Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Происшествия
Число погибших при пожаре в Севастополе выросло до семи
Мир
МИД КНДР раскритиковал США из-за поставок истребителей в Южную Корею
Мир
Обученные в Британии военные ВСУ сдались после 20 минут первого боя
Мир
В космической обсерватории на Гавайях произошел разлив топлива
Мир
Полковник США назвал побег в Польшу шансом Зеленского на спасение
Мир
Глава СВР заявил о нежелании РФ сражаться «до последнего украинца»
Происшествия
Пожар произошел на строительном рынке в Новой Москве
Мир
Киев уличили в проведении тотальной мобилизации в Снигиревском районе
Армия
В ЛНР заявили о переброске солдат и техники ВСУ на сватовское направление
Мир
Во Франции призвали не делать из помощи Украине рекламную кампанию
Общество
Сальдо заявил о больших потерях ВСУ при попытках форсировать Днепр
Мир
Тайвань зафиксировал приближение 23 самолетов и четырех кораблей КНР
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

На Петербургском международном экономическом форуме важной темой для обсуждений стало освоение российскими компаниями новых сегментов международного рынка. О том, как способствовать выходу отечественных товаров на мировой уровень в условиях нынешней социально-экономической обстановки, корреспондент «Известий» побеседовал с генеральным директором АО «Российский экспортный центр» Вероникой Никишиной.

— Вероника Олеговна, Минфин выступает за легализацию криптовалют в международной торговле. Что касается экспортеров — поддерживают ли они такую инициативу и для каких компаний вообще это может быть востребовано?

— Сейчас этот вопрос как никогда актуален, потому что сама ситуация подталкивает нашу страну к тому, чтобы создавать альтернативную систему проведения международных расчетов. В условиях, когда практически вся банковская система России попала под санкции, расчеты в традиционных валютах, евро и долларах, практически невозможны. Остаются два варианта. Первый — формировать систему расчета в национальных валютах, которые очень активно развиваются. Второй — альтернативная платежная инфраструктура, которая может и должна создаваться, — это расчеты в криптовалютах. Мы понимаем, что есть подводные камни. Они еще пока неизвестны и стоят на пути решения нашей задачи. Но альтернативы нет.

Мы, конечно, видим необходимость сейчас максимально активизировать действия всех игроков на российском сегменте, для того чтобы создать эту альтернативную платежную систему. Понятно, что эта работа командная и комплексная. Здесь должны вместе работать и Центробанк, и другие регуляторы, например Росфинмониторинг, Федеральная таможенная служба. Должна быть создана безопасная, надежная, именно техническая инфраструктурная часть. И Российский экспортный центр готов стать пилотной площадкой, для того чтобы постараться отпилотировать техническую и регуляторную части платежей в криптовалюте, выбрать максимально стабильный инструмент для трансграничного расчета вот в такой нетрадиционной форме.

Необходимо обеспечить все ответы на очень злободневные вопросы. Например, конфиденциальность платежей, реальную надежность, безопасность от кибератак. Важна стабильность курса, проверка добросовестности партнеров. Это необходимо, чтобы платежная система имела доверие. Этим надо заниматься уже сейчас, и скорости для решения этих проблем должны быть очень высокие.

Мы готовы. Выступаем с инициативой вместе с компаниями Физтеха, с которыми у нас уже есть определенное взаимопонимание, с российским Центробанком, Минфином и другими регуляторами отпилотировать такие платежи. Надо понять, где и какие сложности могут возникать. После этого уже системно предлагать регуляторику, которая будет обязательно формировать правила игры, без которых невозможно существовать в том числе в такой важной зоне деятельности, как международные трансграничные платежи.

Эмблема биткоина
Фото: РИА Новости/Кирилл Каллиников

— Для каких компаний это может быть наиболее востребовано?

— Это подойдет для любого экспортера, для компании любого размера. Прежде всего для компании, которая испытывает сложности с трансграничными платежами.

— Каковы перспективы сотрудничества с Ираном?

— Во-первых, хочу сказать, что мы с Ираном имеем достаточно давние дружеские взаимовыгодные торгово-экономические отношения. Наше сотрудничество началось еще три года назад. Мы были активными участниками процесса заключения между Ираном и Евразийским экономическим союзом, членом которого является Россия, временного соглашения о свободной торговле. Это важное соглашение, которое принципиально либерализовывало режим торговли, снижало импортные пошлины для входа на рынок очень важной страны — Ирана.

Когда соглашение было подписано и ратифицировано, те компании, которые увидели для себя возможности реализовать этот торговый режим, начали внутри этого режима выходить на иранский рынок и расширять там свое присутствие. Сейчас, когда вокруг России возникает необходимость перераспределения экспортных и импортных торговых потоков, Иран является одной из тех стран, которые действительно очень много чего могут предложить для решения этих проблем.

Наши экспортеры видят в продвижении своей продукции на рынок Ирана дополнительные преимущества. Наши импортеры видят в иранской продукции возможность заместить выбывшую продукцию из недружественных стран и восстановить разрушенные производственные цепочки. А я хочу сказать, что за время более чем 40-летнего нахождения Ирана под санкциями эта страна смогла создать очень много конкурентных производств. Существует определенный стереотип, что Иран является таким моноэкспортером, но на самом деле есть много отраслей, которые очень интересны для российских компаний. Поэтому наше открытие в мае представительства в Иране являлось, на наш взгляд, абсолютно логическим продолжением работы по выстраиванию взаимовыгодного сотрудничества с Ираном.

До конца года Российский экспортный центр планировал 13 бизнес-миссий в Иран и из Ирана. Только пять из них у нас будут в июне. Это и экспорт российских компаний: бизнес-миссии, где мы будем предлагать иранским покупателям наши экспортные товары. Это и обратные встречные бизнес-миссии, где для российских импортеров иранские предприятия будут показывать свои возможности встроиться в цепочки. Наличие представительства внутри страны позволяет ускорять какие-то коммуникации, до которых невозможно дотянуться из России.

— В каких еще странах планируется открыть представительство в этом году?

— У нас больше десятка представительств в разных странах. Мы идем как по пути открытия представительств, так и по пути открытия павильонов российской продукции. Представленная продукция позволяет компаниям страны, в которой этот павильон находится, ознакомиться с ней. И вот в этом году мы откроем в Турции павильон продукции агропромышленного комплекса. Мы видим большой спрос турецких компаний на российские товары и огромный интерес отечественных экспортеров быть представленными в этих павильонах.

Мы сейчас вместе с нашими экспортерами анализируем рынки других стран. Действительно, имеется экономическая целесообразность той модели, по которой мы будем расширять наше присутствие. А то, что мы очень активно и энергично расширяем наше присутствие на рынках дружественных стран, это абсолютно объективная реальность.

— Что обычно представлено в павильонах?

— У нас есть четыре страны, в которых открыты павильоны продукции агропромышленного комплекса. И это весь ассортимент экспорта ориентированной продукции, который мы можем в масштабах не разовых, а системных поставок предлагать покупателям. Эти страны — Китай, Египет, Объединенные Арабские Эмираты и Вьетнам. Турецкий павильон будет пятым. Там представлено всё: мука, крупа, вода, растительное масло, снеки, мороженое. То есть весь ассортимент, который мы предлагаем как в розницу, так и крупным дистрибьюторам. Кроме того, мы уже в тех странах, где есть эти павильоны, видим очень интересный эффект: многие дистрибьюторы, покупая нашу продукцию, реализуют ее не только на территории своей страны, а реэкспортируют в соседние регионы. И это для нас гораздо эффективнее, чем самим выходить на рынки этих стран.

Это и есть взаимовыгодное сотрудничество. Один из павильонов мы планируем открыть в Иране — такой механизм мы считаем очень перспективным. Иранские компании могут гораздо лучше, чем мы, работать со своими соседями, например Ираком и Афганистаном. Они готовы реэкспортировать нашу продукцию. Такие договоренности сейчас формируются.

— Что ожидается от перезапуска бренда «Сделано в России»?

— Сейчас очень важно, чтобы узнавание российской продукции было тем дополнительным подспорьем для наших экспортеров, чтобы найти своих новых партнеров. Если говорить про нашу программу Российского экспортного центра «Сделано в России», символом которой является трехцветная птичка, то она у нас с 2017 года. И это программа добровольной сертификации, когда компании оцениваются по определенному набору параметров.

Сегодня мы поняли, что нам необходимо масштабировать эту программу на большее количество участников и на больший эффект, который она может дать нашим клиентам. Мы хотим, чтобы качество российской продукции являлось его конкурентным преимуществом, визитной карточкой. Мы можем похвастаться многими параметрами с точки зрения качества. Это, например, экологичность. Для многих товаров нашего сектора АПК это очень важный критерий. Органическое происхождение, надежность, энергоэффективность — это абсолютно точно параметры, которыми многие виды нашей продукции могут характеризоваться. Но существуют стереотипы, которые сформировались на рынке нашей страны и на рынках некоторых других стран. Например, что российская продукция всегда заведомо хуже, чем ее западные аналоги. Мы хотим разрушить эти стереотипы как можно эффективнее и быстрее. Наша трехцветная птичка является знаком, подтверждающим, что эта продукция обладает высоким качеством. Вместе с нашими партнерами Роскачеством и Росаккредитацией мы отвечаем за то качество продукции, которое мы заявили.

Мы через продвижение зонтичного бренда «Сделано в России» с символической птичкой продвигаем всю российскую продукцию, а не конкретные бренды. Это продвижение дает гораздо более мультипликативный эффект для всей продукции, которая под этим брендом находится. И узнавание птички с одной стороны, а с другой стороны рассказы о том, что эта продукция действительно качественная, экологичная, всё это позволяет эффективно дотянуться до покупателя, который заинтересуется нашей продукцией.

Главное, чтобы покупатели понимали, что вся продукция, которая находится под таким зонтичным брендом, гарантированно обладает высокими свойствами. У нас есть действительно масса примеров, когда иностранный покупатель, желая купить нашу продукцию, просто не знает, какой товар является российским. Например, в первые дни, недели и месяцы той ситуации, в которой мы сейчас находимся, китайские покупатели искали на полках российскую продукцию, чтобы поддержать Россию. Наличие птички будет помогать тем, кто хочет купить нашу продукцию, быстрее узнать ее на полке.

Этот зонтичный бренд будет отвечать за конкретные критерии и свойства, по которым наша продукция достойна того, чтобы ее купить. В нынешней ситуации, когда происходит слом торгово-экономических связей, многие зарубежные компании начинают видеть свою уязвимость. Они боятся оказаться в такой же ситуации, как Россия. Если кому-то не понравится участие стран в каких-то действиях, их точно так же будут вытаскивать из цепочек добавленной стоимости.

Многие страны и многие компании из дружественных стран начинают очень серьезным образом переоценивать и свое место в мировой торговой системе. И тоже оценивают риски для себя, если в какой-то момент их захотят отключить от неких элементов торговой системы. И они анализируют свою зависимость от импорта на примере России, в которой стали предприниматься попытки убрать из производственных цепочек импортные технологии, комплектующие. И таким образом разрушаются эти цепочки.

Поэтому узнавание российской продукции, встраивание ее в цепочки — это очень важный тренд, который сейчас происходит. А наш зонтичный бренд «Сделано в России» помогает потенциальным клиентам найти своего экспортера.

Стенд Российского экспортного центра на выставке XXV Петербургского международного экономического форума
Фото: РИА Новости/Павел Бедняков

— Вы просто упомянули Роскачество. Верно ли сказать, что критерии гарантии качества, о которых вы говорили, разработаны этой системой ? Кто дает производителям птичку и по каким критериям?

— Существует большое количество добровольных систем сертификации. Это когда компания соответствует определенным критериям и получает документ, подтверждающий это соответствие. Таких программ зарегистрировано в Росстандарте достаточно много. Нашими партнерами будут Росстандарт, Росаккредитация, Роскачество. И компания, сама выбирая какую-то любую добровольную программу сертификации, получая по ней сертификат, априори будет иметь право получить птичку. А наши партнеры будут вместе с нами формировать реестр тех компаний, которые уже прошли в рамках существующих процедур по своим правилам сертификационные добровольные процедуры оценки. Мы будем просто объединять в единое сообщество всех, кто будет в этом зонтичном бренде формироваться.

То есть мы хотим расширить «воронку» всех компаний, которые по качественным характеристикам имеют подтверждение в виде любого документа, который они получили в рамках соответствующих процедур.

Читайте также
Реклама