Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
Премьер Британии Сунак предложит Украине оружие дальнего действия
Происшествия
На месте взрыва газа в Тульской области нашли шестого погибшего
Мир
Зеленский 8 февраля встретится с Сунаком и украинскими военными в Лондоне
Авто
BMW представила обновленные модели кроссоверов X5 и X6
Мир
В Японии произошло извержение вулкана Сакурадзима
Мир
Более 7 тыс. человек погибли в результате землетрясения в Турции
Общество
В МИД РФ озвучили число отказов от российского гражданства в 2022 году
Мир
Спасатели МЧС отправились на поиск россиян под завалами здания в турецком Хатае
Мир
Британия 8 февраля объявит о новом пакете антироссийских санкций
Мир
Пятилетнего ребенка спасли из-под завалов на юго-востоке Турции
Мир
В Грузии задержан совершивший кражу из банка в $500 тыс. в 2020 году
Общество
Стало известно о состоянии здоровья госпитализированного журналиста Сванидзе

«Когда Глушаков приехал, он спросил, что можно и нельзя надевать»

Защитник «Урала» Арсен Адамов — о возможном дебюте за сборную, успехах екатеринбургского клуба и переезде из Грозного
0
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Зураб Джавахадзе
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Одним из открытий сезона РПЛ-2021/22 стал защитник екатеринбургского «Урала» Арсен Адамов. Его команда борется за выживание в премьер-лиге, но по игре в обороне одна из лучших в чемпионате России — 18 пропущенных мячей, меньше только у московского ЦСКА (16). Осенью 22-летний футболист, внук бывшего министра спорта Чеченской Республики, экс-вице-президента грозненского «Терека» Хайдара Алханова, дважды попадал в расширенный список сборной России.

Возможно, в 2022 году Арсен Адамов сумеет впервые выйти на поле в составе сборной. По данным СМИ, почти завершен его трансфер в московский «Локомотив», клубам осталось договориться только по его сумме — факт переговоров подтвердил и Хайдар Алханов.

В середине декабря Адамов дал интервью «Известиям», в котором рассказал о своей карьере, возможном дебюте в национальной команде, работе под руководством главного тренера «Урала» Игоря Шалимова, отношениях с Денисом Глушаковым и отъезде из Грозного.

Новая позиция

«Урал» провалил старт сезона, но не проигрывает уже шесть матчей подряд, а в 11 последних турах потерпел всего два поражения. За счет чего команда преобразилась?

— Последнее время мы больше внимания уделяли атаке. В обороне наладили чуть-чуть, сейчас уже на каждой тренировке отрабатываем атаки «3 в 2», «4 в 3», «5-3», «5-2». Быстрые атаки тренируем и в последних трех играх забили три мяча — это небольшой прогресс. До этого действовали от обороны, но в последних матчах больше пытались в атаку, агрессивно. Турнирная таблица непростая, нам нужны были очки. И хорошо, что уже пять встреч не проигрываем.

У вашего главного тренера репутация человека, склонного к комбинационному футболу. Он изначально что-то похожее на спартаковский стиль пытался ставить? Можно сказать, что осенний акцент на оборону был вынужденным? Или он с самого начала вас так просил играть?

— Мы и сейчас если на каких-то отрезках играем от обороны, то вынужденно. По ходу сезона стали действовать в три центральных защитника и в последних матчах начали понимать, что от нас хочет главный тренер. Изначально пробовали в четыре защитника играть, но пропускали нелепые мячи. Перестроились на три центральных и в чемпионате идем на втором месте по наименьшему количеству пропущенных.

Когда решили менять схему?

— Начали перестраиваться во время первого перерыва на сборные, в начале сентября. Но в выездном матче против «Рубина» это не сработало. В Казани была первая наша игра в три центральных. Мы не понимали, как перестраиваться. В итоге проиграли 0:4. После матча нам, защитникам, индивидуально показывали, как играть. Для меня это была новая позиция в центре при такой схеме, до этого обычно на фланге располагался. И через две-три игры мы поняли, что от нас требуют тренеры. Поэтому пропускаем мало.

Вы не пропустили в матче с «Зенитом» (0:0) и в обоих матчах с «Локомотивом» (0:0; 1:0), причем в первом случае «Локо» еще не казался таким кризисным. Против кого в РПЛ сложнее обороняться?

— Не сказал бы, что с кем-то трудно. Вот «Сочи» — у них не так много моментов было, но они так же опасны, как «Зенит». Сочинцы показались мне очень хорошей командой за две встречи этого сезона — и когда обыграли нас летом (2:0), и когда недавно сыграли с нами вничью (1:1). Но еще труднее было обороняться против «Зенита». У него более мастеровитые игроки. Плюс [Артем] Дзюба ростом почти два метра, с ним бороться практически невозможно, потому что габариты дают о себе знать.

Вы выделили Дзюбу, но ведь он тогда в первом тайме ничего не создал и был незаметен.

— Да-да. Может, из-за погоды, но в первом тайме не дали ему ничего сделать. При этом попотеть Дзюба нас заставил.

Насколько тяжела перестройка после августовского прихода Игоря Шалимова?

— У каждого тренера свои видение, схемы, упражнения. Не сказать, что на 100% всё поменяли, но с приходом Игоря Михайловича чуть-чуть наладили игру в атаке. Он ведь всю карьеру был атакующим игроком и больше всего требует от нападающих. Объясняет, как им правильно открываться, выходить из обороны в атаку через форвардов. Это основные моменты, которые мы с его приходом наладили. И за счет этого «Урал» в последних играх хорошо атакует.

«Футбол у нас в крови»

Вы родились в Нижнем Тагиле. Как ваши родители там оказались?

— В Нижнем Тагиле мой отец (Руслан Адамов. — «Известия») работал. Я здесь родился, а через месяц переехали в Грозный. Отец работал в милиции. Когда вернулись в Грозный, он потом стал начальником службы безопасности в «Ахмате».

Отец и дедушка повлияли на ваше желание заниматься футболом?

— Нет, на самом деле отец не настаивал на том, чтобы я играл в футбол. Мы с братом учились в одной школе, и всегда мой брат после двух-трех уроков уезжал домой. Я был младше и не понимал, почему так происходит. Оказывается, он ходил на футбол и мне ничего не говорил. Мама не говорила, потому что я ростом был невысокий и она боялась, что со мной на футболе что-то случится. А потом как-то мы с отцом поехали на его игру. Мне понравилось. Тренер брата сказал отцу, что если я захочу, то он меня возьмет в команду. Там ребята были 1997 года рождения, а я 1999-го. То есть я почти полтора года тренировался с ребятами старше себя. А так можно сказать, что футбол у нас в крови: отец, брат, дедушка.

— В прошлом году был шанс закрепиться в основе «Ахмата»?

— Если честно, никогда не считал себя слабее защитников основного состава «Ахмата», но мне не давали стопроцентного шанса показать себя. Я дебютировал в Грозном как раз при Шалимове, когда он там работал. Это было в последнем туре позапрошлого сезона против «Краснодара» (0:3). Сыграл очень хорошо и показал, что если мне дадут шанс, то есть не пять-шесть минут, а полный матч, то составлю конкуренцию любому футболисту. Но решение уйти в «Урал» возникло потому, что знал: не буду там играть. Не от меня зависело. Делал, что мог. И еще раз повторю, не считаю, что был слабее тогда тех футболистов, которые играли в основе. Тренер видел иначе. В итоге принял решение переехать. Когда переходил в «Урал», знал, что буду играть. Я благодарен команде за то, что мне дали такой шанс.

Как возник вариант с «Уралом»?

— Я поехал с «Ахматом» в Тулу на матч с «Арсеналом». После игры я должен был лететь в Ростов в расположение основного состава. Тогда — за дубль — мы выиграли, я забил два мяча. И по дороге в аэропорт мне позвонил тренер Иса Байтиев. А как раз в то время основа «Урала» должна была играть в Туле. И они случайно заехали посмотреть молодежку. Байтиев знал тогдашнего главного тренера «Урала» Юрия Матвеева. Они где-то учились вместе. Байтиев мне позвонил: «Я разговаривал с тренерами «Урала», они сказали, что посмотрят тебя». Это был ноябрь или конец октября прошлого года. Я даже не думал тогда, что перейду в «Урал». А в середине декабря мне позвонили из клуба и сказали: «Мы хотим взять тебя, если с твоим руководством договоримся». И так случилось, что руководители клубов договорилось. Руководство «Ахмата» пошло мне навстречу. Я благодарен ему за это.

Помните, как в прошлом сезоне весной при Юрии Матвееве стали играть в основном составе «Урала»?

— Изначально, когда я пришел в январе, тренеры говорили, что шанс будет. И что шансом надо будет воспользоваться. В марте наш капитан Денис Кулаков перед игрой с «Арсеналом» (2:0) заболел коронавирусом, тренер подошел ко мне и сказал: «Вот твой шанс, твори, показывай!» Я тогда сыграл очень хорошо и после этого матча стал стабильно играть в основе.

Вопросы адаптации

— Вы пересекались в Грозном с Денисом Глушаковым, в Екатеринбурге — с Павлом Погребняком. Они подсказывали вам что-то особенное?

— Конечно. С Глушаковым мы и сейчас на связи, раз в неделю переписываемся. Потому что, когда он был в Грозном, я где-то ему помогал адаптироваться, показывал места, помогал, где-то он мне подсказывал. Когда мы были в Грозном, всегда были вместе. И его советы я всегда слушал. Денис — хороший человек и футболист. И с Погребняком мы пять-шесть месяцев были в команде. Он невероятный профессионал. В 37–38 лет так великолепно играть не каждому удается. Но он смог, потому что относился к делу очень хорошо.

Местным ребятам часто приходилось так подробно объяснять легионерам или новичкам правила жизни в Грозном?

— Да нет, и особо сложностей не было. Когда Денис приехал, он спросил, где можно вкусно поесть, где погулять, что можно и нельзя надевать. Основные вещи я ему объяснил. Он сразу всё понял, всё запомнил. Проблем вообще не было.

Какие есть основные правила для тех, кто едет к вам в гости?

— У нас в республике нельзя ходить в шортах и майке по городу и гостинице. Именно короткой майке, а не футболке. Менталитет не позволяет.

Вам тяжело было адаптироваться в Екатеринбурге, когда впервые переехали жить за пределы Чеченской Республики?

— Здесь был еще один чеченец, Чингиз Магомадов, он сейчас в аренде в «КАМАЗе». Он мне помог полностью адаптироваться. С первого дня проблем не было. Погодные условия были единственной проблемой. Когда приехал, здесь было минус 30. После сборов тяжело было тут тренироваться. Но сейчас адаптировался.

Как отреагировали на слова Валерия Карпина, сказавшего, что в Хорватии наша сборная боялась?

— Я с Валерием Георгиевичем поработал десять дней. Знаю, что он говорит, что требует, как объясняет. Он говорил играть в футбол, не обороняться, не сидеть сзади. Он требовал играть в комбинационный, агрессивный мужской футбол.

Вас в сборной наигрывали на фланге обороны, где перед матчем с Хорватией были проблемы, так как из-за травмы не мог помочь Сергей Терехов, а Федор Кудряшов не выдержал всю игру, потянул мышцу и из-за этого случился его автогол. Не было мысли, что могли попасть в состав, если бы находились в команде?

— Тяжело сказать. Почему я вообще не попал в окончательный список на ноябрьские матчи? Перед матчем с «Химками» (0:0) я сильно заболел, а именно на эту игру приехал тренерский штаб. И после матча назвали окончательный состав, меня там не было. Думаю, что на 60–70% из-за болезни не попал в состав. Если бы кто-то в сборной травмировался дня за три-четыре до игры с Кипром (6:0), то, возможно, меня бы вызвали. А может, и нет. Матч с «Химками» был 31 октября, а состав сборной на Кипр и в Хорватию огласили 1 ноября. Я вернулся в общую группу в «Урале» 6 ноября, провел одну предыгровую тренировку и сыграл с «Зенитом».

— С листа выходили на поле против лидера?

— Да, потренировался 30–40 минут, а до этого неделю не тренировался. Но матч получился удачный, получил приз как лучший игрок встречи.

«Такие моменты бывают, их надо пережить»

Какие были ощущения, когда в матче с «Зенитом» в вас полетел Клаудиньо, получивший за это красную карточку?

— Я отобрал мяч у Малкома. Знал, что Клаудиньо будет играть в подкате, потому что он этот мяч не доставал. Я убрал мяч вправо, и он ударил меня выше щитков. Я не просил карточку. Я просто встал. Ко мне подходит доктор и спрашивает: «Можешь играть?» Я ответил, что могу. А он мне говорит: «Всё, его удалили». Я даже не знал, что его удалят. В голове я не держал, что это чистая красная. После игры посмотрел повтор, действительно, к сожалению, это прямая красная карточка.

— Клаудиньо подходил к вам после матча с извинениями?

— Нет, но я читал интервью, где он извинился. Всё нормально.

Связывались ли с Федором Кудряшовым после его автогола в матче с Хорватией?

— Нет. Да и его вины там особо нет. Это чистая случайность. Это может быть с каждым футболистом. Такие моменты бывают, их надо пережить.

У вас были в детстве или в юности коллеги по амплуа, на кого вы ориентировались?

— Когда в академии был, то сильно не следил за европейским футболом. Но равнялся на Ризвана Уциева. Не только хороший футболист, но и хороший человек. То, что он делает, — дорогого стоит. Он всегда всем помогал, продолжает помогать до сих пор. На него я и равнялся. А когда перешел во взрослый футбол, то в России мне всегда нравился Марио Фернандес. Каким-то вещам я научился у него.

Вы можете стать первым чеченцем, который дебютирует за национальную сборную. Кто-то из республики поздравлял вас с первыми вызовами?

— Да, почти все. Не всем даже смог ответить. Я благодарен каждому, кто написал тогда. Для чеченского футбола, для республики — это достижение, когда кто-то попадает в сборную.

Вы как-то уже анализировали будущих соперников сборной по стыковым матчам — Польшу в полуфинале и Швецию или Чехию в финале?

— Рано анализировать. Ближе к марту тренерский штаб будет анализировать. А сейчас надо работать, попасть в сборную. Это задача номер один.

— Не держите в голове, что есть шанс сыграть против Роберта Левандовски или даже Златана Ибрагимовича?

— Конечно, хотелось бы попробовать свои силы против таких топов. Но не хочу загадывать. Всё возможно. Надеюсь, в марте вызовут в сборную. Буду прилагать все усилия, чтобы вызвали.

Читайте также
Реклама
Прямой эфир