Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
«С годами у артистов только прибавляется работы»
2018-02-12 17:23:53">
2018-02-12 17:23:53
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

22 февраля в российский прокат выходит фильм «Все деньги мира». В центре сюжета — история похищения внука нефтяного магната Жана Пола Гетти. Проект Ридли Скотта оказался в центре скандала, когда было решено заменить исполнителя роли миллиардера: вместо Кевина Спейси, обвиненного в сексуальных домогательствах, ее сыграл патриарх мирового кинематографа Кристофер Пламмер. За эту роль оскароносный актер в очередной раз номинирован на премию Американской киноакадемии. Корреспондент «Известий» встретился с Кристофером Пламмером в Беверли-Хиллз.

— Говорят, что Ридли Скотт с самого начала хотел пригласить вас на эту роль. Это правда?

— Да. Есть некоторая ирония в том, что эта роль вернулась ко мне. Я был очень рад, потому что мне давно хотелось поработать с Ридли. Рассел Кроу (актер, неоднократно работавший со Скоттом. — «Известия») несколько раз пытался задействовать меня в его фильмах, но режиссер мешал мне принять эти предложения по тем или иным причинам. Очевидно, что у Ридли ужасный вкус (смеется).

— У вас было очень мало времени для подготовки к роли, да и Ридли Скотту, наверное, было непросто перестроиться на работу с вами. Какие мысли вас посещали, когда вы приняли предложение сыграть в картине?

— У меня не было времени всё это обдумывать. Я просто взялся за дело. Мне было ужасно жаль других актеров, которым пришлось приехать на пересъемку фильма, да еще в праздники. Но они работали с наслаждением. И играли по-другому, потому что многое меняется при замене актера. Несмотря на это, они были очень добры ко мне и очень меня поддерживали.

— Вы раньше оказывались в подобных ситуациях?

— Да, но это было в театре. В кинематографе такая ситуация случилась со мною впервые.

Кадр из фильма «Все деньги мира»

Фото: Вольга

— Наверное, есть что-то общее при замене актера в театре и в кино?

— На самом деле нет, потому что в кинематографе подобная замена связана с колоссальными затратами. Впрочем, трудно себе представить, каковы были бы потери, если бы мы не закончили этот фильм в срок.

— Что вы думаете о самом скандале, из-за которого пришлось переснимать фильм?

Он никак меня не коснулся. Но он дал мне замечательную возможность поработать с Ридли. Остальное меня не волновало.

— У вас не было желания связаться с Кевином Спейси и поговорить с ним?

— Нет, а зачем?

— Ну, вы ведь заменили его в фильме?

— Нет, я сыграл совершенно по-своему. Я точно не хотел подражать ему, как, собственно, никому никогда и не подражал раньше. Ридли спросил меня, не хочу ли я посмотреть, как играл Кевин, и я сказал, что нет, я хочу быть самим собой.

— Что вы думаете о своем персонаже — миллиардере Гетти?

— К счастью, все миллиардеры, которых я знал, были очень щедрыми людьми. Я никогда не встречал такого эгоистичного человека, как этот Гетти. Я вообще не знаю никого, кто был бы так захвачен любовью к деньгам. Он словно вышел из-под пера Шекспира. Например, он мог бы фигурировать в «Короле Лире», с той разницей, что Лир все-таки познал правду, у него открылись глаза, хотя было уже слишком поздно. С Гетти этого не произошло. Однако своей игрой я пытался сделать его многомерным, потому что если бы я представил его черно-белым, зрителям бы это не понравилось.

— У вас недавно был день рождения (в декабре Пламмеру исполнилось 88. — «Известия»), и все вокруг говорили о вашей любви к кино, преданности профессии, будущих проектах. А что вы сами думаете об этом? Какие у вас планы?

— Кажется, что я возвращаюсь к этому вопросу каждые 10 лет. Сейчас уже четвертый акт. Когда мне сообщили о роли Гетти, я ехал во Флориду, где мы обычно проводим зиму. На тот момент я не снимался уже на протяжении шести недель, и у меня закрались подозрения, что это и есть конец моей карьеры (смеется). Актеры вообще паникеры. Но вдруг раздался звонок от Ридли, и я с жадностью ухватился за эту работу. Даже если бы я возненавидел сценарий, то все равно снялся в этом фильме — лишь бы снова работать!

Кадр из фильма «Все деньги мира»

Фото: Вольга

— Существуют ли возрастные ограничения в Голливуде?

— Ну что вы! У многих актеров с возрастом работы только прибавляется, и я из их числа.

— За роль Гетти вы получили оскаровскую номинацию. А самая первая номинация на высшую кинонаграду вам досталась за роль Льва Толстого в фильме «Последнее воскресение» режиссера Майкла Хоффмана. Как вы готовились к ней?

Толстой — один из самых интересных моих персонажей. Чтобы лучше понять его, я читал его письма и вспоминал, как изучал в школьные годы «Войну и мир» и «Анну Каренину». Хотя эти произведения не входили в обязательную программу, но мои родители настояли на том, чтобы я их прочитал.

Кстати, в работе над ролью Толстого очень помогли впечатления от моей работы в фильме «Ватерлоо» Сергея Бондарчука. Это было в 1969 году. Во время летних съемок в Ужгороде мы собирались в комнате Рода Стайгера (голливудский актер, исполнитель роли Наполеона. — «Известия») выпить местного красного вина. Это был единственный люкс в нашем сером большевистском отеле, как мы его называли между собой. Там было две комнаты — спальня и некое подобие прихожей. Все помню, как будто вчера было. В особенности борщ, который давали на обед и на ужин. На завтрак я не ходил, поэтому не знаю наверняка, давали борщ на завтрак в этом отеле или нет (смеется).

— Как выглядит Ридли Скотт на фоне Сергея Бондарчука и Орсона Уэллса, с которыми вы работали над «Ватерлоо»?

— Ридли просто замечательный, он в одном ряду с теми, кого вы перечислили. Но, в отличие от других, он работает очень быстро. Почти каждый съемочный день «Всех денег мира» мы успевали сходить домой и пообедать.

— Какие самые яркие впечатления у вас остались от съемок «Всех денег мира»?

— Я люблю риск, как и Ридли, поэтому я получил удовольствие от съемок. Правда, я боялся, как бы меня не подвела моя память: учил свою роль на ходу, так как нам было отпущено всего девять дней. У моего персонажа Жана Пола Гетти огромные монологи — у него просто не закрывается рот! Но у меня получилось. Наверное, помогла театральная закалка.

— Какой из всех ваших фильмов вы считаете самым достойным?

— Я не могу ответить на этот вопрос. Но есть проекты, которые мне особенно нравятся. Например, телеспектакль «Гамлет», который мы снимали в 1964 году. Это единственная картина, снятая в датском городе Хельсингере, причем в замке Кронборг, считающемся официальным местом действия пьесы Шекспира.

Кадр из фильма «Все деньги мира»

Фото: Вольга

— Считаете ли вы, что смогли полностью реализовать себя в профессии?

Я никогда не буду полностью удовлетворен. Я сыграл все возможные роли, но хотел бы сыграть их еще раз, и сыграть лучше.

— Сколько еще лет вы собираетесь сниматься?

В нашей профессии не выходят на пенсию. Это даже не обсуждается. Я хочу умереть на сцене. Это стало бы моим вкладом в имидж актерской профессии (смеется). Я действительно люблю свою работу.

— Есть ли роль, которую вы бы отказались играть?

— Наверное, нет такой роли. Разве что в каком-нибудь порнографическом фильме. Я не большой энтузиаст этого жанра (смеется). А так я готов согласиться на все. За свою жизнь я сыграл огромное количество разных ролей.

— Как вы относитесь к наградам, в частности, к «Оскару»?

— Замечательно отношусь. Высоко ценю награды, особенно если решение о присуждении принимали мои коллеги. Точно не стану посылать вместо себя на оскаровскую церемонию представительницу индейцев апачи и отказываться от «Оскара», как это сделал Марлон Брандо (в 1973 году актер не принял «Оскар» за фильм «Крестный отец» в знак протеста против угнетения американских индейцев. — «Известия»).

— Что вы думаете о скандалах, которые сейчас сотрясают Голливуд?

Подобные скандалы берут начало в Древней Греции. Почему это вдруг стало шоком?

— Вы написали книгу мемуаров. Она точно описывает вашу жизнь?

— Вы ее, наверное, не читали? Бьюсь об заклад, что не читали.

— Нет, но собираюсь.

— Не нужно, она очень длинная.

— В автобиографии Джейн Фонды 900 страниц, и я ее прочла.

— А, ну тогда пожалуйста. В моей всего 789 страниц, если не ошибаюсь. Она длиннее Библии, но смешнее.

— Может быть, кто-то сыграет вас, если по ней будет сниматься фильм? Кого бы вы хотели видеть в этой роли?

— Я всем буду рад, но мне искренне жаль этого человека.

— В Советском Союзе вы были известны прежде всего благодаря фильму «Звуки музыки», он был невероятно популярен. Чем вас привлекла роль капитана фон Траппа?

— Мне за нее хорошо заплатили (смеется). Но я действительно хотел сняться в мюзикле и согласился, несмотря на то, что у меня было мало времени для вокальных упражнений. А меня просили петь с самого начала съемок.

Ну и, конечно, мне очень нравилась Джули Эндрюс, которая играла жену моего персонажа. Мне было в ту пору 35, а Джули была на несколько лет младше. Джули меня соблазняла, и ей было можно — она в ту пору была в разводе. А вот я был женат, причем на журналистке, да… (смеется)

Справка «Известий»

Кристофер Пламмер родился в 1929 году в Торонто. Обладатель премий «Оскар», «Золотой глобус», «Эмми» и других престижных наград.

 

Мировую славу актеру принесли фильмы «Звуки музыки», «Возвращение Розовой Пантеры», «12 обезьян», «Игры разума», «Сокровище нации», «Воображариум доктора Парнаса», «Последнее воскресение», «Девушка с татуировкой дракона».