Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир

«Россия к продовольственному кризису не имеет никакого отношения»

Посол РФ в Алжире Игорь Беляев — о поставках зерна, перспективах туризма и том, сможет ли газ из арабской республики заменить российский
0
Фото: Посольство России в Алжире
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Алжир не присоединится к санкциям против РФ — компании из этой страны готовы прийти на российский рынок, чтобы заместить освободившиеся ниши. Об этом в интервью «Известиям» заявил посол РФ в Алжире Игорь Беляев. Он отметил, что арабская республика может поставлять в Россию сельхозпродукцию, в частности фрукты и овощи, а также развивать туристическое направление для привлечения россиян. Дипломат также подчеркнул, что поставки газа из Алжира не смогут заменить российский экспорт голубого топлива в ЕС, поскольку у этой страны большой внутренний рынок и отсутствует достаточная инфраструктура для наращивания экспорта в Евросоюз.

«Наши отношения развиваются по восходящей»

— Глава МИД РФ Сергей Лавров 10 мая впервые с 2019 года посетил Алжир. Тогда визит проходил в январе, за месяц до протестов, которые привели к смене власти в стране: 2 апреля 2019-го многолетний лидер Алжира Абдельазиз Бутефлика ушел в отставку. Как сейчас развивается сотрудничество между Россией и Алжиром? Что изменилось?

— В этом году мы отметили 60-летие установления дипломатических отношений. Надо сказать, что наша страна была одной из первых, которая признала молодую независимую Алжирскую Республику, установила с ней дипотношения и начала оказывать всестороннюю помощь в становлении и развитии алжирской государственности. Эта помощь также была оказана алжирскому народу в годы национально-освободительной борьбы за независимость Алжира.

На настоящем этапе наши отношения развиваются по восходящей. Происходит интенсивный политический диалог. Наши руководители обмениваются посланиями. Созваниваются по телефону. Совсем недавно, 18 апреля, состоялся телефонный разговор Владимира Путина с [президентом Алжира] Абдельмаджидом Теббуном. Обсуждались состояние двусторонних отношений, координация позиций на международной арене, в том числе в рамках ОПЕК+.

В общем, у нас очень много тем для разговора с алжирцами. И самое главное, что многие наши позиции по различным международным и региональным проблемам совпадают.

— Хотелось также уточнить, с чем связан визит Сергея Лаврова в Алжир, учитывая, что всего месяц назад они встречались с главой МИДа этой республики Рамтаном Ламамрой в Москве? О чем говорили сейчас, что было в центре обсуждения?

— Визит российского министра нельзя назвать необычным явлением для традиционно дружественных российско-алжирских отношений. Такие визиты происходят довольно регулярно. И министр Лавров очень много раз бывал в Алжире. Господин Ламамра давно приглашал российского министра иностранных дел посетить с визитом Алжир. Сейчас этот визит удалось согласовать. Он связан с задачей дальнейшего поступательного развития наших двусторонних отношений. С координацией позиций, определением направления нашего сотрудничества в новых международных условиях. Эти отношения имеют очень хорошие перспективы.

«Обвинения Запада абсолютно беспочвенны»

— В каких сферах РФ и Алжир сейчас сотрудничают? Где две страны — экспортеры углеводородов могут быть друг другу полезны?

— Алжир традиционно проводит независимую самостоятельную внешнюю политику. Не оглядывается на окрики извне. Не подвержен влиянию извне. Поэтому, как я уже отметил, совпадение или близость позиций по международным проблемам давно уже сделали Алжир нашим стратегическим партнером. Соответствующая декларация, как вы знаете, была подписана в 2001 году. И сейчас стоит вопрос о подписании нового документа, в развитие и на основе этой декларации, об углубленном стратегическом партнерстве. Это как бы очень о многом говорит. Наши страны обменялись проектами соответствующего документа. И сейчас эксперты работают над его согласованием.

Обе стороны заинтересованы в укреплении многопланового сотрудничества. В том числе по торгово-экономической линии, которая, к сожалению, проседает. Но надо сказать, что, несмотря на все пертурбации, которые имели место в мире — я имею в виду здесь, прежде всего, пандемию коронавируса — наши торгово-экономические отношения не упали, как это происходит со многими странами мира. Наш товарооборот в 2021 году превысил $3 млрд. Что, конечно, с учетом потенциала России и Алжира явно не соответствует их возможностям. Но, как я уже сказал, имеются хорошие перспективы для наращивания сотрудничества.

— Сможет ли сотрудничество Алжира и России развиваться и дальше в условиях санкций? Есть ли шанс, что товарооборот в этом году превысит $3 млрд?

— Он может легко превысить эту цифру. Дело в том, что, как я уже отметил, Алжир — независимое суверенное государство, и ни к каким санкциям против России оно не присоединилось. Поэтому, когда мы ищем торговых партнеров, то алжирские компании, государственные и частные, готовы прийти на российский рынок и заместить ту продукцию, которая, может быть, сейчас не поступает из других стран. Я с сожалением констатирую, что, например, алжирская сельхозпродукция, которая ничем не уступает, а может быть, по некоторым параметрам и лучше, чем другие, у нас практически отсутствует. Овощи и фрукты по качеству ничем не отличаются от товаров многих североафриканских стран, которые экспортируют на российский рынок. Это одно из направлений сотрудничества.

Кроме того, в прошлом году произошел существенный скачок в экспорте российского зерна. Раньше Алжир в основном покупал зерно во Франции, в других европейских государствах, в странах американского континента. В прошлом году изменились требования к зерну. И эти параметры стали больше соответствовать качеству зерна из России. И произошел очень резкий скачок экспорта. Россия экспортировала сюда порядка 600 тыс. т зерна, а это достаточно приличная сумма. Поэтому и это направление может быть очень перспективным для нашего сотрудничества.

— Как кризис с зерновыми, который наблюдается во всем мире, сказывается на сотрудничестве России и Алжира в этой отрасли?

— Здесь я хотел бы отметить, что у нас активно работает совместная межправительственная комиссия по торгово-экономическому сотрудничеству. И так получилось, что и с нашей, и с алжирской стороны эту комиссию возглавляют министры сельского хозяйства. Поэтому им и карты в руки, для того чтобы продвинуть наше взаимодействие в сельскохозяйственной сфере на новые рубежи.

У нас идет подготовка к десятому заседанию межправкомиссии, юбилейному. Алжирская сторона предложила провести его в сентябре. И, я думаю, вопрос экспорта российского зерна в Алжир будет обсуждаться.

Что касается продовольственного кризиса, то надо сказать, что обвинения Запада о том, что Россия это спровоцировала, абсолютно беспочвенны и не имеют под собой никаких оснований. Всё началось еще во время пандемии коронавируса. И в результате непродуманных действий, которые предпринял ряд государств, прежде всего западных, когда были разорваны логистические связи, это всё и привело к определенным проблемам. А Россия к этому продовольственному кризису не имеет никакого отношения. Что касается Алжира, то, во-первых, Алжир производит у себя пшеницу и другие зерновые культуры. Конечно, того количества, которое здесь производится, недостаточно. Но у меня есть информация, которую я почерпнул из местных СМИ, что здесь накоплен достаточный резерв зерновых, пшеницы в том числе. И Алжир может нормально функционировать на этих запасах порядка восьми месяцев. Поэтому в остром плане эта проблема для Алжира не стоит.

«Существующие мощности разом увеличить невозможно»

— Мировые СМИ, в том числе Financial Times, написали, что в апреле алжирский и итальянский лидеры встречались и обсуждали наращивание Алжиром поставок газа в Италию. Тем самым республика может стать крупнейшим поставщиком газа в Италию, заместив Россию. Действительно ли Алжир может представлять угрозу и альтернативу российским поставкам газа в Евросоюз?

— Никакая страна в мире, и это уже многими экспертами отмечалось, не может быть альтернативой российскому газу, поставкам российского газа в Европу. При этом европейцы, по сути, сами по каким-то своим известным причинам, политическим или каким-то иным, пытаются отказаться от российского газа. Россия же как торговый партнер, который выполняет свои обязательства, продолжает поставлять газ в необходимых количествах. Но, если они хотят отказаться от российского газа, то это их личное дело.

Всем понятно, что ни страны Персидского залива, ни какие-то североафриканские страны не в состоянии заменить это голубое топливо, которое поступает из России. А что касается алжирского экспорта за рубеж, то, естественно, Алжир снабжает своим газом соседние европейские страны — Италию, Испанию — и через них дальше этот газ идет. Но существующие мощности разом увеличить невозможно. Мощности по сжижению газа тоже ограничены. Поэтому на какой-то процент Алжир может увеличить поставки газа в Европу. Но это абсолютно не означает, что алжирский газ будет альтернативой российскому. Кроме того, Алжир, как одно из крупнейших североафриканских государств, — с растущим населением, с развивающейся промышленностью — сам нуждается в газе. И внутреннее потребление здесь тоже растет. Поэтому экспортные возможности Алжира ограничены.

Что же касается намерения правительства развивать нефтегазовую отрасль, это нормальный вопрос. И если сюда идут иностранные инвесторы и готовы вкладываться, чтобы в перспективе, через сколько-то там лет эти объемы увеличить, то это, в общем-то, больше торговый или коммерческий вопрос. Мы в это не вмешиваемся. Это суверенное дело Алжира — кому, по какой цене продавать свой газ.

— Хотел спросить о туризме. Почему Алжир, в отличие от соседних Марокко и Туниса, не пользуется популярностью у российских туристов? Это вопрос к пиару или все-таки к местной туриндустрии?

— По-моему, если есть какие-то сходства между Россией и Алжиром, то это в том числе относится и к такой перспективной отрасли, как туризм. Ведь наша страна традиционно опиралась на экспорт углеводородов. Алжир тоже шел по этому пути. И на определенном участке нашей истории мы как бы не заморачивались вопросом развития туристического бизнеса. Потому что нефтедоллары поступали в страну, у нас всё было. Я имею в виду, что в прошлом этой сфере не уделялось должного внимания.

По-моему, Алжир тоже шел по этому пути. Но видя, какие прибыли приносит туристическая отрасль, сейчас они как раз очень сильно задумываются над тем, чтобы развивать туризм. Потому что соседние страны, страны Средиземноморья как раз неплохо зарабатывают на туристической отрасли. Но проблема здесь заключается в создании инфраструктуры, в подготовке персонала. Это занимает достаточно много времени и требует больших капитальных вложений. Насколько быстро будет развиваться эта отрасль, мы увидим. Но планы есть. И время от времени здесь проводятся туристические выставки, организуются поездки для наших туроператоров. Одна из поездок состоялась буквально в конце прошлого года. В туристическом плане здесь есть перспективы. Но всё это требует усилий, инвестиций. Ну и желания.

— Сейчас против российских банков введено много санкций. Как происходят взаиморасчеты с Алжиром? Проводим мы расчеты в национальных валютах? И как Алжир относится к перспективе принимать в стране карты «Мир»?

— Вы знаете, эти вопросы находятся в стадии решения, обсуждения. Поэтому я сейчас о каких-то конкретных результатах этой работы пока ничего не могу сказать.

— То есть можно говорить, что Россия и Алжир сейчас обсуждают переход на платежи в национальных валютах?

— Обсуждают различные формы осуществления торговых сделок.

Читайте также
Реклама
Прямой эфир