Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Рыцарь снова на коне
2018-02-02 16:04:31">
2018-02-02 16:04:31
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Фигурант скандальных историй с несовершеннолетними прелестницами из служб эскорта, адресат бесчисленных обвинений в связях с мафией и финансовом мошенничестве, «владелец заводов, газет, пароходов» и один из ближайших друзей Владимира Путина в Европе. Казалось, именно в таком амплуа самый яркий итальянский политик Сильвио Берлускони навсегда войдет в европейскую историю, когда в начале 2010-х он, как считали практически все, навсегда покидал политическую сцену Италии. Однако радость недругов оказалась преждевременной. В 2018-м Берлускони вновь стал важным игроком на итальянской политической сцене. И пускай ему вряд ли удастся стать новым премьером, на грядущих 4 марта парламентских выборах он всё равно король. «Известия» разбирались, в чем заключается феномен непотопляемости Берлускони.

Рано радовались

12 ноября 2011 года Сильвио Берлускони вручил президенту Италии прошение об отставке. Его не один месяц вынуждали уйти из-за многочисленных скандалов, вылившихся в судебное преследование главы правительства, и крайне сложного экономического положения страны. Пытаясь избежать общения с прессой, экс-премьер вышел из Квиринальского дворца через боковую дверь. Собравшиеся в это время в центре Рима итальянцы встречали новость о низвержении «непотопляемого» Берлускони, радостными возгласами и откупоривая бутылки просекко. 

Фото: Global Look Press/Wang Qingqin

Автор цитаты

«Это очень жесткий человек. Он сделает всё возможное, но не умрет — и в прямом и в переносном смысле, и он прямо-таки движим мыслью, что мир без него не может существовать», — сказал как-то о Сильвио Берлускони итальянский политолог, автор книги «Берлусконизм и Италия: историческая интерпретация» Джованни Орзина.

Сейчас, в 2018 году, справедливость этой оценки как никогда очевидна.

4 марта в стране пройдут парламентские выборы. За месяц до голосования ситуация остается крайне запутанной — ни один из трех противоборствующих блоков, уверены эксперты, не сможет преодолеть 40-процентный барьер, чтобы получить право формировать правительство. Парадоксально, но факт: главный победитель в данной ситуации — не кто иной, как Сильвио Берлускони.

Мачизм, мальчишество и мрачный юмор 

С 1994 по 2011 год — время, когда Сильвио Берлускони с небольшими перерывами доминировал на политической арене Италии в роли премьер-министра — нынешний глава правоцентристской партии «Вперед, Италия!», бесспорно, слыл одним из главных эксцентриков в мире. Под стать ему был, пожалуй, лишь покойный президент Венесуэлы Уго Чавес, и то с рядом оговорок.

Например, в 2005 году Берлускони отчаянно пытается убедить президента Финляндии Тарью Халонен, что Хельсинки не стоит бороться за общеевропейское агентство по продовольственной безопасности. Всё потому, что на него тогда претендовала Италия, меж тем как «финны даже не знают, что такое прошутто».

«Я воспользовался всеми своими навыками плейбоя», — назвал позднее журналистам свой главный переговорный козырь итальянский премьер.

Финны, однако, шарм и чувство юмора политика не оценили: после этого заявления правительство Финляндии вызвало посла Италии для разъяснений.

Премьер-министр Италии Сильвио Берлускони и президент РФ Дмитрий Медведев (слева направо), 2008 год

Фото: РИА Новости/Владимир Родионов

А в 2008 году многим итальянцам пришлось краснеть за Кавальери (Рыцарь, Кавалер — так итальянцы прозвали Берлускони), когда он в разговоре с тогдашним президентом России Дмитрием Медведевым выдал такую характеристику Бараку Обаме: «У него есть всё, чтоб иметь с ним дело: он молодой, симпатичный и с отличным загаром». 

Как и в случае с финнами, от Сильвио вновь потребовали официальных объяснений. Он парировал — мол, это была отличная шутка, а те, кому не смешно, просто лишены чувства юмора.

Неудивительно, что громкое «ку-ку», с которым в 2011 году Сильвио Берлускони неожиданно выскочил из-за столба перед канцлером Германии Ангелой Меркель на двустороннем саммите в Триесте, на таком общем фоне выглядело просто шалостью.

Любитель женщин и любимец судов

В самой Италии имя Сильвио Берлускони все эти годы также было связано со скандалами — уже не дипломатического, но любовного и финансового порядка.

«Я самый преследуемый человек во всем мире, я был фигурантом более 2,5 тыс. судебных слушаний», — не без бравады жаловался Берлускони десять лет назад. На тот момент в «послужном списке» главы итальянского правительства значились и связи с мафией, и уход от налогов, и подкуп соперников.

Чуть меньшим, но тоже впечатляющим, был и список девушек, в отношениях с которыми был замечен далеко уже немолодой политик. И всё это — к нескрываемой радости желтых и не очень газет, для которых похождения премьера долгие годы служили источником громких новостей.

Как-то раз Берлускони, вполне серьезно призывавший международных инвесторов вкладывать в Италию деньги на том основании, что в стране много красоток, включил в список европарламентариев двух второразрядных актрис. И честно признал: он отобрал кандидаток сугубо по внешним данным, чтобы они выгодно отличались от «вонючих и плохо одетых людей, представляющих некоторые фракции в Европарламенте».

Сильвио Берлускони c супругой  Вероникой Ларио

Фото: Global Look Press/ Napoli/Giacomino/Ropi

Впрочем, жена Берлускони всего этого не оценила.

«Не хочу оставаться с человеком, который путается с малолетками», — заявила в мае 2009-го супруга политика Вероника Ларио, сообщая о подаче заявления на развод.

Судя по всему, ее уход премьера расстроил несильно. По крайней мере, в том, что касается женщин, он долго оставался верен себе.

По наклонной 

По иронии судьбы, погорел Сильвио Берлускони во многом из-за своих пристрастий. В его последний премьерский срок пресса узнала, что глава правительства лично просил полицию Милана освободить задержанную за воровство 17-летнюю стриптизершу марокканского происхождения по прозвищу Руби-сердцеедка. Во время раскручиваемого в СМИ скандала выяснилось, что Руби была частой гостьей закрытых вечеринок на виллах премьера, где присутствовали и другие несовершеннолетние красотки.

С этого момента обвинения против Берлускони начали расти как снежный ком. В 2013 году к потворству проституции добавились финансовые махинации в принадлежащей ему империи Mediaset. Впервые экс-премьеру не удалось — к собственному изумлению — выйти сухим из воды.

Благодаря закону, согласно которому людей старше 75 лет в Италии не отправляют за решетку, суд заменил тюремный срок для политика на обязательные социальные работы в доме престарелых. Но главное — тогда экс-премьеру запретили в течение пяти лет (до 2019 года) занимать государственные посты.

Франческа Паскаль и Сильвио Берлускони

Фото: Global Look Press

Конечно, Берлускони не исчез с телеэкранов и со страниц газет полностью (что неудивительно, ведь добрая половина СМИ в Италии принадлежат именно ему), но теперь он представал перед публикой уже в ином ключе, нежели раньше. Вот экс-премьер трогательно ухаживает за пациентами с болезнью Альцгеймера, а вот — рассказывает о переходе на вегетарианскую диету и необходимости отстаивать права животных. И даже в личной жизни вроде бы остепенился, перестав менять подруг как перчатки и остановившись на 32-летней Франческе Паскале. Казалось, что бывший скандалист зажил жизнью обычного итальянского пенсионера.

Не стар, но суперстар

Сильвио Берлускони 81 год, и, конечно, он постарел. Но в его внешности нет резких перемен: он подтянут, его улыбка всё так же лучезарна, а волосы — по-прежнему густы. Хотя последнее — результат нескольких процедур по пересадке.

Куда разительнее оказались внутренние перемены. Сейчас Сильвио Берлускони — эдакий умудренный опытом заботливый отец нации. Самого себя он называет умеренным оппозиционером, противопоставляя «популистам» из правого «Движения Пяти звезд», взорвавшего итальянскую политику несколько лет назад.

Некоторые называют экс-премьера «прообразом» Дональда Трампа. Берлускони это сравнение, как поговаривают, очень не нравится. Но в любом случае аналогии между итальянским экс-премьером образца 2018 года и президентом США не выдерживают критики.

Разумеется, Сильвио не трансформировался в чопорного политика. Он всё еще позволяет себе отпускать неэтичные шутки про других — взять хотя бы эпитет «мамочка», которым глава партии «Вперед, Италия!» во всеуслышание наградил жену французского лидера Эммануэля Макрона, которая старше супруга на 24 года.

Дело скорее в том, что за последние годы роль возмутителя европейского спокойствия в Италии давно отошла другим. Эту нишу заняли Беппе Грилло — бывший комедиант, основавший внесистемное «Движение пяти звезд», и Маттео Сальвини, ставший главным рупором антимигрантски настроенных избирателей (как некогда Берлускони) и главным борцом за права Рима в Евросоюзе. И даже предложение легализовать в Италии бордели (снова идея абсолютно в духе Берлускони) во время нынешней кампании звучит от Сальвини.

Сицилийские региональные выборы. Сильвио Берлускони проводит кампанию в Катании, 2017 год

Фото: Global Look Press/Platania/Fotogramma/Ropi

Но в распоряжении Берлускони остался все тот же хорошо знакомый итальянцам коктейль из личной харизмы и популизма, в котором он так умело обвиняет других.

«Когда у людей пусто в желудке, вопрос этики становится вторичен. Когда они слышат, что пенсии повысят и что Берлускони введет плоскую шкалу налогов, им всё равно, сколько там раз он приговаривался судом», — пояснил газете Guardian житель сицилийского Палермо Маурицио Мичели, собирающийся отдать свой голос в марте за партию «Вперед, Италия!».

Считается, что 6–8% итальянцев поддерживают Берлускони всегда — просто в силу личных симпатий и независимо от его политического курса. На руку ему и тот факт, что Италия — страна с большим числом людей старшего поколения. Именно к ним апеллирует правоцентрист, обещая наряду с увеличением минимальной пенсии вдвое еще и бесплатные услуги стоматологов и офтальмологов. Вопросом о том, на какие деньги можно это сделать, учитывая госдолг в €2,3 трлн, избиратели не задаются.

Программа левой Демократической партии нацелена в основном на молодых избирателей, и, если уж по совести, предложения демократов куда более актуальны для страны. Уровень безработицы среди молодежи в ноябре составлял 32,7%, став самым низким показателем за десятилетия. Демократы предлагают ряд мер по изменению условий найма на работу и созданию новых рабочих мест.

Но самый активный электорат в Италии — люди за 50. То есть те, кто черпает информацию не из интернета, а из телепередач (в том числе входящих в медиаимперию Берлускони каналов).

«Рыцарь» в дамках

На выборы возглавляемая Берлускони «Вперед, Италия!» идет в альянсе с правой «Лигой» Маттео Сальвини, «Братьями Италии» Джорджии Мелони и еще одной небольшой партией правого толка «Мы с Италией». На четверых эта коалиция может, по данным ряда соцопросов, похвастаться поддержкой в 37–39%.

Ближайшие соперники — «Пять звезд» — сейчас являются в Италии самой популярной одиночной партией с рейтингом в районе 29%. Но из-за принципиальной позиции не вступать ни в какие альянсы шансы на вхождение «звезд» в правительство крайне малы.

Не лучшим образом обстоит дело и на левом фланге. Правящие демократы располагают на данном этапе 22–24% будущих голосов избирателей. Даже если суммировать это с уровнем поддержки трех других мелких левоцентристских сил, кардинальных изменений в общую картину это не внесет.

Один из сценариев, на который искренне надеются правоцентристы, — что за остающийся до выборов месяц коалиция сможет подтянуться до необходимых 40%. Если эти надежды сбудутся, в кресло нового премьера Италии пересядет Маттео Сальвини. Ведь именно он является официальным кандидатом в премьеры от четырехпартийной коалиции, поскольку Берлускони пока не может выдвигаться на эту роль из-за вердикта суда. 

Ну а кто главный в этой коалиции, становится ясно при беглом взгляде на статистику: «Вперед, Италия!» имеет рейтинг примерно 18%, «Лига» — около 13%. И вряд ли в случае победы правоцентристов Кавальеро откажет себе в удовольствии стать «серым кардиналом» при премьере Сальвини.

Фото: REUTERS/Remo Casilli

Второй расклад, который с приближением дня голосования всё чаще муссируется в СМИ на фоне слухов о разногласиях между лидерами «Лиги» и «Вперед, Италия!», — выход последней из нынешнего союза и создание коалиции с Демпартией после выборов. Примечательно, что и сам Берлускони не исключает такого развития событий. Но он увязывает возможное сотрудничество с готовностью левоцентристов полностью подписаться под всей повесткой правого центра.

Но, похоже, самому Сильвио всё равно. Он верит, что он в Италии — всё еще главный.

 

Загрузка...