Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Леденец, перо и скальпель
2018-03-31 12:35:14">
2018-03-31 12:35:14
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

«Москва, Москва… Это где-то под Рязанью?» Так любят шутить над гостями из столицы добродушные жители этого древнего города на Оке. А что, имеют право — Рязань же больше чем на полсотни лет старше Белокаменной. Сегодня это одно из перспективных туристических направлений в нескольких часах езды по железной дороге. Корреспондент iz.ru отправился в железнодорожное путешествие к южному соседу Московского региона.  

Чудеса на рязанской дороге

Добираться до Рязани лучше с утра пораньше — всё-таки путь в соседнюю губернию неблизкий, 300 километров. Наш экспресс «Москва — Рязань» «Центральной ППК» на 7:12 с Казанского вокзала идеально вписался в путешествие выходного дня — ровно через три часа будем у цели.

Настроиться на знакомство помог аудиогид, который мы скачали тут же из интернета. Я узнал, что рязанская железная дорога была в свое время одной из самых скороспелых — в XIX  веке ее проложили за три года. А начальник стройки барон фон Дервиз хоть и сколотил себе состояние за счет тяжелого, почти рабского труда работяг, описанного еще Некрасовым, прослыл эффективным менеджером своей эпохи. Двухколейка вышла почти безукоризненной — это считалось чудом для того времени.

Сахар — белое золото

— Мое почтение, милостивые судари и сударыни, добро пожаловать, —  на манер позапрошлого столетия приветствует нас хранительница Музея леденца. С порога угощает гостей стопочкой. На вкус сладко — не то мед, не то сироп травяной.

— Ликер? Сбитень? Медовуха? — гадали  экскурсанты, облизываясь.

— Сок сахарного тростника, — удивила гостей дама в старинном платье.

Оказывается, в Рязани была одна из немногих контор по производству сахара — таких по всей России было два десятка всего.

Экспонат Музея истории рязанского леденца

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Иван Петров

Первый рязанский сахаровар — Николай Шишков, дворянин, герой войны 1812 года. Он, выйдя в отставку, кардинально сменил род деятельности и добился успехов в кондитерской промышленности. 

Условная единица сахара называлась головой. Это из-за любопытства людского. Видели в вагоне конусообразный кусок, раскрывали его сверху, чтобы узнать, что за груз — а там вкуснятина белеет. Вот и прозвали распечатанную сверху глыбу головой.

Головы эти, нужно заметить, нещадно рубили. Существовал самостоятельный набор инструментов — тиски, молотки, щипцы, чтоб дробить лакомство на порции.

— Кто из детей вел себя хорошо, чай пил вприкуску с сахаром. Кто плохо — вприглядку, — говорит экскурсовод. Но речь, конечно, шла не о простых детях, а о барчуках да отпрысках купцовых. Крестьянские голодранцы слаще морковки-то ничего такого и не пробовали века до XX, оттого что сахар заморский был роскошью.

С XII по XVII века его вообще импортировали с исторической родины тростника — из Индии. Тогда ложечка в 4,3 грамма тростникового сахара стоила столько же, сколько и корова. Когда же научились делать сладость из свеклы, цена на него снизилась — 300 граммов белого стоило также как пуд говядины или 5 килограммов икры. Правда, тогда черное золото было не таким дефицитом, как сегодня. Индустриализация обесценила сахар,  поместив его в корзину рядового потребителя.

Любопытно наблюдать, как сахар превращает взрослых людей в детей.

В Музее истории рязанского леденца

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Иван Петров

— Можете потрогать, на весах настоящие куски тростникового сахара, только не берите в рот, это негигиенично, он в стольких руках побывал, —  говорит экскурсовод, но к тому моменту только ленивый посетитель украдкой не лизнул мутно белый кристалл-экспонат.

В конце нас ожидало шоу леденцов. Кондитер Галина Симиткина разливала раскаленный сироп по формам, и на наших глазах на свет появлялись десятки петушков и собачек. Натурпродукт.

— Я люблю сладкое. Пришла вот так же, как вы, в музей. Да и осталась тут — место нашлось. Подучили меня, сама кое-что придумала, руку быстро набила, и пошло дело, — рассказывает о своем трудовом пути Галина.

Экскурсовод всячески подчеркивает значимость коллеги.

— У нашей Галины руки золотые, — говорит экскурсовод.  

Театрализованное представление проекта «Каша на все времена» 

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Иван Петров

Плоды  труда мастера на лотках у выхода — петушки, мишки, рыбки, собачки, зайцы, розы... Руки у женщины действительно золотые. Да только все в производственных травмах.

— Обжигаюсь иногда, а как же, — говорит Галина.

Говорит, народ больше любит декорированные леденцы, а лично ей по душе — зайцы.

— Они большие, а мороки с ними меньше всего. Заливать быстро, вынимать удобно. А вкус у них у всех классический, — говорит карамельная королева музея.

Секрет старика Шишкова простой — сахар варить нужно в родниковой воде. Так и делают его последователи.

Щи да каша — пища наша

Но тем, кому много сладкого противопоказано, лучше начать гастротур по Рязани с другого объекта, где можно подкрепиться по-настоящему здоровой пищей. Это проект «Каша на все времена» — театрализованное действие разворачивается прямо в стенах городского кремля. Гостей здесь быстро берут в оборот две проворные бабы рязанские — в ярких платках, сарафанах старинных. И говорят чудно — якают. Начинают издалека — сначала за стол тебя сажают, пирожками с компотом угощают. Потом тебя женят на первой попавшейся сельчанке, детей подсовывают чужих растить. дети эти тоже женятся, на войну уходят, возвращаются с нее. Все действо вприкуску с кашами разными. На этапах этой увлекательной игры, что называется, по ходу пьесы, туристы узнают много нового о жизни простых русских людей. Тут угостят солдатской кашей по рецепту самого Суворова — с горохом. А еще объяснят, почему отца новорожденного заставляли давиться овсянкой, разбавленной солью один к одному. Что? Интересно? Поезжайте в Рязань — узнаете.

Родной для бюргера пейзаж

У Рязани, как и у каждого уважающего себя города России, есть свой пешеходный Арбат — это Почтовая улица. Здесь она богатая, вымощенная брусчаткой. По ней можно дошлепать до самого вокзала.

Гостиничный комплекс «Старый город»

Фото: commons.wikimedia.org/Максим Шанин

В архитектурном стиле город многогранен — есть тут и целиком деревянные кварталы, сохранившие резные наличники, присутствует в городе малоэтажная застройка эпохи модерн. Впрочем, много и новоделов, которые хоть и вываливаются из общего вида, но стремятся походить на «старожилов». Есть место в Рязани и смелым экспериментам — одна из улиц города выстроена точь-в-точь, как улица в немецком городе-побратиме Мюнстере. Несколько «немецких» домов из этого ансамбля — это корпуса отеля «Старый город». Говорят, что селфи на фоне архитектурного двойника не могут отличить от натуральных декораций сами мюнстерцы.   

Тещин переулок

Еще тут есть переулок Счастья шириной не больше полуметра, да к тому закрытый высокой бетонной вставкой.

— Туда принято выбрасывать тещу и свекровь сразу после свадьбы, чтобы молодым жилось без горестей, — пересказывает местную сексистскую остроту экскурсовод.

Пешеходная Почтовая улица

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Иван Петров

Рязань как будто создавалась специально для пеших экскурсионных маршрутов — самые важные достопримечательности находятся не дальше 2–3 километров от железнодорожной станции Рязань-1. Кстати, с 14 апреля каждую субботу пассажиры экспресса смогут познакомиться с Рязанью бесплатно — гид из регионального Центра развития туризма проведет по главным достопримечательностям. Нужно только заранее зарегистрироваться.

В закоулках, скверах и даже на скамейках хватает любопытных арт-объектов — тут тебе и знаменитые «Грибы с глазами», и «девочка с планшетом».

Знаменитые «Грибы с глазами»

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Иван Петров

Самый известный в Рязани дом с мезонином — усадьба академика Ивана Петровича Павлова. Здесь прошли детство и юные годы первого российского лауреата Нобелевской премии. Создатель науки о высшей нервной деятельности родился в семье священнослужителей. Интересный факт о воспитании выдающегося ученого, почерпнутый из рассказа экскурсовода: отец всегда читал детям перед сном и каждый раз прерывался на самом интересном месте. Таким образом он подогревал в детях интерес к чтению и учил терпению.

Отдельного дня на ознакомление достоин Художественный музей Рязани, расположенный, кстати, в самой крупной городской усадьбе, выполненной в стиле классицизма учеником Матвея Казакова.

Крестьянский сын      

Душа Рязанщины, конечно в Константиново. На родине Есенина. О том, что он всенародно любимый, а возможно, самый близкий к простому человеку поэт Серебряного века, говорит даже разношерстная публика, которую несет сюда. Приезжают семьи, школьные группы, старики. А еще полчища футбольных фанатов. Ходят, слушают экскурсовода, а потом любуются с обрыва на Мещерские леса, как и хулиган-Есенин. Простой парень от сохи, прославивший это хоть и красивое, но Богом забытое когда-то место.

Домик Есениных в Константиново

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Иван Петров

В самом доме Есениных, реконструированном после череды пожаров, можно увидеть, в каком быту рос маленький Сережа. Посмотреть на кровать, где он спал, амбар, где писал свои первые строчки. Экскурсовод говорит, что хозяйство крестьян Есениных было крепким, от этих слов становится как-то не по себе. В какой же тогда нищете жили те, кто крестьяне, что победнее их? На контрасте с домиком поэта величавой кажется небольшая усадьба Кашиной, с которой связаны детские и юношеские воспоминания Есенина и где его уже состоявшимся литератором будет принимать хозяйка — помещица Лидия Ивановна. С этим местом неразрывно связана история написания поэмы «Анна Снегина».      

Буквы разные писать тонким перышком в тетрадь учат в школе… в земской школе, той, что в Константинове. Причем этот любопытный мастер-класс не только детей, но и взрослых, которые не застали того славного времени, когда писать было чуточку сложнее, чем до изобретения шариковой ручки.

В Константиново научат каллиграфически писать пером

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Иван Петров

На уроке погружаемся в проблемы ученика-крестьянина, который в лаптях да рубахе, с котомкой тянулся к знаниям.

О ком же речь? Да всё о нем, о Сергее Есенине. Мальчишке с феноменальной памятью, цитировавшего дословно страницы из произведений Гоголя, не разрушающегося с книжками. Прекрасно успевающего по предметам… второгодника. А всё из-за неудовлетворительного поведения.  

Душа Рязанщины — в Константиново

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Иван Петров

Сижу на уроке в заполненном солнечном классе, и в какой-то момент кажется: вот сейчас дверь откроет ногой кудрявый паренек с подбитым после драки глазом, усядется за наклонную парту и начнет выводить пером: «Если крикнет рать святая: «Кинь ты Русь, живи в раю!» Я скажу: «Не надо рая, дайте родину мою». Атмосферное место, ничего не скажешь.

Наверное, только здесь можно осознать, каким чудом было то, что гений Есенина пробился на небосвод русской литературы.