Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Британцы не хотят вражды с Россией»

Депутат Европарламента, член Партии независимости Соединенного Королевства (UKIP) Билл Этридж – о потенциале Крыма, «деле Скрипаля», антироссийских санкциях и бомбардировках Сирии
0
Фото: ТАСС/Александр Рюмин
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Правительственные круги Великобритании используют «дело Скрипаля», чтобы сохранить враждебные отношения с Россией. Об этом «Известиям» заявил депутат Европарламента от Великобритании Билл Этридж, который стал одним из главных гостей IV Ялтинского международного экономического форума в Крыму (с 19 по 21 апреля). Представитель Партии независимости Соединенного Королевства (UKIP) в интервью «Известиям» также рассказал о привлекательности Крыма, возможности бойкота ЧМ по футболу в России, расширении НАТО и выходе страны из Евросоюза.

— Какие впечатления у вас от посещения полуострова?

— Это моя первая поездка в Крым. Я поражен красотой и потенциалом этого региона. На форуме я узнал о многих планах по развитию полуострова. Главная цель моей поездки: лично ознакомиться с происходящим, наладить контакты, а также от имени многих граждан Великобритании сказать: мы не враги. Мы хотим дружить, развивать бизнес с РФ и не всегда верим тому, что нам говорят.

— Думаете, западных инвесторов может заинтересовать Крым?

— Многие европейские предприниматели хотят инвестировать в этот регион. Однако сейчас это не так просто, так как политики создают сложные условия для торговли и бизнеса. Если бы политическая атмосфера была иной, более дружественной, то, конечно, потенциал Крыма колоссален. И для того, чтобы им воспользоваться, необходимо, чтобы политики договорились между собой. А в таких условиях искусственной конфронтации, конечно, инвесторы будут действовать очень осторожно, опасаясь приступать к тому или иному проекту.

— Организаторы ЯМЭФ неоднократно отмечали, что на политиков из стран ЕС оказывалось давление в связи с их решением посетить Крым. Вы столкнулись с такой проблемой?

— Конечно, есть сильное давление. Но я прилетел сюда, потому что у меня есть собственное мнение. Я зачастую не верю тому, что мне рассказывают, и стараюсь самостоятельно разобраться в ситуации. В Великобритании сейчас очень напряженная и нервная атмосфера. Британцы сильно обеспокоены происходящим и не хотят вражды с Россией. Но правительство постоянно, изо дня в день, рассказывает о «проблемной Москве». Поэтому многие граждане нашей страны начинают бояться и не хотят наживать проблем. Нужно понимать, что сами британцы реально обеспокоены тем, что Лондон идет по пути, которого можно избежать. Мы не хотим конфронтации. И я своим примером хочу доказать россиянам, что не все люди в Великобритании мыслят так ограниченно и верят во всё, что им говорят.

— Какова ваша позиция по поводу статуса полуострова?

— Подавляющее большинство крымчан считают полуостров частью России. Это очевидно. Моя партия всегда выступала за право людей принимать участие в референдуме. Если люди выбрали государство, в котором хотят жить, то мы обязаны признать волеизъявление народа. Я уверен, что проблема статуса должна решаться с помощью дипломатии, которая является лучшим способом для разрешения противоречий.

— События 2014 года стали главной причиной для введения антироссийских санкций со стороны США, ЕС и ряда других стран. Что вы думаете по поводу рестрикционной политики?

— После прибытия в Крым я сразу столкнулся с проблемой. Я не смог расплатиться, так как банковские терминалы не распознали мою карту. Санкции — это продолжение той враждебной политики, которую многие граждане западных стран не поддерживают. Я надеюсь, что атмосфера скоро разрядится и мы выйдем на диалог, потому что сейчас нет никаких причин для сохранения недружественных отношений с Россией. 

Вся сложившаяся ситуация, на мой взгляд, была в большей степени спровоцирована Евросоюзом, который начал создавать ненужное давление на Москву, пытаясь вмешиваться во внутренние дела Украины, Крыма и самой России. Поэтому британцы и голосовали за Брексит. Мы хотим быть не частью «европейской сверхдержавы», а независимым Соединенным Королевством, которое сможет самостоятельно обсуждать статус Крыма и другие вопросы. Евросоюз же делает всё, чтобы из России сделать главную мировую угрозу. 

— Отношения между Москвой и Лондоном значительно ухудшились после отравления британского агента Сергея Скрипаля и его дочери. Великобритания обвиняет РФ в причастности к инциденту. Что вы об этом думаете?

— Произошедшее в Солсбери использовалось для того, чтобы у правительства появилось дополнительное оправдание продвижения более агрессивной политики в отношении России. «Дело Скрипаля» должным образом не обсуждалось с народом. Кроме того, здесь много путаницы. Мы просто-напросто не знаем, что на самом деле произошло. Пока мы не увидим доказательств того, что Москва желает нам навредить, большинство британцев будут выступать за то, чтобы наши страны придерживались дружеских связей. 

— Великобритания, Франция и США недавно нанесли ракетный удар по сирийской территории из-за того, что Дамаск якобы применил химическое оружие против собственного населения…

— Моя партия выступала против бомбардировок Сирии. Они не принесли никакой пользы, а сама атака состоялась без решения Совбеза ООН. Во-вторых, по этому вопросу не было дебатов в парламенте Великобритании. В-третьих, британское население во всех опросах общественного мнения высказывалось против применения силы. Кто выиграл от нападения на сирийское правительство? Только ИГИЛ («Исламское государство», организация запрещена в РФ — «Известия»). Великобритания и ее союзники действовали поспешно и слишком агрессивно. Это поднятый кулак в сторону Сирии и России. Возникает вопрос, зачем это всё нужно?

— Одной из главных проблем в отношениях РФ и ЕС остается расширение НАТО. Как вы относитесь к политике «открытых дверей» альянса?

— Я не думаю, что нам нужно увеличивать количество стран-членов организации. Расширение НАТО, так же, как и ЕС, — важный, если не главный фактор напряжения в отношениях с Москвой. У России есть свои государственные интересы, и понятно, что когда мы затрагиваем эти сферы, то возникают трудности. Для этого не нужно быть гением. НАТО должно оставаться оборонительным блоком, который будет поддерживать баланс сил.

— Летом 2018 года в РФ состоится чемпионат мира по футболу. Как вы относитесь к возможности бойкота мундиаля со стороны Великобритании?

— Лично я хотел бы посетить это масштабное мероприятие. Но, к сожалению, не могу себе это позволить. Не думаю, что Англия будет бойкотировать чемпионат. Потому что если это произойдет без каких-либо объяснений и доказательств, то это станет похоже на то, что люди просто сошли с ума. Понятно, что у нас сейчас не лучшая команда, но мы не должны упускать возможности участвовать в мировом первенстве. Британцы не готовы к подобным действиям, поэтому я не верю, что произойдет бойкот.

— Великобритания — первая страна ЕС, которая решила покинуть объединение. По какому пути Великобритания двинется после Брексита?

— Нынешнее руководство хочет сохранить очень тесные связи с ЕС. Большинство граждан страны, однако, поддерживают путь, который заключается в полной независимости Лондона. Конечно, не только Брюссель, но и Вашингтон стремится управлять Великобританией. Однако мы являемся сильной и независимой страной. Нам необходимо осознать это и сказать «да» — мы сможем действовать самостоятельно.

 

Прямой эфир

Загрузка...