Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В прошлом году Литва пережила миграционный кризис, по итогам которого в стране оказались несколько тысяч мигрантов из Азии и Африки. В этом же году в республику нахлынули беженцы с Украины. Но если украинцев в Литве встречают хорошо, стараются обеспечить приемлемыми условиями размещения, то пришельцы из третьего мира вынуждены томиться в закрытых лагерях — в столь тяжелых условиях, что это вызывает протесты международных правозащитных организаций. Таким образом, получается, что в стране есть беженцы «первого» и «второго» сорта. Однако литовские власти, похоже, прислушиваться к рекомендациям правозащитников не намерены. Подробности — в материале «Известий».

Правозащитники бьют тревогу

В прошлом году литовские пограничники задержали на границе с Белоруссией и препроводили в лагеря временного содержания более 4 тыс. нелегалов из стран Азии и Африки. Еще больше людей были жестко и бесцеремонно выдворены из Литвы — их прогнали обратно на белорусскую территорию. В Вильнюсе утверждали, что Минск целенаправленно «создал миграционный кризис» и организовал «гибридную атаку» на эту прибалтийскую республику.

В ответ белорусы многократно обвиняли литовцев в жестоком и бесчеловечном обращении с беженцами. Согласно последним данным литовского МВД, в настоящее время в пяти центрах временного размещения проживают более 2700 мигрантов. Некоторые из них находятся на территории Литвы уже в течение года. Еще более 1 тыс. человек, первоначально оказавшихся в литовских лагерях, согласились за скромное денежное вознаграждение распрощаться с «европейской мечтой» и вернуться к себе на родину.

Правозащитники уже неоднократно обращали внимание на тяжелое положение людей, оказавшихся в литовских лагерях временного содержания. Так, еще прошлой осенью литовские журналисты и сотрудники Красного Креста, изучавшие жизнь мигрантов в лагерях, сообщали, что те уже успели сформировать кастовую систему.

Лагерь нелегальных собраний мигрантов в Руднинкай примерно в 30 км к югу от столицы Литвы, 5 августа 2021 года

Лагерь нелегальных собраний мигрантов в Руднинкай примерно в 30 км к югу от столицы Литвы, 5 августа 2021 года

Фото: Global Look Press/IMAGO/Julius Kalinskas

Иерархия формировалась по национальному и расовому признакам, а также по гражданству. К «высшей» касте относятся арабы и курды, к «низшей» — выходцы из стран Африки, Афганистана и Сирии. Кроме того, место в иерархической лестнице зависит от наличия денег и физической силы. Например, сильные вымогают у более слабых деньги за использование душа, представители разных каст посещают разные туалеты. Мигранты жаловались на процветающую в лагерях систему сексуальной эксплуатации и проституции. Помимо этого, поступали сведения, что наиболее обеспеченные беженцы наловчились приобретать алкоголь у литовских должностных лиц.

На днях забила тревогу международная правозащитная организация Amnesty International. В ее докладе сообщается, что беженцев месяцами держат в переполненных центрах временного содержания, где им не позволяют воспользоваться процедурой обращения за убежищем в ЕС. Более того, имели место случаи, когда надзиратели центров избивали, оскорбляли, запугивали и издевались над беженцами. В числе зафиксированных инцидентов упоминаются чрезмерное применение силы, использование собак и, опять же, сексуальная эксплуатация. При этом, как выясняется, к оказанию сексуальных услуг беженок принуждали не только мужчины, оказавшиеся вместе с ними в заключении в лагерях, но и сотрудники лагерной администрации.

Насилие в лагерях

Так, в мае подобного рода обвинение было предъявлено литовскому психологу Томасу Кялпше, работавшему в лагере для нелегальных мигрантов в деревне Мядининкай (недалеко от границы с Белоруссией). Этот психолог сотрудничал с литовской организацией Красного Креста и со службой охраны государственной границы при МВД Литвы. Кялпшу уличили в том, что он сексуально использовал женщин, находившихся в центрах регистрации беженцев. Психологу вменяется ст. 151 Уголовного кодекса Литвы («Принуждение к сексу»), по которой ему грозит до трех лет лишения свободы.

Лагерь мигрантов возле литовско-белорусской границы у деревни Мядининкай в Литве

Лагерь мигрантов возле литовско-белорусской границы у деревни Мядининкай в Литве, 24 августа 2021 года

Фото: TASS/EPA/VALDA KALNINA

В деле оказались данные о трех лицах, которые могли стать жертвами Кялпши — причем он оказался одинаково падким как до женщин, так и до мужчин. Литовская пресса полагает, что потерпевших может быть еще больше. К слову сказать, ранее обвиняемый работал в литовских детских садах, школах, в службе психологической поддержки педагогов. В 2019 году он участвовал в муниципальных выборах в Вильнюсе по списку влиятельной партии «Движении либералов». В соцсетях есть фотографии Кялпши со спикером парламента Литвы Викторией Чмилите-Нильсен, политиком Эдитой Рудялене, мэром Вильнюса Ремигиюсом Шимашюсом и другими известными лицами. Многие сначала просто не могли поверить, что столь уважаемый специалист мог опуститься до таких низких поступков.

«Происходящее в закрытом учреждении, где люди не могут получить доступ к помощи извне, попросить поддержки или выбраться из ситуации, несущей угрозу для них, создает обстоятельства, при которых они могут стать жертвами лиц, обладающих властью и имеющих плохие намерения. Сексуальное насилие в отношении людей, находящихся в заключении, которые не могут себя защитить и не понимают наш язык — это самый противный вид так называемого контролируемого кризиса», — заявила по поводу дела Кялпши руководитель литовского Центра по борьбе с торговлей людьми Кристина Мишиниене.

По словам Мишиниене, жертвы психолога поведали, что они подвергались сексуальному насилию как в своих комнатах в лагере, так и в кабинете подозреваемого. «Он сказал, что может заставить миграционные органы отправить меня обратно домой. Но он также может помочь мне остаться в Европе, поэтому я должна его слушаться. Я не умею говорить по-английски, не могла понять его должность и боялась ему сопротивляться», — рассказала одна из жертв.

Комментируя всплывшую информацию, пресс-секретарь пограничной службы Литвы Гедриюс Мишутис отметил, что «это действительно деликатное и сложное дело». Руководство литовской погранслужбы постаралось дистанцироваться от Кялпши, заявив, что он не являлся штатным сотрудником и был ненадолго нанят на договорной основе.

Шеврон Государственной пограничной службы Литвы на форме военнослужащего

Шеврон Государственной пограничной службы Литвы на форме военнослужащего

Фото: Getty Images/Paulius Peleckis

Но распространяются слухи, что к сексу беженок мог принуждать не только Кялпша. Так, немецкий журналист Халгорд Омар выложил в соцсетях видео, на котором обнаженные чернокожие женщины со связанными руками молят о помощи. «Ситуация с правами человека в Литве находится за гранью допустимого и с каждым днем становится всё хуже. Девушек в лагере для беженцев насилуют», — утверждает германский репортер. Однако литовская администрация утверждает, что якобы женщины раздеваются с целью «провокации».

Беженцы, доведенные до отчаяния, неоднократно предпринимали попытки бунта, а также проводили голодовки. Об одной из таких голодовок, устроенной обитателями центра содержания мигрантов, находящегося в здании бывшей тюрьмы города Кибартай, подробно писала литовская пресса.

«Сегодня не завтракали около 200 мигрантов, столько же отказались от еды и вчера. Не обедали сегодня 100, вчера 90 человек, не ужинали вчера около 100 мигрантов. Вообще, никогда такого не было, чтобы все 100% ели предлагаемую им еду», — отчитался журналистам по итогам очередного дня голодовки Гедрюс Мишутис. К слову, в те же дни правозащитники оценили условия содержания беженцев в Кибартай как крайне неудовлетворительные.

Авторы доклада Amnesty International подчеркивают, что такое отношение литовских властей к мигрантам из стран Азии и Африки резко отличается от того радушия, с которым встречают в ЕС людей, бегущих из Украины. Как заявили в организации, в Евросоюзе сложились две параллельные системы. Если граждане Украины получают в ЕС защиту, то люди, бегущие из других стран, оказываются под стражей и сталкиваются с бесчисленными препятствиями внутри системы, «которая отмечена позорным расизмом и иными формами дискриминации».

Региональный директор Amnesty International по Европе Нил Муйжниекс заявил: «В то время как Литва совершенно правильно оказывает теплый прием десяткам тысяч человек, бегущим из Украины, с опрошенными нами задержанными могли бы обращаться иначе. В связи с этим возникает серьезный вопрос об институциональном расизме внутри миграционной системы Литвы».

Беженцы украины
Фото: Global Look Press/Keystone Press Agency/Rick Mave

В организации отметили, что Еврокомиссия так и не наложила санкции на Литву, чьи нормативные акты, политика и практики в отношении беженцев из третьего мира нарушают нормы международного права и законодательство ЕС. Более того, литовским пограничникам по-прежнему помогают сотрудники Европейского агентства пограничной и береговой охраны (Frontex). На доклад организации вынуждены были отреагировать в сейме Литвы. Член парламентского комитета по правам человека Витаутас Бакас обескураженно отметил: «Читая отчет, трудно поверить, что это происходило в Литве. Такое впечатление, что мы все были втянуты и участвовали в гибридной войне против системы прав человека».

В свою очередь, литовские силовики пытаются «переводить стрелки» в сторону Москвы, которая по умолчанию виновата решительно во всех проблемах Литвы. Руководитель группы по вопросам политики общественной безопасности МВД Литвы Дарюс Домаркас заявил, что «отмечаемое в последнее время сокращение потока нелегальных мигрантов из Беларуси не должно вводить в заблуждение, что атака закончилась». Домаркас стращает: «Мы видим, что сформировался новый маршрут — через Россию, Москву... Люди прибывают в Москву, а поскольку и доступ в Беларусь оттуда не ограничен, они перебираются туда. А представители белорусского режима направляют их в Евросоюз. Нам действительно не следует обманываться тем, что в эти дни показатели ниже. Атака еще не закончилась».

По словам представителя МВД, также новым фактором является то, что на границе Литвы появились нелегальные мигранты не только с Ближнего Востока, но и из других регионов. «У нас имеются такие данные, что есть рейсы в Москву не только с Ближнего Востока, а еще и, например, с Кубы. А потом они прибывают поездом в Беларусь, а из Беларуси в Евросоюз. Если посмотреть на цифры, свидетельствующие о том, что происходит на нашей границе, мы видим, что эти показатели вроде бы сократились... Но это очень обманчиво. Мы наблюдаем волны, когда в какую-то неделю въехать в Евросоюз пытаются десятки мигрантов, а в некоторые дни — лишь единицы. И это огромный признак опасности, потому что мы видим, что данная атака контролируется белорусским режимом», — уверяет Домаркас.

Белорусские и литовские пограничные столбы возле четырехметрового забора на белорусской границе в Друскининкае, Литва

Белорусские и литовские пограничные столбы возле четырехметрового забора на белорусской границе в Друскининкае в Литве

Фото: REUTERS/Janis Laizans

Свалить на белорусский режим

30 июня Суд справедливости Евросоюза объявил, что принятые в прошлом году в Литве правовые нормы, которые не позволяют нелегальным мигрантам подавать прошение о предоставлении убежища и позволяют задерживать их просто за нелегальный въезд в страну, противоречат европейским директивам. Министр внутренних дел Агне Билотайте, в свою очередь, заявила, что Литва «должна защищаться» и не отступаться от своих решений, принятых ранее в отношении мигрантов. По словам Билотайте, «очевидна необходимость в конкретном правовом регулировании, которое позволило бы государствам-членам ЕС обеспечить эффективное решение в случаях инструментализации миграции и гибридной атаки». Глава МВД уверяет: «Меры, предпринятые на национальном уровне, были единственным эффективным способом сорвать план Лукашенко».

Кроме того, Билотайте обвиняет Amnesty International в непонимании «контекста ситуации». Правозащитники предлагают прекратить политику жесткого выдворения беженцев из третьего мира с литовской границы, освободить всех просителей убежища и обитателей лагерей для мигрантов. «Не дана оценка контексту самой ситуации, так как это не просто миграционный процесс, и это не военные беженцы, которые бегут от боевых действий. Задействуются совсем другие механизмы. Это гибридная атака, организованная белорусским режимом», — заявила журналистам глава литовского МВД. Отвечая на критику правозащитников в связи с тем, что мигрантов содержат в ужасающих условиях, Билотайте сказала, что в связи с их внезапным наплывом в стране подходящую инфраструктуру найти оказалось невозможно.

Министр оправдывалась: «Это обусловлено экстремальной ситуацией, когда такое большое количество людей с помощью белорусского режима одновременно прибыло в Литву. И, конечно, не имелось никакой инфраструктуры, всё нужно было создавать... И, конечно, не так просто было найти места, поступали разные возражения при выборе тех или иных мест».

Лагерь нелегальных собраний мигрантов в Руднинкай примерно в 30 км к югу от столицы Литвы, 5 августа 2021 года

Лагерь нелегальных собраний мигрантов в Руднинкай примерно в 30 км к югу от столицы Литвы, 5 августа 2021 года

Фото: Global Look Press/IMAGO/Julius Kalinskas

Билотайте также утверждает, что прежняя система предоставления убежища, действовавшая в Литве до кризисного 2021 года, создавала возможности для злоупотреблений. «Ею просто было очень легко злоупотреблять. Мы должны были четко сказать, что нам нужны перемены, чтобы процессы, используемые белорусским режимом, не были использованы против нас», — сказала министр.

Между тем правозащитная организация утверждает, что литовские учреждения не применяли надлежащий процесс рассмотрения ходатайств о предоставлении убежища, препятствовали тому, чтобы просители могли предоставить все необходимые доказательства того, что они в этом убежище действительно нуждаются. В Amnesty International оценивают якобы созданную в Литве систему юридической помощи беженцам из Азии и Африки как «обман». Билотайте же, со своей стороны, отмела мнение организации о том, что выдворение мигрантов на границе является незаконным и противоречит международному праву и законодательству Евросоюза. «Процедуры работают, и люди их используют. Эти процедуры точно не противоречат требованиям ЕС», — уверяет министр внутренних дел Литвы.

Читайте также
Реклама