Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир

Не врачебная помощь

Руководитель БФ «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская — о том, почему больничная палата — не место для здоровых малышей, оказавшихся в тяжелой жизненной ситуации
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

История с маленьким мальчиком, которого унижала медсестра в Макаровской районной больницы Сахалинской области, не оставила равнодушным никого. Помимо того что такое отношение взрослого человека к чужому ребенку недопустимо, важно понимать, что это наглядный пример одной многолетней, нерешенной проблемы системы государственной помощи детям, которые попадают в трудные жизненные ситуации.

Наш фонд появился больше 12 лет тому назад как реакция на такие истории — когда дети, которых изымают из семьи или от которых отказываются родители, в качестве первого своего приюта видят больничную палату. Ребенка помещают туда вне зависимости от того, болен ли он и нуждается ли в стационарном лечении или он совершенно здоров и никакое лечение ему не нужно. Больничная палата становится для ребенка, потерявшего семью, первым домом. Домом негостеприимным и неуютным, потому что больничная палата не предусмотрена для того, чтобы в ней жили дети, особенно в ситуации, когда ребенок только что пережил самый страшный стресс, самую тяжелую в жизни беду — остался без семьи. По разным причинам, отказались ли от него в роддоме, было ли дома насилие или, наоборот, ему дома было хорошо, но родители чем-то не устроили государство. В любом случае это тяжелейший стресс, разрушение привычной картины мира — это всегда та ситуация, когда нужно максимально помочь ребенку понять, что с ним происходит, чтобы максимально успокоить его первую тревогу.

В этой ситуации маленький человек попадает в больничную палату, где нет никаких условий для проживания детей, нет специалистов-педагогов. Персонал в больницах сугубо медицинский, и задача у него абсолютно другая — обеспечивать лечение больного ребенка. Ребенок, который не болен, не сможет весь день лежать в кровати, он будет пытаться ходить, двигаться, бегать — то есть, по сути, мешать пациентам и медикам. С ним никто не будет заниматься, сидеть рядом. Больничные условия совершено не подходят для малыша, который, с одной стороны, находится в ситуации стресса и нуждается в успокоении, с другой — нуждается в зоне развития, возможности где-то играть, с кем-то говорить, чтобы развивать речь и т.д. Эти совершенно не пригодные для ребенка условия и отсутствие взрослых людей, присматривающих за ним, — обычная история для всех детей, которых из роддома, из семьи, с улицы всё еще продолжают привозить в больничные палаты.

Почему дети оказываются в больницах? По одной простой мелкой бюрократической причине — в списке документов, которые требовались для размещения детей-сирот, раньше был пункт «медицинское обследование». И чтобы поместить ребенка в детский дом, результаты этого обследования уже должны быть на руках. Понятно, что когда ребенка увозят с полицией из дома или когда мама оставляет его в родильном доме или на улице, никаких результатов обследования нет. И из-за этого детей размещали в больницах, проводили обследование стационарно.

В 2015 году нам и нашим коллегам наконец удалось добиться принятия нового законодательства о детских домах — появилось постановление правительства РФ № 481, которое требует от сиротских учреждений перестроиться по семейному типу и иметь постоянный состав  воспитателей. Важно, что меняется и порядок поступления детей в такие учреждения. Если ребенка забрали из семьи, он должен быть временно размещен в организации для детей-сирот. И чтобы его туда разместить, больше не нужно иметь на руках готовое медицинское обследование. Он может просто поступить в дом ребенка или детский дом, и дальше учреждение должно в течение месяца организовать медицинское обследование. В амбулаторном режиме. Режим этот определяет новый приказ министерства здравоохранения РФ № 170 о медицинском обследовании детей-сирот.

Ребенок может быть помещен в больницу, только если он болен либо если врач по какой-то причине посчитает, что для него амбулаторное обследование слишком тяжело. Однако, несмотря на изменившееся законодательство, всё еще по всей стране полиция, опека, социальные органы везут детей сразу в больницу. И, к сожалению, во многих регионах ситуация совершенно не меняется.

В нашем государстве малыши в самый травматичный момент потери семьи оказываются одни в условиях больничной палаты и вот такого отношения персонала. Конечно, то, что произошло на Сахалине, — частный случай. Но показательный. Потому что у медицинского персонала нет ни навыков, ни опыта, ни образования, ни задачи работы с детьми. И, к сожалению, мы знаем, как часто общее отношение персонала к пациентам далеко от гуманного. Но одно дело, когда ребенок с мамой, которая может постоять за него и за себя, другое дело, когда он совершенно один.

Мне кажется, помимо разбора конкретной ситуации, которая безусловно требует расследования и понимания, почему ребенок попал в больницу, какая ситуация в его кровной семье, что нужно делать, чтобы ее изменить, нам нужно говорить о том, что у нас до сих пор дети попадают в больницу, ничем не болея. И нужно положить этому конец. Проработать порядок, при котором ребенок, если уж действительно есть веские  основания забрать его из семьи, попадает тут же к родственникам, готовым его принять, без проволочек и ожиданий. А если таких близких у него нет—– сразу в организацию для детей-сирот, где есть условия и персонал, или в специально подготовленные для временного приема семьи.

Автор – руководитель БФ «Волонтеры в помощь детям-сиротам», член Общественной палаты РФ

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

 

Читайте также
Реклама
Прямой эфир