Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Гастрономическое пятно
2018-06-06 19:46:34">
2018-06-06 19:46:34
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Рынок гастрономического туризма, в том числе энотуризма, каждый год растет на 7–8%. Россия, вероятно, последнее белое пятно на гастрономической карте мира, на него выходить не готова. Что мешает отечественным виноделам и фермерам зарабатывать иностранные деньги, обсудили эксперты туристического рынка.

Туризм — единственная отрасль мировой экономики, которая в целом со времен мирового финансового кризиса стабильно растет. Проследить этот рост по цифрам можно на примере Краснодарского края. В 2015 году в регион приехало 15 млн туристов, в 2016-м — 15,8 млн, а в 2017-м — 16 млн человек.

Регион поддерживает тех, кто обслуживает туристов грантами, обучением, включением в экскурсионные и гастрономические маршруты. И это приносит плоды. Так, в прошлом году более 100 объектов аграрного туризма, в том числе 30 виноделен, посетили 900 тыс. туристов. Однако подавляющее большинство из них — россияне. И привлекать зарубежных гостей местные власти не планируют.

Собранный виноград для производства шампанских и игристых вин на заводе «Абрау-Дюрсо», Краснодарский край

Фото: ТАСС/Виталий Тимкив

«Если мы говорим об эффективности, это [участие в международных туристических выставках], наверное, не самая эффективная мера. У нас большая часть — внутренний турпоток, и мы работаем с регионами России. [Выставки —] это вопрос престижа. Но мы больше отдачи получим отсюда. В условиях ограниченных ресурсов, а они всегда ограничены, у нас пока приоритет на регионы», — сказал министр курортов, туризма и олимпийского наследия Краснодарского края Христофор Константиниди 5 июня на конференции «Новые направления туризма как фактор развития территорий в Краснодарском крае».

Министр отметил, что для иностранных туристов регион делает туристические продукты. Это и путеводитель «Гастрономическая карта России», и «пивная миля» ресторанов для болельщиков чемпионата мира по футболу. Однако ситуация, когда не только власти, но и участники туристического рынка даже не смотрят в сторону иностранных денег, для России более чем типична.

Страх не справиться

С 2015 года в Европе проходят российские гастрономические недели. Блюда разных регионов, таких как Дагестан, Пермский край, Новгородская и Владимирская области, готовят для иностранцев российские шеф-повара. Организатор, президент Международного эногастрономического центра Леонид Гелибтерман, пытался представлять на неделях и российские вина. Но от этой идеи, по крайней мере, пока отказался.

«Не буду называть предприятие, коммерческий директор которого был на одной из недель. Для него я привел закупщиков El Corte Inglés (четвертая по величине сеть универмагов в Европе. — Прим. ред.). И два дня не мог с ними познакомить, потому что у того не было времени», — рассказал Гелибтерман.

По его словам, никакие усилия со стороны организаторов подобных мероприятий не заставили производителей российских вин начать работать с зарубежными коллегами.

Леонид Гелибтерман, президент Международного эногастрономического центра

Трудность в том, что у многих виноделен нет плана по экспорту. Хорошего качественного вина у нас не очень много и на внутреннем рынке. А идти на внешний рынок... Если понравится, где ты будешь его брать? При этом ты будешь связан условиями экспортных поставок. Другая часть вопроса — откровенная боязнь не справиться логистически и с точки зрения качества. Потому что на российском рынке что-то может проскочить, но на зарубежном это не пройдет точно. И имиджевые потери могут быть очень значительными.

Глава Международного эногастрономического центра отметил, что успешные случаи сотрудничества в этой сфере все-таки бывают. Например, представление игристых вин «Абрау-Дюрсо» на Кипре, которое предваряло выход бренда на местный рынок. «Но это такие фрагментарные вещи. И очень жалко, потому что хорошие шансы не используются», — заключил Леонид Гелибтерман.

Леонид Гелибтерман, президент Международного эногастрономического центра

Фото: icwag.ru

Не желают, по его мнению, российские производители работать и с «четвертым экспортом» — иностранными туристами, приезжающими в Россию. Хотя для этого есть все шансы. «Приведу пример. Испанский журнал попросил меня дать рекомендации к чемпионату мира для своих болельщиков по поводу того, где в Москве можно выпить хорошей водки и поесть икры. Это общее понимание не самой далекой от нас страны того, что турист здесь может получить, — отметил Гелибтерман. — Я начал им объяснять, что, помимо водки и икры, есть еще очень много вещей. И, кроме Москвы, испанская сборная будет базироваться в Краснодаре, а там есть вино. Играть они будут в Калининграде, а там есть крафтовое пиво. Они стали запрашивать подробности, и тут уже я начал пробуксовывать, потому что, когда ты пытаешься собрать информацию о том, есть ли экскурсия, например, на завод, который производит водку, и кто там ответственный, и есть ли там переводчик с испанского…

Краснодарский край тоже не исключение. Те предприятия, которые принимают экскурсии, до них еще надо дозвониться, даже если ты владеешь русским. Подавляющее большинство и не задумывались о том, что могут приехать зарубежные фанаты, те же испанцы, которые любят вино. И для них вино в России — это открытие, им интересно попробовать. Так что даже в преддверии чемпионата мы не очень готовы с точки зрения гастрономии».

Водка, икра, блины, пирожки

С русской (или, скорее, российской) кухней для иностранцев дела обстоят примерно так же, как с алкоголем. «Никто о нас ничего не знает вообще, обольщаться не надо. Если кто-то, связанный с Россией, может произнести «водка», «икра», «блины», «пирожки», это хорошо. Пельмени, солянка — это уже для продвинутых. У нас живет порядка 200 народов, у каждого уникальная национальная кухня, а набор ограничен пятью-семью продуктами, и при этом вопрос, насколько они являются советскими», — подчеркнул организатор гастрономических недель.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Михаил Терещенко

Он признался, что зачастую блюда национальной кухни, как и поваров, умеющих их готовить, найти было не так просто. Но это в итоге окупилось. Ноу-хау российских гастрономических недель в том, чтобы продавать работы российских поваров за деньги. Только вход на одно из мероприятий, где можно было попробовать по одному блюду от региона, стоил €100. И больше чем сотне человек пришлось официально отказать из-за нехватки мест.

Леонид Гелибтерман, президент Международного эногастрономического центра

Мы остались единственным громадным белым пятном на гастрономической карте. И как говорят наши японские партнеры (в конце года Российская гастрономическая неделя пройдет в Токио. — Прим. ред.), это, конечно, большой минус, но давайте сделаем из этого большой плюс.

Так что, считает президент Международного эногастрономического центра, нужно исследовать собственную страну, находить изюминки и показывать сначала своим согражданам, которые также ничего о них не знают. А потом уже зарубежным. «Мы пока к своему туристу еще не очень готовы. Зарубежный турист в целом будет более требователен, и если ты не можешь пока в должной мере удовлетворить запрос своего туриста, связываться с зарубежным, с возможными отрицательными последствиями для имиджа, наверное, не хочется… Я абсолютно уверен, что такие объекты, как «Лефкадия», как «Абрау-Дюрсо», объекты в Сарепте (один из немногих в мире городов, расположенный в Волгоградской области, где выращивают горчицу. — Прим. ред.), Якутске, Калининграде, — их надо делать международным достоянием».

Американский опыт в России

«Лефкадия» — долина недалеко от Крымска, где предприниматель Михаил Николаев, продав долю в страховой компании «Наста», открыл производство вина, а позже фермы, сыроварню, рестораны и в ближайшее время планирует начать производить колбасные изделия.

Николаев считает, что проблемы российского виноделия и гастрономии в первую очередь связаны даже не с качеством или количеством продукта и его продвижением, а с оставшимися с советских времен градостроительными привычками.

 

Михаил Николаев, управляющий партнер «Долина Лефкадия»

За 10 лет, пока мы занимаемся этим проектом, мы поняли, что в России не хватает в принципе площадок для комфортного массового сбора людей. Они [европейцы] совсем по-другому организовали общественные пространства, сумели сделать их очень удобными, чтобы люди там проводили время в течение всего дня. Те же краснодарские площади и парки — там нет крытых пространств, нет удобств, парковки нормальной. Эта нехватка создает сложности привлечь людей к фестивалям. Почему-то вместо того, чтобы создавать эти пространства, власти пытаются придумать что-то на ровном месте.

Он считает, что именно фестивали и дегустации «по американской модели» — лучший способ развития виноделия в стране и рекламы за рубежом. «Их опыт — это дегустация на местах, большие ивенты и комплексные территории, как Диснейленд, где можно всё попробовать и провести время. Так они создавали рынок в течение одного поколения», — рассказал Николаев.

И при том, что российский рынок, по его мнению, очень похож на то, чем не так давно был американский, незнание английского языка так же сильно тормозит развитие внутреннего винного рынка, как и градостроительные нормы. «Мы хотели подготовить территорию, чтобы привлекать иностранцев, потому что они являются для многих российских туристов знаком качества. Уже пять лет мы устраиваем для всех бесплатные курсы английского языка, и никто не идет», — признался управляющий партнер «Долина Лефкадия».

На презентации линейки вин «Ликурия. Коллекция Эрмитажа» винодельческой компании «Лефкадия»

Фото: ТАСС/Интерпресс/Светлана Холявчук

Из-за этого, как он считает, российские производители не представляют, как устроен подобный бизнес за рубежом, и теряют прибыль.

«Люди, которые должны создавать продукт, который в этих пространствах будет продаваться, не с большим желанием его представляют. Когда вы приезжаете в США на фермерский рынок или в Тоскану на рынок местных продуктов, там очень много производителей заинтересованы в том, чтобы продать вам напрямую. К сожалению, мы в России, на юге, где очень много частных виноделен, столкнулись с тем, что они не хотят стоять за прилавком и рассказывать потребителям о своей продукции», — рассказал Николаев.

В итоге складывается патовая ситуация. Производители российских вин почти всех уровней не готовы продвигать свою продукцию. Из-за чего о них не знают иностранцы. А участники внутреннего рынка, не видя серьезного предложения, не смотрят в их сторону. Похожей была до Олимпиады ситуация с крупными туроператорами и российскими курортами, отметил президент Российского союза туриндустрии Сергей Шпилько.

Сергей Шпилько, президент Российского союза туриндустрии

На протяжении многих лет нас всё время спрашивали: «А почему крупнейшие туроператоры России продают [туры] за рубеж, а не продают в Россию?» Мы всё время пытались объяснить, что продавать-то собственно нечего. Достопримечательности? — да. Но качественный номерной фонд, хорошие автобусы появились только после Олимпиады. Тогда ведущие туроператоры, в том числе турецкого направления, смогли поднять чартерные программы на те же Сочи, Анапу. Просто до этого емкости качественного предложения рынка не хватало для того, чтобы фабричный туроператор начал продавать это направление.

«Если есть хорошее домашнее хозяйство, у которого хорошее вино, то туроператор может через своего местного партнера включить это в экскурсионную программу, но он не сможет этим оперировать с фабричной точки зрения. Чем больше качественного предложения будет, чем шире будет его география, тем выше вероятность попадания этого предложения в экскурсионной либо туристской форме в массовый туристский оборот», — заключил Шпилько.