Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Шах без мата
2018-05-22 11:00:05">
2018-05-22 11:00:05
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Вашингтон вступил в новый этап противостояния с Ираном. Вслед за выходом из ядерной сделки Белый дом потребовал от Тегерана выполнения дюжины по сути невыполнимых требований. В противном случае, как пригрозил госсекретарь США, Исламской Республике грозят беспрецедентные санкции. Какова цель мощнейшего нажима на Тегеран и как партнеры Ирана смогут справиться с последствиями американского ультиматума — в материале портала iz.ru.

Программа 12 шагов

Новую стратегию Соединенных Штатов по Ирану госсекретарь Майк Помпео представил 21 мая, выступая в исследовательском фонде «Наследие» (Heritage Foundation). Надежды на конструктивный подход, возникшие было после ожидавшегося, но всё равно крайне жестко воспринятого на мировой арене выхода США из так называемой сделки с Ираном, рухнули, едва дипломат перешел к сути новой программы, до неприличия напоминающей ультиматум.

Майк Помпео выступает в исследовательском фонде «Наследие»

Фото: REUTERS/Jonathan Ernst

В общей сложности Помпео (стенограмма его выступления выложена на сайте Госдепа) потребовал от Ирана выполнить 12 условий. Так, Тегеран должен свернуть все работы по военной ядерной программе, прекратить обогащение урана, предоставить полный доступ на все ядерные объекты, освободить всех задержанных американцев и граждан стран – союзников США, отказаться от поддержки движений «Хезболла» и ХАМАС, а также повстанцев-хуситов в Йемене, вывести своих военных из Сирии, перестать запугивать своих соседей в регионе (включая Израиль, ОАЭ и Саудовскую Аравию), уважать суверенитет Ирака и положить конец кибератакам.

Зачитав дюжину пунктов, глава американского внешнеполитического ведомства признал, что «список получился довольно длинным». «Но если вы взглянете на него, то увидите, что речь идет о 12 простых требованиях, — сказал госсекретарь. — Длина списка — это просто отражение масштаба враждебных действий Ирана. Не мы создали этот перечень, а иранцы». Отказ Тегерана от выполнения предъявленных требований грозит не только полномасштабным возобновлением снятого на период действия ядерной сделки санкционного режима, но и введением новых ограничений, отметил Помпео.

Кто вы такие?

Реакция на новые угрозы, которые с трудом можно назвать предложениями, не заставила себя ждать. Евросоюз не увидел в плане Помпео того, как отказ от ядерной сделки (Совместного всеобъемлющего плана действий, СВПД) «защитил или защитит от угрозы распространения ядерного оружия», заявила верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Федерика Могерини. Впрочем, в Европе и до выступления госсекретаря заявляли о готовности придерживаться условий СВПД.

Жесткий ответ на речь Помпео дал и сам Тегеран. Президент Хасан Роухани, как пишет The Iran Times, напомнил Соединенным Штатам о независимости и суверенитете стран мира, заявив: «Кто вы такие, чтобы решать за Иран и весь мир?»

Президент Ирана Хасан Роухани

Фото: Global Look Press/Morteza Nikoubazl

«За 26 минут Помпео сформулировал стратегию, которую в сжатом виде лучше всего описать так: «Делайте всё, как мы говорим, а то мы вас сокрушим», — отметил американский политолог Джонатан Кристол, материал которого опубликован на сайте телеканала CNN. Новый план Вашингтона «по сути, потребует от Ирана изменить саму природу его режима и пересмотреть ключевые положения внешней политики», среди которых — сдерживание Соединенных Штатов и поддержка шиитов за рубежом, указывает эксперт. По его оценке, пока совершенно неясно, как представленный Помпео план может сработать. «Американские санкции будут эффективными лишь в том случае, если их поддержит весь мир, — считает Кристол. — И если США готовы рисковать трансатлантическими отношениями, добиваясь согласия Европы на такой подход, то в отношении России и Китая такая тактика вряд ли сработает».

Побочный эффект

Еще до речи Помпео портал Politico со ссылкой на аналитиков отмечал, что «пока Трамп не обеспечивает выполнение вновь введенных санкций — например, не штрафует компании, для других стран сохраняется пространство для переговоров по новому соглашению, которое сняло бы опасения» Соединенных Штатов.

«Однако с учетом того, сколько лет и сколько компромиссов понадобилось для заключения первоначальной сделки, шансы на то, что Иран согласится на новый раунд переговоров, речь на которых пойдет уже далеко не только о его ядерной программе, невысоки, — полагает издание. — Неясно также, исходя из каких оснований администрация Трампа верит в то, что сможет организовать масштабную коалицию, которая убедит Иран начать переговоры. Президент США поколебал доверие Европы, выйдя из нескольких многосторонних договоров, в том числе из Парижского соглашения по климату».

Отказ США от ядерной сделки с Ираном грозит серьезными последствиями и торговым партнерам Исламской Республики за счет экстерриториального характера вторичных санкций, которые должны быть введены поэтапно в ближайшие месяцы. Европейские страны, поддерживающие торговые связи с Тегераном, сразу же заявили о неприятии такого подхода и активно начали искать пути нейтрализации эффекта от решения Вашингтона. Тема обсуждалась на саммите Евросоюза, прошедшем в Болгарии 16–17 мая: лидеры стран сообщества заявили о приверженности условиям ядерной сделки — как минимум до тех пор, пока ее положений придерживается сам Иран.

Через день после встречи в Софии Еврокомиссия объявила о запуске механизма блокировки американский санкций против Тегерана. Эта схема, известная как блокирующая регуляция, была принята ЕК в 1996 году, после того как США объявили о санкциях против того же Ирана, а также Кубы и Ливии. Предусмотренные в ней меры включают, в частности, запрет резидентам Евросоюза — как физическим, так и юридическим лицам — на соблюдение санкционного режима и выполнение принятых в соответствии с ним решений иностранных судов.

Cаммит Евросоюза, прошедший в Болгарии 16–17 мая

Фото: Virginia Mayo/Pool via Reuters

Механизм также предусматривает возможность судебного истребования компенсации убытков от действия таких санкций — от тех структур, в результате деятельности которых данный ущерб был нанесен. «Позволим ли мы Соединенным Штатам быть мировым экономическим полицейским? Ответ — нет», — заявил французский министр финансов Бруно Ле Мэр, комментируя возможность использования данной схемы.

Впрочем, на практике эти европейские защитные меры пока не применялись, напоминает консультант ПИР-центра Андрей Баклицкий в колонке, опубликованной РБК. «Столкнувшись со скоординированным отпором своих европейских союзников, администрация Билла Клинтона предпочла договориться и не применять санкции против компаний ЕС», — пишет эксперт, указывая, что от команды Трампа, «уже поставившей отношения с Европой на грань торговой войны из-за тарифов на сталь и алюминий, едва ли стоит ожидать подобной чувствительности».

Еще один важный элемент в обходе американских санкций — перевод расчетов с Ираном в евро или другие валюты при отказе от доллара. Трансакции могут осуществляться и в юанях — Китай весьма активно работает с партнерами в Исламской Республике. Например, недавно КНР запустила новый железнодорожный маршрут в Иран, а китайская CNPC заявила, что будет готова заняться разработкой газового месторождения Южный Парс после выхода из проекта французской Total.

Закручивание гаек

Отказ Соединенных Штатов от СВПД стал очередным шагом республиканской администрации Дональда Трампа по нивелированию результатов команды его предшественника на посту в Белом доме демократа Барака Обамы. При Трампе США, например, вышли из уже упомянутого Парижского соглашения по климату, Транстихоокеанского партнерства (ТТП), продолжили ужесточать санкционный режим в отношении России и разозлили арабский мир, включая собственных союзников, перенеся посольство в Израиле из Тель-Авива в Иерусалим.

Для внешней политики США становится уже традиционным подход, в рамках которого Вашингтон сперва демонстрирует предельную жесткость, а потом вроде бы несколько смягчает собственную позицию, создавая иллюзию готовности идти на переговоры и даже уступки. Так было, например, с очередным раундом антироссийских санкций, направленных против бизнеса и предпринимателей.

Алюминиевые слитки, произведенные на предприятии компании Rusal в Красноярске

Фото: REUTERS/Ilya Naymushin

Одной из сторон, понесших в результате максимальный ущерб, стал Олег Дерипаска со своим алюминиевым гигантом UC Rusal. Из-за объявленных в апреле американским минфином санкций акции компании обрушились на биржах в Гонконге и Москве, а сам бизнесмен всего за день потерял почти $1 млрд. Однако в начале мая США на месяц продлили срок, в течение которого инвесторам надо избавить от акций попавших под ограничения компаний, в том числе UC Rusal и En+ — теперь дедлайн перенесен на 6 июня.

Аналогичным образом Вашингтон действовал и в отношении Северной Кореи: упорно говоря о возможных силовых мерах против режима Ким Чен Ына, США одновременно работали над организацией межкорейского саммита, который состоялся в конце апреля. Результаты встречи руководителей Севера и Юга дали надежду на реальную готовность Пхеньяна к отказу от ракетной и ядерной программ. Закрепить этот успех призвана первая в истории встреча лидеров Соединенных Штатов и КНДР — переговоры Дональда Трампа и Ким Чен Ына, если ничего не сорвется, пройдут 12 июня в Сингапуре.

Лидеры Южной Кореи и КНДР на переговорах на саммите в Пханмунджоме. 27 апреля 2018 года

Фото: Global Look Press/Inter-Korean Summit Press Corps

Политика нынешней американской администрации на иранском направлении, прежде всего выход из СВПД, за которым последовали инициативы, озвученные Помпео, напоминают попытки принудить Тегеран именно к такому выполнению взятых на себя обязательств, которые устроят Вашингтон, — пользуясь шахматной терминологией, поставить Ирану шах.

Однако у Исламской Республики, ее партнеров в регионе и за его пределами, да и просто у противников американской гегемонии хватает возможностей для того, чтобы этот шах не превратился в мат, в полностью безвыходную для Ирана ситуацию.

Конечная цель

Остается пока без окончательного ответа и вопрос о том, с какой реальной целью США вышли из СВПД и продолжают давить на Иран и его партнеров. Даже публичные заявления членов администрации Трампа подчас звучат по-разному, отмечает один из главных разработчиков ядерной сделки Джейк Салливан в материале, опубликованном изданием The Atlantic.

«Например, в одном случае они говорят о том, что соглашения по атому недостаточно и требуется более широкое урегулирование по [действиям Ирана] в регионе. И тут же они заявляют, что нынешний режим по определению не может стать более умеренным региональным игроком, — пишет Салливан. — На иранском направлении «ястребы», подобные [помощнику президента США по нацбезопасности] Джону Болтону, не хотят глобальной сделки с Ираном — они хотят другого иранского правительства».

Какова же позиция самого Трампа в иранском вопросе? По оценке эксперта, ее нет вообще. «Он очень заботился о том, чтобы разрушить соглашение [о ядерной сделке], попутно обвинив Барака Обаму. Его не особо волнует, что будет дальше, — полагает Салливан. — Конечно, он согласится на сделку, которая будет очень похожа на СВПД (…) если на ней будет его имя. Однако после этого делом займется уже его команда, и какой бы ни была ее риторика на тему дипломатии, новое ядерное соглашение для них является ограничением, а не целью».

 

Загрузка...