Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Шкурный интерес
2018-02-10 12:07:28">
2018-02-10 12:07:28
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В Бурятии вот уже несколько месяцев обсуждают идею возврата практики промышленного отстрела символа Байкала — нерпы. Аргументируют инициативу чрезвычайно разросшейся популяцией этого зверя. Сократить численность, по мнению представителей Росрыболовства, нужно для того, чтобы спасти ее от возможных эпидемий болезней. А заодно создать в регионе новые рабочие места. Почему чиновники склонны винить во всех бедах безобидных тюленей и к каким последствиям приведет охота на них, выяснял портал iz.ru.

Расплодились тут

Еще в декабре бурятские чиновники решили взять под свой контроль вопрос регулирования численности нерпы на Байкале. На одном из местных телеканалов министр природных ресурсов республики Юрий Сафьянов заявил, что популяция нерпы на Байкале «превысила все разумные пределы» и, чтобы избежать печальных последствий, необходимо вернуть промышленный забой этих зверей. Идею тут же подхватили в Росрыболовстве и пообещали подготовить научное обоснование отмены запрета, введенного 10 лет назад. По мнению замглавы Росрыболовства Василия Соколова, охота на байкальскую нерпу позволит не только отрегулировать численность, но и создать рабочие места.

Озеро Байкал, нерпы

Фото: Global Look Press/Masahiro Iijima

Автор цитаты

«Наша наука показывает достаточно большой рост численности этого вида, и это подтверждается данными академической науки. Поэтому предлагаю совместно с Минприроды внести изменения в правила рыболовства и открытие промысла», — отметил Василий Соколов.

Впрочем, точных данных ни в Росрыболовстве, ни в региональном министерстве природных ресурсов представить не смогли. Соколов оценил численность популяции байкальского эндемика примерно в 130 тыс. голов, а директор Байкальского филиала Госрыбцентра Владимир Петерфельд, который также крайне заинтересован в принятии подобных поправок, подсчитал, что оптимальная численность нерпы на Байкале 90–100 тыс. особей, а 30–40 тыс. можно без ущерба для экологии отстрелять. Данными о численности никто не обладает попросту потому, что последние 15 лет нерпу никто не пересчитывал.

В феврале к обсуждению темы подключилось Минприроды. В Иркутске прошло заседание межведомственной комиссии, на котором в числе прочих обсуждалась охота на нерп. Появился новый довод — якобы нерпа мешает рыбакам ловить рыбу и опустошает сети с омулем. Стоит отметить, что ловля этой рыбы находится под запретом. Кроме того, охота на зверьков может стать популярным досугом туристов и привлечь их в регион, уверены чиновники.

Истрепали нерпу

Сейчас за нерпами охотятся браконьеры, основной их интерес представляет жир этих зверей. Его используют для изготовления различных БАДов и препаратов для растирания. Мясо тюленей годится в пищу, но торговать им не выгодно. В советские годы оно в основном шло на корм пушных зверей. Из шкур нерпы некоторое время назад делали шубы, но мех взрослых зверей грубый и стоит недорого. Из него шили в основном шапки. Ценность представляет мех серки — детенышей тюленей, покрытых белоснежной шерсткой. Охота на них происходит с особой жестокостью: после первой линьки детеныша выманивают и отстреливают, а затем освежевывают. Это крайне неприятное и циничное мероприятие. В 1980-е годы промышленная ловля нерп всех возрастных групп оказалась под запретом.

На сортировке шкурок нерпы и белька

Фото: РИА Новости/Владимир Акимов

По мнению бурятских чиновников, времени прошло достаточно, чтобы этот запрет отменить. Вместо того чтобы бороться с браконьерами, чиновники из Бурятии предлагают дать им возможность легализовать этот бизнес и покупать лицензии на отстрел. На руку сторонникам промышленного забоя нерп сыграла недавняя массовая гибель нерп — в октябре прошлого года у берегов Байкала нашли свыше 140 мертвых особей. Чиновники утверждают, что причиной произошедшего стала инфекция, которая сгубила многочисленную популяцию. А если бы зверей было меньше, она бы распространялась не так быстро.

Впрочем, официально причина падежа так и не была установлена. Проведенная проверка не выявила химических загрязнений воды и констатировала лишь, что животные были ослаблены. Специалисты не обнаружили у погибших животных явных патологий, опасных вирусных заболеваний или паразитов. Эксперты выяснили, что большинство погибших нерп — беременные самки. По предварительным данным Россельхознадзора, смерть нерп наступила из-за остановки сердца, вызванной неизвестными причинами. Биологи Иркутского нерпинария сделали вывод, что нерп на Байкале «слишком много для того, чтобы животное чувствовало себя комфортно». Это обстоятельство сочли удобным для того, чтобы вновь напомнить о забое животных.

Автор цитаты

«После гибели нерпы нами опять поднимается вопрос о восстановлении промышленной добычи. Предлагаемые нами поправки уже ушли. Я думаю, что добыча нерпы все-таки будет возобновлена», — отметил тогда Петерфельд.

Охота на эндемика

Академическая наука, к доводам которой апеллируют сторонники идеи контроля численности, — это аффилированные НИИ, которые несколькими годами ранее демонстрировали опытные образцы колбасы из нерпы, и другие структуры, так или иначе связанные с рыбной промышленностью. Мнение сотрудников нерпинария также с трудом может претендовать на истину в последней инстанции. Это всё равно что узнавать о необходимости содержания в неволе амурских тигров у сотрудников зоопарка.

Директор Научно-исследовательского института биологии Иркутского государственного университета профессор Максим Тимофеев категорически не согласен с тем, что популяцию нерп нужно регулировать путем промышленной добычи этих животных. Более того, подобные действия, скорее всего, приведут к печальным последствиям. По его словам, гибель нерп — не уникальное явление, такие случаи фиксируют время от времени.

Если в 80-е годы была зафиксирована действительно массовая гибель нерпы — погибло более 6 тыс. животных, то последние случаи незначительны. Общая гибель не превышает и доли процента предполагаемой численности нерп. Никто из ученых не связывает это с «чрезмерной» численностью животных. Нерпа — естественный компонент экосистемы Байкала, природа сама регулирует ее численность. Для этого ей помощь охотников не нужна.

Автор цитаты

«Как только легализуют отстрел нерпы — ее на Байкале не станет. Причина простая — отсутствие должного контроля. Сейчас на Байкале запрещен вылов омуля, но на деле его можно купить повсюду. Раньше рыбаки ловили легально ­— теперь нелегально. То же самое будет с нерпами. Если разрешат массовый отстрел, то контролировать, кто и сколько добыл нерпы, также никто не будет», — пояснил Тимофеев.

Директор НИИ биологии ИГУ предположил, что тема отстрела нерпы не имеет экологической причины, а на руку только коммерческим структурам, которые заинтересованы в развитии туристического бизнеса. Организация охоты на нерп и сейчас привлекательна для части состоятельных туристов.

Причем на нерпу охотятся легально — в законе есть лазейка, дающая коренным малочисленным народам квоту на добычу. Совсем недавно в январе в области разразился скандал: турфирма предложила организацию охоты на нерпу «под ключ» за 150 тыс. рублей. После того как на сайт с предложением обратили внимание, его вскоре закрыли. А создатели поспешили оправдаться, что это рекламный трюк и якобы животных никто не убивал.

Охота на нерпу

Фото: РИА Новости/Владимир Вяткин

Последний научно обоснованный подсчет численности нерпы проводил в начале 2000-х годов Гринпис России совместно с учеными Лимнологического института. По подсчетам этой экспедиции, поголовье составляло 67 тыс. особей. Специалисты утверждают, что за прошедшие годы число нерп физически не могло удвоиться. Экологи считают промышленную ловлю губительной для всей экосистемы озера.

Автор цитаты

«Бездумное вмешательство в жизнь нерпы может привести к последствиям, которые сейчас невозможно предсказать, а потом невозможно будет исправить. Между тем Байкал и так находится в сильнейшем стрессе как экосистема. На это помимо прочего влияют изменение климата, серьезное загрязнение, обеднение прибрежных экосистем, лесные пожары», — пояснил представитель Гринпис Санкт-Петербурга Евгений Усов.

С большим интересом к теме подключилось иркутское телевидение. Один за другим на ГТРК начали появляться сюжеты о том, что нерпы много и Байкал «перенаселен». Но зоологи в один голос твердят, что нерпа — эндемик, единственное млекопитающее озера и она тысячи лет справлялась со своей численностью.

«Всё чаще и чаще стали звучать заблуждения о том, что мертвая нерпа будет валяться по берегам, пойдут болезни. Но погибшие тюлени — это не проблема, их утилизируют другие животные. Экосистема Байкала прекрасно переваривает органические объекты. Одни только рачки способны в короткий срок очистить от мяса большую тушу до скелета», — рассказывает иркутский зоолог Виталий Рябцев.

Часто нерпы попадают в рыболовные сети, которые ставят на большой глубине, и гибнут там. Рыбаки просто выбрасывают туши.

«Ущерб, который нанесет легальная охота на нерп, не только экологический, но и моральный, — считает ученый. — Нельзя допускать этого бесчеловечного промысла. Это плевок в лицо. Тем более когда никаких экономических предпосылок для этого нет. Промысел принесет выгоду единицам, а моральные издержки от него огромные. Это лакмусовая бумажка, показатель нашей экологической дикости».

Читайте также