Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
Орбан направил лидерам стран ЕС предложения по урегулированию на Украине
Происшествия
Губернатор Богомаз сообщил об уничтожении еще пяти БПЛА над Брянской областью
Туризм
Число турпоездок россиян в Таиланд и Китай в июне выросло более чем на 80%
Общество
Пожар около Дюрсо повредил почти 40 зданий баз отдыха
Мир
Подозреваемый в стрельбе на митинге Трампа состоял в стрелковом клубе
Общество
Оставившая чемодан с телом сына жительница Перми признала вину в его убийстве
Общество
В Ленобласти задержали двух подозреваемых в нападении на подростка
Общество
Запорожская область вступила в национальный проект «Производительность труда»
Армия
Бойцы расчета ЗРК «Бук» уничтожили восемь летевших к Мариуполю ракет РСЗО HIMARS
Мир
Премьер Эстонии Кая Каллас подала в отставку
Авто
В России предложили ввести «пошаговую» индексацию утильсбора на автомобили
Общество
Мошенники стали звонить россиянам от имени коммунальных служб
Общество
Движение транспорта ограничили в сторону Дюрсо под Новороссийском из-за пожара
Общество
Вильфанд спрогнозировал жару до +42 на юге России в ближайшие дни
Спорт
Сборная Испании установила рекорд по забитым голам на одном Евро
Общество
В 62% исследованных образцов готовой еды эксперты нашли нарушения
Общество
В Омске арестовали пособника террористической организации
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Алексея Франдетти считают везучим режиссером. Выбрав своей специализацией музыкальные спектакли, он ставил их на многих ведущих сценах страны. Он признается, что стоит дорого. И если придумал, что постановке нужны идеальные свет и звук, артисты цирка, собаки, фонтаны, слоны, гуманоиды — это всё должно быть. Ровно год назад Алексей Франдетти обрел свой театральный дом — его назначили главным режиссером «Ленкома Марка Захарова». О том, какой сюрприз зрителям он готовит с рэпером Бастой, Алексей Франдетти рассказал «Известиям».

«Главной звездой здесь остается Маяковский»

— 19 июля в «Ленкоме Марка Захарова» предпремьерный показ муздрамы «Маяковский» в вашей постановке. Вы подгадали к 130-летию поэта свою первую премьеру в качестве главного режиссера этого театра?

Да, надеюсь, что это счастливый «брак по расчету». Я ставлю спектакль к 130-летию Владимира Владимировича. Как видите, его бюст украшает мой кабинет. Один артист однажды принес мне большой черный пакет, в нем чья-то голова. Опешил даже. Оказалось, это голова Маяковского.

Главный режиссер Ленкома Алексей Франдетти

Главный режиссер «Ленкома» Алексей Франдетти

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Андрей Эрштрем

— Когда вы решили, что вам интересен Маяковский?

— После приглашения Департамента культуры города Москвы прийти в «Ленком» главным режиссером. И буквально через пару бессонных ночей я придумал, что буду ставить Маяковского. В тот же момент понял, что буду делать его только с Василием.

Василий Вакуленко, он же Баста?

— Да.

Почему именно он?

— Потому что Маяковский — это абсолютный рэп, хип-хоп. А большей звезды в этом жанре на отечественном музыкальном небосклоне, чем Василий, я придумать не мог. Более того, творчество Басты прекрасно ложится и рифмуется с Маяковским.

— Как Баста отреагировал на ваше предложение?

Василий Вакуленко (Баста)

Василий Вакуленко (Баста)

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Сергей Лантюхов

— У нас довольно давно уже шел диалог, чтобы поработать вместе над театральным проектом. Даже вне привязки к «Ленкому». Василий отреагировал положительно, потому что я позвал его в один из лучших театров Москвы.

Более того, насколько я знаю, он десять лет тому назад принимал участие в создании документального фильма, посвященного Маяковскому. Ну и, видимо, тогда у него всё это и закрутилось.

В афише не указано, кто играет Маяковского. Интригуете?

— Ну да, мы держим интригу. Но сейчас уже понятно, в роли Маяковского выйдут два молодых артиста театра — Станислав Тикунов и Игорь Коняхин.

— А почему не сделали ставку на звезду?

— Мне кажется, что главной звездой здесь остается Маяковский. На него мы и сделали ставку. В спектакле заняты народные артисты и заслуженные артисты труппы. Но важно не это, а то, что это очень хорошие артисты: Виктор Раков, Иван Агапов, Любовь Матюшина, Елена Шанина.

— Вы и их научили читать рэп?

— Да. Это невероятно трогательно, когда и Матюшина, и Шанина вдруг начинают читать строки хитов Басты. Когда в «Сансаре» ты слышишь: «Тысячи меня до меня…» — и это читает народная артистка России Елена Шанина — это круто! Gazgolder (музыкальный лейбл Басты. — «Известия») собирался даже выпустить отдельный релиз нескольких песен из этого спектакля.

сцена из муздрамы «Маяковский»

Сцена из муздрамы «Маяковский»

Фото: Юлия Губина

«Я никогда не пугаю детей»

— С момента вашего назначения на должность главного режиссера «Ленкома», год вы ничего не ставили здесь. У вас были в силе обязательства перед другими театрами?

— Нет, не поэтому. А потому что, как только мне было предложено, я тут же начал заниматься подготовкой к спектаклю. Его невозможно поставить сию секунду. Любой спектакль придумывается очень долго. У меня на это уходит минимум год. А дальше за шесть недель ставлю.

сцена из муздрамы «Маяковский»

Cцена из муздрамы «Маяковский»

Фото: Юлия Губина

— Жанр «Маяковского» — муздрама. Такого еще не было в «Ленкоме»?

— Не было ни подобного спектакля, ни этой музыки, ни такого жанра. А с другой стороны, всё когда-то было. Когда-то молодой режиссер Марк Захаров делал спектакль «Юнона и Авось» в непонятном жанре рок-опера, взяв за основу не очень понятную пьесу. Он выводил на сцену Богоматерь, при этом показывая обнаженную женскую грудь. Захаров говорил на особом сценическом языке. С ним рядом был абсолютно гениальный художник Олег Шейнцис, создавший декорации из стеклопластика, материала, который до этого никто не использовал на сцене театра.

— Вы выпустили кукольный мюзикл «Рождественская история» в Театре кукол Сергея Образцова, где главную роль сыграл Ефим Шифрин. Зачем вы решили напугать детей летающими гробами и покойниками?

Я никогда не пугаю детей. Более того, очень люблю работать с этой аудиторией. Может быть, через несколько сезонов буду делать детский спектакль в «Ленкоме». Я не считаю, что у Диккенса страшная история. Сегодняшние дети любят всё, связанное с магией, призраками, летающими гробами. Так что «Рождественская сказка» для этой аудитории вполне себе понятная история. Вопрос в том, что совсем маленьких детей вряд ли стоит водить на спектакль.

Все те артисты, с которыми я так или иначе сталкиваюсь в работе, мне доверяют. Ефим Шифрин с интересом откликнулся, когда я ему предложил поработать с куклами. Временами ему было сложно. Так же, как в свое время Лариса Александровна Долина испытывала сложности. Это было в работе над мюзиклом «Суини Тодд, маньяк-цирюльник с Флит-стрит» в Театре на Таганке. Открою тайну, слезы у Ларисы Долиной тоже были.

Народная артистка России Лариса Долина в роли Миссис Ловетт и актер Петр Маркин (слева) в роли Суини Тодда в сцене из мюзикла "Суини Тодд, маньяк-цирюльник с Флит-стрит"

Лариса Долина в роли Миссис Ловетт и Петр Маркин в роли Суини Тодда в сцене из мюзикла «Суини Тодд, маньяк-цирюльник с Флит-стрит»

Фото: РИА Новости/Рамиль Ситдиков

— Вы довели народную артистку до слез?

— Лариса Александровна — абсолютный перфекционист. И когда понимала, что что-то не получается, эмоции брали верх. Это рабочий процесс, а она — живой человек. Нам всем хотелось, чтобы всё было идеально. В результате всё получилось наилучшим образом.

— Вы заставили танцевать под свою дудку даже артистов Малого театра. Теперь в его афише появился мюзикл «Свадьба Кречинского».

Это было приглашение со стороны Малого театра, его решение сделать музыкальный спектакль. Мы быстро пришли к выводу, что нужно возобновить «Свадьбу Кречинского». Постановка Виталия Соломина когда-то уже была в репертуаре театра. Но закрылась, потому что скончался народный артист и исполнитель главной роли.

Сцена из спектакля «Свадьба Кречинского»

Сцена из спектакля «Свадьба Кречинского»

Фото: Юлия Губина

«Я несколько сезонов задумываюсь о «Дракуле»

— Складывается ощущение, что вы счастливчик. Нет такого режиссера во всей театральной Москве, который бы пек спектакли как пироги. При этом не в своем театре, а на стороне. Как вам это удается?

Счастливчик? Возможно. Всё, что делаю, делаю только по любви и никого не заставляю. Безусловно, без доли везения в профессии режиссера невозможно, в принципе, как и в любой другой. Но я мало сплю и много работаю. Поэтому добро пожаловать в мой мир.

— То есть никаких ведьминых отваров, никаких заговоров на удачу?

— Нет. Да даже связки чеснока — и той нет. Хотя я уже несколько сезонов задумываюсь о спектакле по мотивам романа Брэма Стокера «Дракула». Наверное, уже имеет смысл завести связку чеснока.

Алексей Франдетти
Фото: РИА Новости/Владимир Федоренко

— В «Ленкоме» не хватает вампира?

— Думаю, вампир будет не в «Ленкоме». Это будет рок-опера. Но следующий спектакль в «Ленкоме» тоже будет музыкальный. А потом собираюсь рискнуть и сделать драматический.

— Артисты не ревнуют, что главный режиссер не концентрируется на работе в «Ленкоме»?

— Я понимаю, что за сезон ставлю минимум шесть музыкальных спектаклей. «Ленком» просто не потянет столько. Это нормально. Потому что у нас одна сцена.

Я хочу, чтобы в этом театре появлялось как можно больше разных режиссеров, говорящих на разных языках с артистами. Актеры не должны привыкать к одной руке. Пусть даже талантливой. То, что я ставлю не только в «Ленкоме», — благо для театра.

— Кто будет в ближайшее время приглашен?

— Тяжело загадывать, но, надеюсь, в первой половине сезона Андрей Прикотенко приступит к репетициям. Это будет русская классика. Наши договоренности с ним были на начало 2025 года, но его планы, к счастью, несколько скорректировались. Наши тоже.

Режиссер Андрей Прикотенко

Режиссер Андрей Прикотенко

Фото: РИА Новости/Сергей Пятаков

Еще мы с Марком Борисовичем Варшавером (директор «Ленкома Марка Захарова», заслуженный деятель искусств России. — «Известия») задумали эксперимент. В следующем сезоне стартует режиссерская лаборатория, посвященная 90-летию Марка Анатольевича Захарова. Она будет называться «Марка Марка». И мне хотелось бы, чтобы молодые режиссеры приходили и пробовали свои силы с нашими артистами. Если завтра вдруг Александр Збруев скажет, что хочет сыграть в эскизе кого-то из новичков, я только поддержу это желание. Но показывать свою работу режиссеры будут в репетиционном зале. Сцена — не место для проб и ошибок, особенно когда она одна в театре. Но пробовать нужно. Режиссерская лаборатория — лучший путь, чтобы нащупать что-то новое.

— Есть информация, что вы замахнулись и на кино. И снимаются в нем Юлия Пересильд и Сергей Безруков.

— Действительно, запускался фильм с Юлей и Сергеем. Мы сделали кастинг. Но что-то у продюсера пошло не так, и проект не был осуществлен, к сожалению.

— Вы завязали с кино навсегда?

— Скажу честно, благодаря Александру Акопову, генеральному продюсеру СТС, с кино я завязал. Я понял, что так-то не очень кино люблю.

Алексей Франдетти
Фото: Мика Film

— Что произошло?

В прошлом году мы с ним сняли пилот музыкального сериала. И он лег на полку. Другой процесс в кино, другой настрой. Я его не очень люблю. И это несмотря на то, что я артист и в моей фильмографии 50 картин. Как театральный режиссер я гораздо успешнее, и я очень люблю театр.

«В нашей профессии без зависти не обходится»

— Вы дорогой режиссер?

— Да.

— Приглашая вас, театр должен иметь неплохой бюджет?

— Да, безусловно. Когда мне это интересно, тут вопрос не моего гонорара. Его я могу уменьшить в два-три раза. Но я никогда не уменьшу свои «хотелки». Если я придумал, что в спектакле необходимы идеальный свет, идеальный звук, артисты цирка, собаки, фонтаны, слоны, гуманоиды — это всё должно быть.

B данном случае мой гонорар будет каплей в море от того, что я хочу.

— Думаю, коллеги завидуют вам.

— Я занимаюсь такой профессией, в которой без зависти не обходится. Караван должен идти, и он идет.

Сколько у вас «Золотых масок»?

золотые маски
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Андрей Эрштрем

Три. За «Суини Тодда» в Театре на Таганке, за «Рождество О. Генри» в Театре имени Пушкина и за «Стиляг» в Театре Наций. Это персональные «маски», режиссерские. У спектаклей больше.

Есть ли негласное состязание между театрами: у кого больше премьер, у кого народных артистов?

— Я частями тела не меряюсь!

Алексей Франдетти — это залог кассы, или режиссер не застрахован от косяков?

— И на старуху бывает проруха. Могу где-то ошибаться, в моей биографии есть более успешные спектакли и есть парочка не самых лучших. Я же не автомат по выдаче хитов. Музыкальный спектакль — это всегда очень дорого, в разы дороже, чем драматический. Поэтому я стараюсь минимизировать риски и полностью просчитываю постановку.

К «Маяковскому», например, я начертил таблицу с пошаговой подготовкой к премьере. И она появилась не к последнему дню репетиции, а к первому. Кстати, Марк Захаров, готовя премьеру, создавал папку. В ней была очень подробная раскадровка. Вот мы с вами говорили, что я не люблю кино, а сам работаю так же, как он, по раскадровке. Потому что это помогает многое просчитать сильно заранее, в том числе — финансовые риски для театра.

сцена из муздрамы «Маяковский»

Сцена из муздрамы «Маяковский»

Фото: Юлия Губина

— У вас есть конкурент на ниве поставки музыкальных спектаклей?

— Есть не конкуренты, а коллеги, замечательно ставящие музыкальные спектакли. Евгений Александрович Писарев в Театре имени Пушкина. Я хожу на все его премьеры, а он приходит на мои. Мы друг друга поддерживаем.

Собственно, первая «Золотая маска» за спектакль «Рождество О. Генри» случилась в его театре. И спектакль идет уже восемь лет.

Одно из ярких впечатлений — спектакль «Кабаре Терезин» Нины Чусовой. Конечно, нас не много.

Почему?

— Потому что профессия штучная в очень элитном жанре — музыкальный театр.

Вузы регулярно выпускают режиссеров. В чем причина? Государство зря тратит деньги?

Сцена из спектакля «Маршрут построен»

Сцена из спектакля «Маршрут построен»

Фото: Ленком

— Вузы выпускают регулярно, но я сам себе ращу конкурента. Дарья Борисова — замечательный молодой режиссер. Она восемь лет проработала со мной в качестве ассистента. Кстати, Даша за несколько месяцев до моей премьеры поставила на ленкомовской сцене спектакль «Маршрут построен», забойную комедию с артистами театра — квартетом «Заячий стон». Спектакль уже номинирован на премию «Звезда театрала».

Я радуюсь ее успехам, ее график расписан почти так же плотно, как мой. Значит, это и моя победа тоже.

— Когда в этом году генеральный директор Большого театра Владимир Урин объявил планы, возникло некое недоумение. В главном театре страны собрались ставить кукольный спектакль. И зачинщик — опять Франдетти. Замах по Большому?

— Театр призван удивлять. А почему нет? В следующем сезоне на самой маленькой сцене самого большого театра страны будет премьера. Совместно с Театром кукол Сергея Образцова мы ставим спектакль, состоящий из двух камерных опер, — «Сын Мандарина» Кюи и «Соловей» Стравинского. Мы уже встретились с солистами, я попросил режиссера по работе с куклами Максима Кустова дать мастер-класс для них. К основным репетициям мы приступим в октябре.

Я очень жду этой работы, мне невероятно интересен синтез кукол и оперы. Премьера 30 ноября на Камерной сцене Большого театра. Это точно будет очень красиво.

куклы
Фото: РИА Новости/Кирилл Каллиников
Справка «Известий»

Алексей Франдетти — актер, режиссер. Родился 15 января 1984 года в Ташкенте. В 2002-м — поступил в Школу-студию МХАТ. В 2003–2006 гг. — учился во ВГИКе. В 2007–2010 гг. — работал актером в Театра Пушкина. В 2013 году дебютировал как режиссер с мюзиклом «Пробуждение весны», принял участие в конкурсе оперных режиссеров «Нано-опера». В 2016-м — дебют в МХТ имени Чехова, спектакль «Гордость и предубеждение».

В 2017-м — начало сотрудничества с Большим театром. Режиссер сотрудничал с Театром Вахтангова, Мариинским театром, Театром Наций, Красноярским театром оперы и балета, Государственным театром оперы и балета Северной Осетии, Театром музыкальной комедии в Санкт-Петербурге и другими. Трижды лауреат премии «Золотая маска», лауреат премии «Звезда театрала».

Прямой эфир