Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Будем искать адекватные меры»

Глава Минпромторга Денис Мантуров — о том, каким может быть ответ на повышение США пошлин на алюминий
0
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Алексей Майшев
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Введение новых санкций и экономических ограничений сегодня во многом определяет ситуацию на рынках и на международной арене. О том, что повлечет за собой увеличение Соединенными Штатами пошлин на алюминий и сталь, почему в нашей стране перерабатывают только 20% «крылатого металла», сколько вывозится за рубеж леса-кругляка, и о новых разработках в сфере высоких технологий рассказал «Известиям» министр промышленности и торговли России Денис Мантуров. 

— Денис Валентинович, в марте США ввели 10-процентные пошлины на импорт алюминия и 25-процентную пошлину на импорт стали. Какими будут ответные действия с нашей стороны?

— Добавлю, что теперь в части алюминия введены санкции в отношении компании «Русал», а значит, и практически всей отечественной алюминиевой промышленности. И это по-другому определяет нашу позицию по ответным мерам.

У нас не столь большой товарооборот с США, чтобы, как Китай, принимать молниеносные решения об ответных мерах, которые интересуют в первую очередь американского производителя. Объем ежегодных поставок стали — примерно на $2 млрд, алюминия — примерно на $1 млрд. Мы закупаем готовую продукцию из алюминия, поэтому будем искать адекватные меры, которые затрагивают интересы американского производителя, но не вредят интересам российской индустрии и потребителя. Там, где мы не производим продукцию и зависим от Запада, точно не будем принимать решений, которые могут нанести урон нашему производителю или потребителю. Для наших ответных мер в виде повышения таможенной пошлины между нашими странами недостаточен товарооборот.

Здесь самая главная задача — увеличить перечень направлений, где алюминий использовался бы в большем объеме, чтобы усилить переработку внутри страны. 

В России производится более 3,5 млн т первичного алюминия, больше 80% экспортируется за рубеж, вместо того чтобы перерабатываться внутри страны. Американские самолеты — тоже из алюминия, но будет неправильно вводить запрет на дальнемагистральные широкофюзеляжные самолеты, которые мы не производим. Мы нарушим межотраслевой принцип построения отношений с перевозчиками. Нужно тонко подходить.

— Почему 80% российского алюминия идет на экспорт?

— У нас были слабо развиты отрасли переработки. Постепенно мы расширяем перечень производств, например производство дисков из алюминия или алюминиево-магниевых сплавов, которые сегодня закупаются у наших китайских коллег. Мы проводили специальное исследование их качества и, к сожалению, получили очень печальные результаты, а от качества зависит безопасность на дорогах.

Введение санкций как раз может дать еще один толчок для переработки алюминия внутри страны.

— Как же так: 80% алюминия продаем, а у китайцев покупаем готовые изделия?

— Мы как раз заняты созданием производств алюминиевых радиаторов, литых дисков, внедрением алюминиевых профилей в строительство. Ведем масштабную работу с Минстроем, чтобы модернизировать стандарты производства взамен уходящих в прошлое технологий и материалов. Постоянно работаем со всеми ведомствами над расширением перечня номенклатуры по отраслям применения современных материалов.

Речь идет не только об алюминии. В 2012 году мы начали с расширения сферы использования композитов: углепластиков, керамокомпозитов — в первую очередь в строительной индустрии. Удалось многое сделать, современные материалы уже применяются в строительстве мостов, используются специальные добавки при строительстве дорог. Производства создаются в рамках «Алюминиевой долины» в Красноярске, в Хакасии, в Волгограде рядом с производствами первичного алюминия. Это даст возможность шире использовать в первую очередь алюминий в широком перечне отраслей нашей экономики. Мы с оптимизмом смотрим в будущее.

— Каковы объемы автомобильного рынка за 2017 год? Как на его динамике отразились программы субсидирования «Первый автомобиль» и «Семейный автомобиль»?

— Результат прошлого года говорит, что рынок постепенно восстанавливается. Его рост составил 13% — до 1,7 млн проданных автомобилей, увеличение производства составило почти 20%. Выйти из кризиса позволила господдержка последних лет. Так, в 2017 году она составила 68,7 млрд рублей, в текущем году предусмотрено 10,5 млрд рублей на компенсацию затрат предыдущих лет в части автокредитования. Непосредственный объем поддержки текущего года составит 23,5 млрд рублей.

В прошлом году поставки продукции автопрома на внешний рынок увеличились более чем на 30% — до $3,1 млрд, включая автокомпоненты. А к 2025 году мы планируем нарастить этот объем как минимум до $5 млрд.

В 2017 году в дополнение к льготному автокредитованию и лизингу мы запустили подпрограммы «Первый и Семейный автомобиль», «Свое дело» и «Русский тягач». За период с 1 января по 25 марта в рамках подпрограмм «Свое дело» и «Российский тягач», на которые выделено 6,1 млрд рублей, реализовано более 15 тыс. единиц техники. Таким образом, заложенный целевой показатель в 15 тыс. автомобилей уже достигнут — в этом году программа льготного лизинга завершена, за исключением продаж общественного транспорта.

Мы также продолжаем подпрограммы «Первый автомобиль», «Семейный автомобиль». За три с половиной месяца 2018 года по ним реализовано более 50 тыс. автомобилей. Мы надеемся, что для автопрома этот год тоже будет удачным, рассчитываем на дополнительный рост рынка и производства. За несколько лет нам необходимо вернуться к параметрам, которые у нас были до кризиса, и постепенно перейти к наращиванию объемов производства. При этом мощности в России созданы под объем производства более 3 млн автомобилей в год.

— Сколько мы выпускаем?

— В прошлом году — около 1,6 млн единиц техники.

— Недавно прошел краш-тест прототип автомобиля проекта «Кортеж». Вы довольны результатами?

— Результаты положительные. Продолжаются работы по настройке систем пассивной безопасности. Технологии и наработки, которые были реализованы в этом проекте, эффективны. Скоро автомобиль будет представлен широкой публике. Специалисты смогут ознакомиться с ним на Московском международном автомобильном салоне осенью. Начнем собирать предварительные заявки, продажи начнутся со следующего года.

— Президент видел «Кортеж»?

— На всех этапах мы докладывали президенту и председателю правительства, как движется этот проект. Мы уже передали несколько автомобилей — лимузинов, седанов и минивэнов, которые выбрала ФСО в качестве автомобилей охраны. Машины для обеспечения опытной эксплуатации планируется поставить до конца апреля. Всё выполняется в срок.

— В том, который вы доставили, президент уже посидел, прокатился?

— Не думаю, что у президента было время.

— Но на инаугурацию президент поедет на новом автомобиле?

— Надеюсь, в ближайшее время он использует эту машину.

— Импортозамещение в сфере высоких технологий. Здесь нам есть чем гордиться?

— Четыре года назад мы приняли 22 отраслевых плана по импортозамещению. Для нефтегазовых компаний, которые приобретают и заказывают новую продукцию, мы вместе с ними разрабатываем под их технические задания новые образцы. Например, под глубоководную добычу полезных ископаемых с 2014 года мы реализуем НИОКР вместе с «Газпромом», нефтегазовыми компаниями, которые вместе участвуют в этой работе, чтобы иметь консолидированный заказ для наших машиностроительных предприятий. Мы уже получаем предварительные заявки от зарубежных потребителей, чтобы увеличить объемы производства по данной номенклатуре. Это направления по шельфу, по освоению Арктики.

Широкий перечень номенклатуры по медицинским изделиям, медтехнике, фармацевтике. На 1 января 2018 года мы обеспечили долю российского производителя в жизненно важных лекарственных средствах в 84,6%.  Когда мы начинали, она была меньше 65%. Реализация госпрограммы началась в 2012 году.

Рынок лекарственных препаратов рос ежегодно на 15–20%, таким образом, с 2009 года он увеличился кратно. Сегодня отечественные препараты занимают более 30% всего рынка. Это не только государственные закупки, но и коммерческий аптечный сегмент.

Увеличилась доля наших производителей. Мы ставили себе задачу — выйти на долю в 50%. Около 60 наименований препаратов мы должны зарегистрировать в этом году. 2018 и 2019 годы обещают быть самыми урожайными: завершаются клинические испытания препаратов, по которым бизнес получал государственную поддержку с нашей стороны. Это началось еще в 2012 году. Уверен, что с выходом этих инновационных лекарственных препаратов мы выполним амбициозную задачу к концу 2020 года.

Что касается автомобильной промышленности, здесь можно привести в пример создание семейства новых двигателей на базе современной архитектуры открытого типа мощностью от 150 л.с. до 180 л.с.

Неплохие показатели в импортозамещении демонстрирует отрасль производства строительно-дорожной, коммунальной и наземной аэродромной техники.

Отмечу успехи работы в области фотоники. За эти шесть лет локализовано производство 60 компонентов фотоники, таких как мощные лазерные диоды, твердотельные лазеры с полупроводниковой накачкой, эксимерные лазеры, оптические затворы, модуляторы, фокусирующие системы для промышленного и медицинского оборудования, телекоммуникационное и специальное оптическое волокно, оптоволоконные кабели, фильтры, усилители, мультиплексоры для телекоммуникационного оборудования, лазерные гироскопы для навигационных систем, генераторы фемтосекундных лазерных импульсов для научных исследований и другие. Кроме того, удалось добиться создания российского оптического волокна для телекоммуникаций.

— К июлю должны быть разработаны методические рекомендации по выбору органов сертификации детских товаров и испытательных лабораторий. А не так давно депутаты Госдумы предложили создать специальную комиссию по определению безопасности детских игрушек. Вы поддерживаете такую инициативу?

— Я всегда с большим вниманием отношусь к инициативам наших коллег-депутатов. Они занимают активную позицию во всем, что касается индустрии детства. К сожалению, на рынок иногда попадают игрушки, которые не оказывают должного положительного влияния на развитие наших детей. Это зачастую и игрушкой-то не назовешь. И именно поэтому мы с конца прошлого года ведем работу по формированию системы психолого-педагогической экспертизы детских товаров, которую планируем завершить в этом году.

Мы выделили индустрию детства в отдельный промышленный сектор и оказываем ему поступательную поддержку. Так, в 2017 году было выделено чуть больше 400 млн рублей, а на 2018-й запланировано 600 млн рублей, будем наращивать поддержку. Это субсидии на компенсацию затрат на проведение НИОКР, реализацию инвестиционных проектов и поддержку индустриальных парков, ориентированных на индустрию детских товаров. С этого года мы будем компенсировать затраты производителей на покупку авторских прав, например, на отечественные мультипликационные образы. Выходит новый мультфильм, и наш производитель, приобретя право использовать образы героев, будет уже на премьере продавать игрушки. По-моему, это разумно.

— Комиссия в итоге будет создана?

— На днях к нам поступила инициатива от депутатов. Для нас это не новость, мы давно занимаемся этим вопросом. Будет создана система, целостный механизм, направленный на всестороннюю оценку игрушки с привлечением не только экспертов и представителей отрасли, но и родительского сообщества и ассоциаций. Это потребует не только подпорки такой задачи нормативно-правовым обеспечением, но и использование современных цифровых технологий, с учетом широкой географии нашей страны и ее мультинационального состава.

— Лесные ресурсы нашей страны — одни из самых больших в мире, но то и дело можно увидеть в интернете ролики, как огромными лесовозами или контейнерами лес вывозят за рубеж. У нас действительно всё так плохо с лесопереработкой?

— Мне очень обидно, что сохраняется давно сложившийся стереотип об увеличении объема вывоза кругляка. Видимо, мы мало говорим о том, что делается, каких результатов добилась индустрия глубокой переработки древесины. Объем вывоза кругляка за десять лет уменьшился больше чем в два раза: из общего объема заготовки леса вывозилось больше 20%, а сегодня — всего 9%. Постепенно цифра будет снижаться и дальше.

В то же время нам удалось достигнуть увеличения глубокой переработки древесины, провести импортозамещение в этой сфере. Приоритетные проекты в этой отрасли позволили не только увеличить выпуск традиционной лесопромышленной продукции, но и запустить новые линейки современных материалов из древесины. За эти годы мы создали несколько десятков новых производств, открыты новые предприятия, выпускающие фанеру, ДСП, МДФ, клееный брус, другую продукцию, в том числе и пиломатериалы. Продукция поставляется и на зарубежные рынки.

Мы с прошлого года активно поддерживаем деревянное домостроение, ввели специальную субсидию, чтобы у потребителей была мотивация приобретать такие дома. Современный деревянный дом — это не избушка, а современная высококачественная строительная конструкция.  Кроме того, металлическая конструкция при пожаре обрушится быстрее, чем конструкция из клееного бруса.

— Что у нас с производством противопожарной техники?

— В целом продукция для систем пожарной безопасности делится на несколько категорий. Это и электронные датчики, дымоулавливатели, которые сигнализируют о возникновении опасности. И продукция быстрой эвакуации из зданий — двери «Антипаника», когда при нажатии дверь открывается. И специальные системы пожаротушения с использованием воды, пены или порошков — это общемировая практика, а вот в части аэрозолей у нас есть ноу-хау. Наше предприятие ФЦДТ «Союз», которое находится в городе Дзержинский, разработало новую технологию, основанную на модификации твердого топлива для ракет. Выполняется и задача диверсификации — использование военных технологий в гражданской индустрии. Аэрозоль распыляется, мгновенно тушит возгорание, не нанося урона мебели, людям, животным. Продукция сертифицирована и, надеюсь, будет шире востребована потребителями для использования в жилых и коммерческих зданиях. Эти средства уже активно поставляются на экспорт.

Наша компания производит датчики пожарной безопасности, которые работают не только на проводах, но и на Wi-Fi, поставляет их во всемирно известные музеи Великобритании. Там очень довольны, потому что не нужно делать проводку. В объеме индустрии экспорт составляет больше 30%. И это не только Англия, но и ряд других западных стран.

Мы создадим рабочую группу, в которую войдут сотрудники Минпромторга. Она будет заниматься мониторингом ситуации, которая складывается в процессе производства всех типов противопожарного оборудования. Мы нацелены на развитие этой отрасли, в то же время на сегодняшний день у нас уже есть неплохие компетенции в этой части.

— Денис Валентинович, подводя итоги всего вышесказанного: какие успехи Минпромторга, который вы возглавляете с 2012 года, самые существенные?

— Ключевым событием однозначно является принятие Федерального закона «О промышленной политике в Российской Федерации». Это была колоссальная по напряжению и масштабу работа, проведенная министерством совместно с Государственной думой и Советом Федерации. В результате в стране уже четыре с половиной года действует комплекс правовых, экономических, организационных и иных мер, направленных как на развитие в целом промышленного потенциала России, так и на обеспечение производства конкурентоспособной промышленной продукции.

Большинство инструментов, которые заложены в этот закон, успешно реализуются на практике. По некоторым инновационным механизмам продолжается тонкая настройка. Это касается деятельности Фонда развития промышленности, проектирования государственной информационной системы промышленности, развития индустриальных парков и промышленных кластеров. Значительное внимание уделяется отладке механизма подтверждения страны происхождения товара.

Сегодня в России заработал механизм специального инвестиционного контракта. Министерством уже подписаны 17 федеральных СПИК. Их реализация позволит совокупно создать свыше 6000 новых рабочих мест. Суммарный объем заявленных инвестиций в промышленность в рамках этих инвестиционных проектов составит не менее 280 млрд рублей. По физическим объемам результат впечатляет: будет произведено продукции на сумму свыше 1 трлн 600 млрд рублей. Выручка от реализации товара превысит 2 трлн 150 млрд рублей.

С 2015 года действует Фонд развития промышленности, который выдает займы юрлицам, а также индивидуальным предпринимателям по ставке 5% годовых на реализацию проектов, направленных на внедрение передовых технологий, создание новых продуктов или организацию импортозамещающих производств. За три года работы фондом одобрены 339 проектов на общую сумму 81 млрд рублей. Их реализация позволит привлечь в реальный сектор экономики 122,7 млрд рублей и создать более 18,8 тыс. рабочих мест. Общий бюджет этих инвестиционных проектов составляет 225,8 млрд рублей. Кроме федерального уровня также созданы 44 региональных фонда развития промышленности. Для промышленных предприятий предоставляется возможность взять заем под 5% годовых в размере от 20 до 100 млн рублей сроком до пяти лет.

Очень серьезной мерой господдержки являются выделяемые на конкурсной основе субсидии на реализацию комплексных инвестиционных проектов. Субсидии по кредитам, полученным в рублях, предоставляются в размере 0,7 ключевой ставки Банка России. По итогам конкурсов отобраны 152 инвестиционных проекта с общим бюджетом 267,4 млрд рублей. К настоящему времени 120 инвестиционных проектов уже обеспечены договорами на предоставление субсидий на сумму около 8 млрд рублей.

Не могу не сказать еще об одном важном достижении в сфере господдержки промышленных предприятий — о субсидировании части затрат на проведение НИОКР. По итогам конкурсных отборов в 2014–2016 годах компенсирующими субсидиями поддержано 96 проектов общей стоимостью более 39 млрд рублей в 15 отраслях гражданской промышленности. При этом совокупная стоимость НИОКР в рамках реализуемых проектов составляет 14,5 млрд рублей. О том, что это крайне выгодные для государства вложения — вложения в отраслевую науку, говорят следующие оцифрованные прогнозы: благодаря использованию результатов профинансированных НИОКР будет произведено инновационной продукции на сумму свыше 210 млрд рублей и создано 5800 новых рабочих мест.

Поддержанные проекты успешно реализуются, при этом в рамках отдельных проектов уже обеспечен выход на серийное производство.

 

Прямой эфир