сжигали на открытом воздухе. Что, конечно, освобождало площади под новые тонны отходов, а вот землю от проникающих в нее асбеста, свинца, кадмия и других вредных для человеческого организма веществ не предохраняло никак. С легкой руки писателя Роберто Савиано, опубликовавшего в 2006 году свою знаменитую книгу о местной оргпреступности, «Гоморра», вечногорящие свалки Неаполя «неизвестно кем поджигаемые и никем не тушимые» стали называть Огненной землей.

Только в 2014 году итальянское правительство «заметило» Огненную землю и признало существование глобальной угрозы для миллионного населения района. По мнению экологов, незаконные свалки принесли земле и людям ущерб, сравнимый с тем, что явился результатом чернобыльской катастрофы. Потому и дали этим местам еще одно звучное имя — «итальянский Чернобыль».

Фото: Depositphotos/sergioz

Сбрасывать мусор здесь начали почти тридцать лет назад, и образовывающиеся кучи никто не стремился чем-то маскировать, выдавая, например, за персиковые плантации, заповедники или зоны отдыха. Однако официальное заявление об «обнаруженной самой большой нелегальной свалке Европы» на границе провинций Неаполь и Казерта прозвучало только в июне 2015 года. Когда «офицеры и инженеры вооруженных сил страны начали осуществлять здесь земляные работы для армейских нужд». Сам факт распространения этой информации не только по итальянским газетам, но и в СМИ других стран ЕС был расценен как эпохальное событие. Еще бы, это должно было означать, что властные структуры наконец-то почувствовали в себе силу повести борьбу с мафией не только на словах. «Мы не боимся угроз каморры», — понеслось со страниц газет.

Чуть позже в результате проведения учеными исследования почв выяснилось, что на площади в 25 га (примерно 30 футбольных полей) залегает около 2 млн кубометров токсичных отходов, большую часть которых составляют пластик, остатки растворителей, красок, технических масел и отходов нефтеперерабатывающей промышленности. Толщина мусорного слоя местами достигает 9 метров! По словам журналиста Сальваторе Миньери, которого после серии репортажей об «убитой мафией земле» правоохранительным органам пришлось взять под усиленную охрану и спрятать от каморры, для восстановления плодородия почв в этом районе «потребуется несколько десятков лет».

Откровения босса

«То, что мы свалили там, убьет всё живое за двадцать лет, — заявил один из бывших главарей каморры Кармине Скьявоне. Мафиози бросил эту реплику «в порыве раскаяния» еще в 1997 году. — Мы зарабатывали, принимая мусор с севера и юга, столько, что любые доходы от трафика беженцев или наркотиков просто меркли перед объемами «пасты» поступавшей нам за прием отходов».

Какая реакция последовала на эти признания Скьявоне? Да никакой. Документы с показаниями неаполитанского «капо» легли в стол комиссии, изучавшей ситуацию на юге региона Кампания, и на этом всё.

Ровно через два десятилетия пророчество шефа преступной организации начало сбываться. В 2015 году Высший институт здравоохранения Италии обнародовал данные о том, что смертность от рака у взрослых, проживающих в районе Огненной земли, на 7–10% превышает показатель населения остальной части Кампании. А количество детей, у которых развиваются онкологические заболевания уже на первом году жизни в этом проклятом богом месте — на 51% выше, чем статистика по детям в возрасте от рождения до 14 лет по всему региону.

Фото: Global Look Press/imagebroker/Harald Theissen

«Но на настоящий момент эти цифры — только результаты описательных исследований, которые не могут ответить на вопрос о причинах возникновения опухолей, — осторожно комментирует ситуацию корреспонденту испанской El Confidencial представитель департамента эпидемиологии и биостатистики Онкологического центра Авиллано доктор Диего Серраино. — Причиной возникновения раковых заболеваний обычно является комплекс факторов. Здесь многое зависит от предпочтений в еде, привычек и образа жизни».

«Что за бред? — приводит издание реакцию Сюзи Буонокоре, члена ассоциации матерей «Ангелы-воины Огненной земли» (Angelli Guerreri della Terra dei Fuochi). — Как может только что родившийся ребенок нести патологии взрослого человека, иметь «предпочтения в еде» и сформировавшиеся привычки? Понятно, что это — результат воздействия окружающей среды на родителей».

Падение Рима

Северная часть Италии в «мусорном» плане живет намного лучше южной. Да, промышленно развитые регионы вроде Ломбардии должны, по идее, производить намного больше отходов, чем слабее развитый юг. Но здесь и количество мусороперерабатывающих заводов намного больше, и политика «защиты от нашествия с юга» действует. В Милане и Турине отказываются принимать отходы от Рима и Неаполя — своих в избытке. Да и позиции оргпреступности, ведающей незаконными свалками, здесь не настолько сильны, как на юге.

В 2015 году Европейская комиссия обложила Италию штрафами «за загрязнение окружающей среды незаконными свалками». Каждые полгода Рим отчисляет в казну ЕС дополнительные 30 миллионов евро за нарушения, которые не в состоянии преодолеть: 133 нелегальных места сброса отходов площадью от 10 га и больше насчитали инспекторы Евросоюза. Львиная доля обнаруженного находится в провинциях Рим и Неаполь, но и другие области апеннинского сапога не лишены этого «удовольствия». И мало кто сомневается, что реальное количество мест нерегулируемого сбора отходов в несколько раз превосходит официально озвученную Брюсселем цифру. Италия постепенно превращается из страны, где находится самая большая свалка в Европе, в «государство, являющееся общеевропейской мусорной горой».

 

Загрузка...