Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Начиная с 2006 года ни одно президентское послание не обходится без демографической темы. Не стало исключением и предвыборное послание Владимира Путина в марте 2018 года, демографические ориентиры которого были вновь обозначены в торжественной речи на инаугурации и закреплены в «майском» указе.

Среди целевых ориентиров предстоящего шестилетия — естественный прирост населения, который должны обеспечить рост суммарного коэффициента рождаемости (СКР) 1,7 детей на женщину и ожидаемой продолжительности жизни (ОПЖ) до 78 лет.

В президентском указе № 606 от 7 мая 2012 года также были поставлены целевые демографические ориентиры: рост суммарного коэффициента рождаемости до 1,75 детей на женщину и ожидаемая продолжительность жизни 71,4 года к 2018-му. Они практически были достигнуты к 2015 году (СКР — 1,75 детей на женщину; ОПЖ — 70,39 лет), но к 2018 году СКР снизился до 1,62, а ОПЖ достигла рекордного уровня 72,7 лет.

За 2007–2016 годы удалось добиться самих высоких в мире темпов роста рождаемости. Принятые меры поддержки семей с детьми в течение десяти лет обеспечили по разным оценкам дополнительно от 1,7 млн до 3 млн рождений.

Темпы снижения смертности в России после 2005 года были самыми высокими не только среди всех стран Европы, но и среди всех стран Азии, Океании и Америки. Ожидаемая продолжительность жизни россиян выросла на семь лет, а число смертей уменьшилось более чем на 400 тыс. в год. В результате естественная убыль, которая в 2006 году составляла почти 700 тыс. человек в год, в 2013 году впервые в истории современной России сменилась естественным приростом населения.

Обеспечить поступательный рост СКР, который лучше других показателей свидетельствует о демографических успехах, помешало снижение рождаемости в 2017 году (в 2018-м эта тенденция сохраняется). По итогам года естественная убыль населения достигла 134 тыс. человек, то есть фактически вернулась к уровню 2012 года. Причины падения рождаемости — не только в малочисленности поколения «демографической ямы». Прежде всего в том, что обострились главные факторы откладывания рождения детей в российских семьях: материальные трудности, неуверенность в завтрашнем дне и снижение доступности жилья. Эта тенденция наметилась еще в 2014 году.

Расчеты, выполненные нашим институтом совместно с сотрудниками демографической лаборатории РАНХиГС, показывают, что вернуться к естественному приросту населения можно уже в ближайшие три-четыре года. Для этого дополнительно к росту ожидаемой продолжительности жизни до 78 лет нужно обеспечить рост суммарного коэффициента рождаемости — не менее чем 2,05 детей на женщину. Уровень 1,7 детей на женщину не обеспечит естественного прироста. Более того, он существенно ниже целевого ориентира Концепции демографической политики РФ на период до 2025 года — 1,95.

То, что такое повышение рождаемости реально, доказал опыт Сахалинской области. Там всего за пять лет благодаря системе мер удалось добиться роста СКР с уровня ниже среднероссийского 1,56 детей на женщину в 2011 году до 2,16 детей в 2016-м. Для сравнения, во Франции повышение СКР с 1,6 до 2,07 детей на женщину происходило с 1994 по 2010 годы, то есть втрое медленнее.

Проведенное нашим институтом исследование репродуктивных планов населения и эффективности мер семейной политики на Сахалине в 2016 году показали, что достигнутый уровень — не предельный. Безусловно, самые востребованные меры — жилищные, но семьи высоко оценили введенные пособия на каждого ребенка в многодетной семье, которые в 2011–2016 годах составили 2–2,5 тыс. рублей в месяц. Это пособие оценено выше, чем пособие на третьего ребенка в размере прожиточного минимума, которое выплачивается до трех лет. Хотя по объемам бюджетных расходов это сопоставимые затраты.

То есть семья нуждается в поддержке на всех этапах жизненного цикла рождения и воспитания детей. Очень важно понимать, что нужно семьям, прежде чем вводить дорогостоящие меры. При опросе мы также предлагали оценить потенциальные меры. Очень любопытно, что бесплатное высшее профессиональное образование для детей из многодетных семей родители двух детей поставили на второе место после жилищных мер и на первое место — многодетные. Это также подтверждает, что семьи думают о будущем детей, а не о материальных выгодах. Также в лидерах по всем группам семей государственная поддержка летнего оздоровительного отдыха, семейный билет, что особенно актуально для дальневосточников.

Численность женщин в возрасте 30–34 лет, на которых приходится наибольшая вероятность рождения третьего ребенка, сейчас самая высокая за всё время. Поэтому новый комплекс мер поддержки многодетных семей на федеральном уровне — единственно возможный путь к обеспечению естественного прироста и обеспечению демографической устойчивости.

Порядка 100–120 тыс. рождений в год может дать профилактика абортов. По оценкам Минздрава, не менее 15% женщин, которые хотят прервать беременность, принимают решение о ее сохранении после консультации с психологом.

Также в системной поддержке нуждаются семьи с детьми в младенческом возрасте. Принятые в конце 2017 года меры направлены на решение материальных проблем детей в возрасте до полутора лет. Но осталась практически нерешенной проблема риска попадания в бедность детей в возрасте 1,5–3 лет. Яслей еще нет, а их строительство, скорее всего, не дойдет до малонаселенных пунктов. А именно в сельской местности и в городах с численностью населения до 50 тыс. человек проживает примерно две трети всего бедного населения.

Нужны вариативные формы услуг по присмотру и уходу за детьми до трех лет. Они должны развиваться не только в системе образования, но в системе социального обслуживания, здравоохранения. Должны получить государственную поддержку семейные детские сады, где воспитателями являются многодетные мамы, система сертифицированных нянь. Новый комплекс мер будет одновременно способствовать снижению бедности семей с детьми, то есть реализации еще одной задачи, поставленной президентом.

Автор — гендиректор Института научно-общественной экспертизы, руководитель рабочей группы по социальной политике Экспертного совета при правительстве РФ, член Общественной палаты РФ

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

 

Прямой эфир