Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Политика
Путин выразил соболезнования лидеру Вьетнама в связи со смертью генсека ЦК Компартии
Мир
Нетаньяху отверг заключение суда ООН об оккупации палестинских территорий
Мир
Захарова прокомментировала видео с обливаемым кровью халатом врача «Охматдета»
Мир
Байден заявил о планах возобновить избирательную кампанию на следующей неделе
Общество
SHAMAN выступил на митинге-концерте возле американского посольства
Мир
В Белом доме сообщили об улучшении состояния заболевшего ковидом Байдена
Мир
В Белом доме заявили о возможном введении новых санкций против Китая
Мир
МО Великобритании допустило удары по России переданным Украине оружием Запада
Мир
Зеленский заявил о планах лично встретиться с Трампом
Мир
СМИ узнали о переговорах Харрис со спонсорами демократов
Мир
Белый дом допустил смену позиции по ударам ВСУ вглубь России
Мир
Маск предложил установить предельный возраст для кандидатов в президенты США
Мир
Lockheed Martin начала поставки истребителей F-35 пятого поколения
Мир
СМИ узнали о подготовке союзников Харрис к замене ею Байдена
Мир
Трамп поговорил по телефону с Зеленским
Наука и техника
В России начали применять новый препарат для лечения миодистрофии Дюшенна
Мир
Пентагон заказал девять самолетов для США и Японии на сумму более $1,4 млрд
Стиль
Создатели Hello Kitty назвали своего персонажа девочкой, а не кошкой
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Объединить людей может подлинное искусство и только оно, уверен Борис Эйфман. Его Санкт-Петербургский государственный академический театр балета 25–30 июля выступит на исторической сцене Большого театра в рамках фестиваля «Черешневый лес». «Известиям» народный артист России рассказал о проникновениях в особые измерения, новом балете «Преступление и наказание», гастролях от Светлогорска до Китая, сериалах на танцевальную тематику и о том, во что он верит и о чем молится.

«Моя привилегия как хореографа — заглядывать по ту сторону текста»

— В программе гастролей — балеты по знаковым произведениям русской литературы: «Анна Каренина», «Евгений Онегин», «По ту сторону греха», «Чайка. Балетная история». Насколько искусство балета способно отразить идеи Толстого, Пушкина, Достоевского, Чехова? Или вы, как хореограф, ставите перед собой иные задачи?

Мои спектакли, поставленные по великим книгам, — это не пересказ сюжета с помощью языка тела и не краткое изложение философских идей писателей. Балетное искусство позволяет освоить любой, даже предельно сложный интеллектуальный материал. Но мне интересно не создавать хореографические подстрочники, а находить в канонических литературных произведениях те смысловые и эмоциональные оттенки, которые обычно ускользают от читателя. Передать их способен лишь художественный арсенал психологического балетного театра.

Балет «Анна Каренина»

Балет «Анна Каренина»

Фото: Майкл Кури

Моя привилегия как хореографа — заглядывать по ту сторону текста, проникать в особое измерение, где обретаются сокровенные мысли гениальных авторов.

Я искренне благодарен Владимиру Георгиевичу Урину (гендиректор Большого театра. — «Известия») за то, что он дал нам возможность привезти на историческую сцену Большого столь насыщенный и интересный репертуар.

— Вы работаете над новым балетом по роману «Преступление и наказание». Почему на сей раз ваше внимание привлек самый детективный роман Достоевского?

— Дело не в детективной фабуле. Достоевский в своем романе поднимает важнейшую тему неразрывной взаимосвязи греха, душевных терзаний и раскаяния. Герои «Преступления и наказания» нарушают закон Божий и человеческий, но расплатой за это становится самый страшный суд — вершимый совестью.

Писатель говорит нам: да, каждый смертный может оступиться, пасть, но до тех пор, пока мы соизмеряем свою жизнь с моральными ориентирами и высшей истиной, есть шанс на спасение.

А что происходит сегодня? Люди не просто грешат, а словно пытаются дойти до края, познать границу, за которой разрушается душа человеческая. И самое чудовищное — ведут себя так, будто над ними нет никаких непреложных нравственных норм. Не стремятся ни к очищению, ни к искуплению вины. Преступления совершаются, а наказание не следует.

Балет «Евгений Онегин»

Балет «Евгений Онегин»

Фото: Майкл Кури

Премьера запланирована на 2024 год. Работа тяжелейшая. Но мы должны достойно пройти все испытания, иначе спектакль не родится. Родов без слез и мук не бывает.

— Произведения Бориса Тищенко, которые прозвучат в этом балете, достаточно сложны для восприятия. Что вдохновляет в них вас?

Музыка Бориса Тищенко действительно очень непростая в драматургическом отношении. Однако именно в его произведениях я услышал ту симфонию страстей, которая идеально соответствует художественному миру Достоевского и эмоциональному содержанию романа.

Сочинения Тищенко, к сожалению, сегодня нечасто используются театральными деятелями. Мы исправляем эту несправедливость. Я сам довольно долго шел к этой музыке. Теперь такой же путь преодолевают мои артисты.

«Мне нелегко работать с артистами других трупп»

— Вы активно гастролируете в городах России. Каким вы представляете своего зрителя? Остается ли Россия страной понимающей и благодарной балетной публики?

— Мы не работаем для каких-то специальных категорий зрителей. Наша публика — все те, кто беззаветно любит искусство танца или готов открыть ему свое сердце. За последние годы театр посетил с гастролями десятки российских городов, от Светлогорска до Красноярска. Все они встречали нас овациями. Для меня нет сомнений в том, что балет в России остается важнейшим из искусств.

Балет Чайка. Балетная история

Балет «Чайка. Балетная история»

Фото: Евгений Матвеев

— В последние годы и даже десятилетия, согласитесь, зарубежные зрители видели вашу труппу намного чаще, чем российские. Теперь международные направления исчезли из гастрольной жизни театра?

— Ни в коем случае. Только за сезон-2022/23 годов мы с огромным успехом гастролировали на ведущих сценах Израиля, Армении, ОАЭ, Узбекистана, Казахстана. Осенью труппа вновь посетит ОАЭ и исполнит в Дубае гала-программу, а после показами балета «Анна Каренина» закроет юбилейный 25-й Бангкокский международный фестиваль танца и музыки. Затем состоится масштабный тур по Китаю, где мы будем выступать на протяжении полутора месяцев. Наш театр не перестает быть посланником высокого искусства России в мире.

— В июне в Будапеште состоялась премьера вашего балета «Эффект Пигмалиона» в исполнении труппы Венгерского национального балета. Учитывая курс Запада на «отмену» всего русского, это знаковое событие. Как складывалось ваше сотрудничество с венгерской труппой?

— Не скрою: мне нелегко работать с артистами других трупп. Никогда не можешь быть уверенным в том, что они сумеют освоить абсолютно новый для них пластический язык, а главное — стать твоими соратниками.

В данном случае риск оказался оправданным. Танцовщикам Венгерского национального балета удалось донести до зрителя особую энергетику спектакля «Эффект Пигмалиона», подарить публике столь необходимые ей позитивные эмоции.

Проект получился уникальным: российский хореограф ставит за рубежом спектакль на музыку австрийского композитора Иоганна Штрауса – сына, в нем танцуют артисты из Венгрии, России, Украины, Японии, Италии, других стран, за пультом — известный британский дирижер. Вот и ответ на вопрос о том, что же сегодня может объединить людей. Подлинное искусство, и только оно.

«О картинах и сериалах на танцевальную тематику тяжело сказать что-то хорошее»

— В этом году вы вновь стали художественным руководителем хореографической сессии «Школы Иннопрактики», объединяющей танцовщиков и хореографов из разных стран мира. Кульминацией хореографической сессии станет гала-концерт фестиваля «Глобальные ценности», в рамках которого состоится мировая премьера новой версии вашего легендарного балета «Мой Иерусалим». Почему именно сейчас вы решили вновь к нему обратиться?

— «Мой Иерусалим» не исполнялся с 2008 года, но мне очень хотелось возродить его. Как обычно, я не стал заниматься реставрацией, а сочинил спектакль заново.

«Мой Иерусалим» — хореографическая притча о поиске универсальных ценностей, понятных представителям всех народов и религий и помогающих людям обрести взаимопонимание. Герои балета проходят сложный путь духовных метаморфоз, познавая в финале всепобеждающее чувство вселенской любви. Сейчас такой спектакль актуален как никогда. Мне было важно вернуть его на сцену.

— На протяжении последних 13 лет вы переносите на экраны свои знаменитые балеты, снимая их киноверсии. В январе завершились съемки «Русского Гамлета». Нет ли у вас намерения стать режиссером документального или игрового фильма о балете? Какие коллизии балетной жизни, в частности жизни вашего театра, достойны переноса на экран?

— Чем больше качественных документальных и художественных фильмов о балете будет снято, тем больше людей сможет заинтересоваться этим искусством. Правда, зачастую о картинах и сериалах на танцевальную тематику тяжело сказать что-то хорошее.

В балетном мире, говоря словами Ахматовой, есть «сор» и есть «стихи», из него произрастающие. Кинорежиссеры и сценаристы увлечены копанием в соре — в интригах и скандалах, наполняющих закулисье, — и мало кого волнует искусство как таковое.

Хотел бы я изменить ситуацию? Мне едва хватает времени даже на сочинение спектаклей. Тут уже не до съемок игровых фильмов. Я выбрал другой путь: наш театр переносит на экран свои знаменитые балеты. Сохраняя их для будущих поколений, мы вместе с тем развиваем оригинальное эстетическое направление — пластическое кино. Оно рождается из слияния выразительности хореографического искусства и новейших технологий кинематографа.

Надеюсь, талантливые режиссеры обязательно обратят внимание на те широчайшие творческие возможности, которые способен открыть перед ними балет.

«Я и мои коллеги взяли на себя роль первооткрывателей»

— В сентябре этого года вашей Академии танца исполнится десять лет. Время подвести первые итоги. Чего удалось достичь за это время? И с какими трудностями вы столкнулись?

Главная трудность — отсутствие в мировой балетно-образовательной практике аналогов выбранного нами инновационного педагогического направления. Никто и нигде больше не ставит своей задачей воспитание универсальных танцовщиков третьего тысячелетия. Я и мои коллеги взяли на себя роль первооткрывателей.

Балет «По ту сторону греха»

Балет «По ту сторону греха»

Фото: Майкл Кури

Возможности оглянуться назад и свериться с чьим-то опытом у нас нет. Если смотреть на историю двух главных балетных училищ страны (а возраст каждого из них — несколько столетий), то наша академия еще в самом начале становления. И все же уже сейчас мы убеждаемся в продуктивности применяемой нами педагогической методики. Воспитанники академии делают первые и по-настоящему яркие шаги в сочинении хореографии. Они работают в Большом и Мариинском театрах, в нашей труппе, других знаменитых коллективах. И если в будущем академия сможет внести ощутимый вклад в борьбу с тем системным кризисом балетного искусства, который наблюдается на протяжении последних десятилетий, — значит, мы действительно все делаем правильно.

— Строительство Дворца танца, кажется, близится к завершению. Какой спектакль вы бы хотели первым исполнить на его сцене?

У меня, разумеется, есть видение творческой программы Дворца танца и сценария его открытия. Моя жизнь всегда расписана на годы вперед. Но предпочел бы сейчас не оглашать собственные планы. И речь не о суеверном страхе перед очередным переносом сроков окончания строительства. Дворец будет возведен, сомнений здесь практически нет. Уже идет монтаж конструкций последнего уровня здания.

Проблема в ином. Получить строение, коробку — лишь полдела. Мне предстоит создать с нуля административную структуру не имеющего аналогов международного балетного центра и заняться решением огромного количества организационных, кадровых, хозяйственных вопросов. Про художественную составляющую жизни дворца даже не говорю. Пошлет ли мне Всевышний достаточно времени и сил? Хочется верить и молиться.

Прямой эфир