Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

МХТ имени Чехова вступил на «Светлый путь»

В «революционном» спектакле Художественного театра режиссер Александр Молочников расстается с мифами столетней давности
0
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Михаил Терещенко
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

100-летие русской революции Московский художественный театр имени Чехова отметил спектаклем «Светлый путь. 19.17». Автор текста и режиссер — Александр Молочников. Постановка, посвященная великой советской утопии (в премьерном блоке еще два показа — 22 и 26 ноября), наверняка обретет профильную аудиторию, включающую любителей скетчей, ситкомов, фэнтези, мокьюментари, исторических анекдотов, советского кино 1930-х и высокотехнологичных сценических «фишек». Всё это можно увидеть в новой работе МХТ.

По сюжету, печник Макар (Артем Быстров) получает вместо сердца пламенный мотор. Подарок исходит от революционного триумвирата в составе Ленина (Игорь Верник), Троцкого (Артем Соколов), Крупской (Инга Оболдина) и примкнувшей к ним Коллонтай (Паулина Андреева). Согласно замыслу вождей, Макар разъезжает по городам и весям, агитируя народ за светлое будущее и воспитывая несогласных в лице Артиста (Алексей Вертков) и княгини Голицыной (Дарья Юрская). Дома Макара ждет Вера (Виктория Исакова), бывшая балерина, ныне закаленный боец революции.

Спектакль усилиями сценографов Сергея Чобана и Агнии Стерлиговой решен широко и высоко. В полукруглый портал мхатовской сцены вписывается перевернутый купол — этакая символическая воронка, втягивающая в себя события и судьбы. По бокам вздымаются к колосникам «этажерки», каждая «полка» в нужный момент становится мини-сценой. Собственно пьеса (с Молочниковым работали Андрей Золотарев и Ольга Хенкина) представляет собой серию скетчей. Диалоги бедны и предсказуемы. Персонажи лишены «речевого лица» — если отдать речи Владимира Ильича Надежде Константиновне, никто ничего не заметит. Говорят много, быстро, порой невнятно, однако словесная бедность компенсируется остроумными пластическими характеристиками и драйвовым темпоритмом целого. 

В прыжках и падениях «сексуальной машины» Александры Коллонтай, продвигающей в жизнь «декрет о свободной любви», читаются упражнения, предписанные мейерхольдовской биомеханикой. Крупская по-ленински выбрасывает вперед ладонь, обозначая путь в светлое будущее. Интеллигенты скорбно шествуют по трапу отплывающего в неизвестность «философского парохода», в то время как советская молодежь, облаченная в майки с номерами, готовится к торжественному акту зачатия нового человека. Сам процесс сопровождается облеченными в электронику созвучиями «Весны священной» (переложил Стравинского композитор Игорь Вдовин) и издевательским парафразом финала одноименного балета Мориса Бежара (хореограф Полина Пшиндина). Великие тени приходят на помощь авторам. О прошлом вспоминается и после закрытия занавеса.

Осенью 1926 года Художественный театр показал «Дни Турбиных» Михаила Булгакова, первое в своей истории осмысление событий революции и гражданской войны. По воспоминаниям очевидцев, премьера закончилась вызовами карет скорой помощи, обмороками, слезами, сердечными приступами и получасовой овацией. «Светлый путь» — последний по времени мхатовский отклик на катаклизм, случившийся с нашим отечеством, — завершается вежливыми аплодисментами и плавным распределением театралов по ресторанным точкам Камергерского переулка.

Бокал вина, конечно, предпочтительнее инфаркта. Никто не упрекнет театр, заботящийся о здоровье публики. И зрителя, не желающего грузить себя размышлениями. И уж тем более 25-летнего режиссера, который с шутками-прибаутками расстается с мифами столетней давности. Да и к худруку МХТ Олегу Табакову претензий быть не может. Он уже пояснил сомневающимся, что «спектакль — поколенческий. Содержательно, и формально представляет в современном искусстве тех, кого иногда называют «непоротым поколением».

Поддержать молодых — дело благое. Другой вопрос, что МХТ имени Чехова позиционирует себя флагманом отечественного театрального искусства и местом притяжения интеллигенции всех возрастов. Нет сомнения, что и «поротые поколения», пока еще остающиеся креативной и работоспособной частью общества, по достоинству оценят высокотехнологичное шоу молодого автора. Одновременно крепнет уверенность в том, что они не отказались бы увидеть на мхатовской сцене «революционный» спектакль, чья эстетика и стилистика соответствуют их жизненному и художественному опыту. Причем увидеть не вместо, а вместе со спектаклем «Светлый путь». Тем более что заявленная тема сохранит свою актуальность еще на долгие годы.

 

Прямой эфир