Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
«Бог не стрелял бы в людей»: в Казани простились с погибшими в школе
2021-05-12 20:32:53">
2021-05-12 20:32:53
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В среду в Казани хоронили жертв нападения на гимназию № 175. Тела всех семерых погибших детей сразу после теракта привезли в Республиканское бюро судебно-медицинской экспертизы на Сибирском тракте. Отсюда их увозили ранним утром 12 мая и хоронили в разное время и на разных кладбищах — в последний день поста, прямо накануне праздника Ураза-Байрам. Проводили в последний путь и двух педагогов школы — 26-летнего преподавателя английского языка Эльвиру Игнатьеву и 55-летнюю учительницу начальных классов Венеру Айзатову.

«Все они мне родные»

Все семеро погибших детей — ученики 8 «А» класса: Амир Шайхутдинов, Амир Волков, Алиса Гарифуллина, Амир Зарипов, Зульфия Галимзянова, Ильзия Нагимуллина, Дамир Гайнетдинов. Всем ребятам было по 14–15 лет.

У выходящего из морга имама мечети «Гаиля» Рустама Хайруллина глаза красные от слез, но он держится — в гимназии у него учатся двое сыновей. Старший сын Ахмат, ученик того самого 8 «А», был в классе во время стрельбы, но по счастью не ранен. Младший Амин, третьеклассник, в реанимации.

— С одним погибшим мальчиком мой сын дружил. Они были сплоченным классом, все 25 человек, всегда вместе отдыхали и проводили время. И родители между собой дружили. Класс национальный, татарский. Сегодня мы прощались с погибшими одноклассниками сына, — рассказал «Известиям» отец мальчиков.

Похороны погибших в результате стрельбы в школе №175 в Казани

Похороны погибших в результате стрельбы в школе № 175 в Казани

Фото: РИА Новости/Олег Казанцев

В трагическом разрыве с национальными корнями Рустам видит причину многих бед, которые переживает молодежь в Татарстане. В том числе и трагедии со стрельбой по детям.

— Мы должны понимать, что детям нужна вакцина веры, чтобы они знали свои национальные религиозные устои, чтобы не было таких проблем, когда человек растет, не зная своей духовности, и начинает искать что-то ненужное. Этот парень (стрелок. — «Известия») возомнил себя Богом, но Бог никогда не желает нам плохого и никогда не стрелял бы в людей, — говорит Рустам.

Ильзира Халиулина до выхода в декрет преподавала в гимназии историю и обществознание. Как она рассказала «Известиям», 8 «А», в котором погибли дети, был национальным классом, дети изучали там татарский язык.

— Все они мне родные, всех любила. В гимназии разные дети — и хулиганы, и спокойные. Эти, которые погибли, ангелочки сущие, — плачет учитель.

Похороны погибших в результате стрельбы в школе №175 в Казани

Похороны погибших в результате стрельбы в школе № 175 в Казани

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Зураб Джавахадзе

У Ильзиры Халиулиной есть своя версия того, почему в 8 «А» погибли дети. Все погибшие дети — спокойные, исполнительные, поэтому они остались сидеть на местах даже когда прозвучали выстрелы. Не побежали в панике в коридор, не кинулись в окно.

— Им сказали сидеть, и они сидели, потому что исполнительные, скромные. Я у них преподавала, замещала другого учителя истории. За счастье было у них провести урок: они всегда готовы, всё домашнее задание сделано, на уроке тоже работают усердно. Бог забирает лучших, видно, там такие нужнее, — заключила преподаватель.

Study is over

Утром 11 мая 26-летняя Эльвира Игнатьева вышла в коридор третьего этажа гимназии как раз в тот момент, когда по нему шел убийца. Она успела оттолкнуть стоявшего рядом ребенка, фактически прикрыв его собой. Пули попали в нее, от полученных ранений молодая женщина скончалась на месте.

Проститься с любимой учительницей английского языка 12 мая на Самосыровское кладбище в Казани приехало огромное количество людей — родные, близкие, коллеги и ученики. Некоторые ребята пришли в траурных черных футболках с символической надписью Study is over (учеба окончена).

Эльвира очень любила детей, поэтому и поступила в педагогический, сказал «Известиям» ее дядя Талгат Гумеров.

Похороны погибших в результате стрельбы в школе №175 в Казани. В результате нападения погибли девять человек, среди которых семь детей

Похороны погибших в результате стрельбы в школе № 175 в Казани. В результате нападения погибло девять человек, среди которых семь детей

Фото: РИА Новости/Роман Кручинин

— Она была очень старательной: постоянно готовилась к урокам, занималась, много читала. Как ни приду к ней в гости, она всё время за уроками сидит. Она была лучшей учительницей английского языка и свою жизнь отдала, защитив ребенка, — рассказал он.

В гибели племянницы и ее учеников Талгат винит плохо организованную школьную охрану, прорехи воспитания и компьютерные «стрелялки».

— Школы ориентированы только на то, чтобы преподавать предметы. В свое время нас и воспитывали, и знания давали. Но самая большая беда — в интернете можно найти много всего о том, как убивать, — говорит родственник погибшей.

Яна Глебова, мама семиклассницы Юстины, вспоминает об Эльвире Игнатьевой и никак не может сдержать слез.

— Эльвира Николаевна была классным руководителем у моей дочери с пятого класса. Ее любили все дети и родители. Нам хотелось, чтобы она нас выпустила (довела до выпускного класса. — «Известия»). Дети говорят, она как будто всех нас собой прикрыла. Хотя они находились в другом классе, сложилось ощущение, что своей гибелью она взяла на себя удар за всех, — рассказала «Известиям» женщина.

После теракта Юстина весь день переживала из-за того, что Эльвира Николаевна не выходила на связь, просила с ней связаться, плакала. И плачет до сих пор, рассказала мама девочки.

С особенным теплом вспоминают об Эльвире и ее преподаватели.

Она была замечательной студенткой: светлой, целеустремленной, ответственной, — рассказала «Известиям» декан Высшей школы русской и зарубежной филологии Института филологии и межкультурной коммуникации Казани Фуниза Тарасова. Этот институт Эльвира окончила в 2019 году, училась заочно на факультете иностранных языков. До этого у нее за плечами уже был педагогический колледж, после чего она пошла работать в школу и параллельно училась в институте.

Похороны погибших в результате стрельбы в школе №175 в Казани
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Зураб Джавахадзе

Проститься с бывшей студенткой на кладбище пришла и профессор кафедры теории и методики преподавания иностранных языков того же института филологии Диана Каюмова. Она преподавала у Эльвиры практику речи английского языка в течение последних двух лет ее обучения в вузе.

— Она была очень целеустремленным человеком, одна из первых выполняла все домашние задания, несмотря на то что обучалась заочно и работала. С радостью откликалась на все просьбы. А еще была красавицей, умницей, веселой и оптимистичной, — говорит педагог.

В 2018 году Эльвира Игнатьева участвовала в конкурсе «Учитель года» и заняла второе место на районном этапе конкурса, рассказала «Известиям» начальник управления общего образования Министерства образования и науки Республики Татарстан Тамара Фёдорова.

— Будучи такой молодой, она показала замечательные уроки, провела прекрасные внеклассные мероприятия. Эльвира была как солнце! Даже ее фотографии в соцсетях излучают жизнерадостность. Очень смелая, ставила перед собой цели и достигала их. Вечная ей память, — расплакалась сотрудник образовательного ведомства.

26-летнюю Эльвиру Игнатьеву похоронили по мусульманскому обычаю.

«Забегали обниматься»

Во второй половине дня 12 мая было многолюдно и на Константиновском кладбище, где в последний путь провожали еще одного педагога — Венеру Айзатову, учителя начальных классов. Педагогом она проработала 34 года.

Ученик 6 «Б» класса Дима Шайдулин пришел проститься со своей первой учительницей — Венера Айзатова преподавала у него с 1-го по 4-й класс. Здесь же и его мама Ирина Шайдулина. В классе, который вела погибший педагог, она была членом родительского комитета.

О Венере Айзатовой она говорит как об учителе старой закалки, умевшей находить общий язык с детьми и мотивировать их на учебу и развитие.

— Мы с ней контактировали очень близко по всем школьным делам. Она была справедливая, честная и добрая. Вырастила хороших детей — отличников у нас много было. Наш класс очень хвалят, он один из лучших, и я думаю, что это во многом ее заслуга. Дети у нас сейчас учатся очень хорошо, по всем предметам успевают. Значит, она в раннем возрасте заложила в них всё, что было нужно. Но она не только учила, но и занимала, и воспитывала. Очень активно проводила выходные — ездили с ней в музеи, в цирк, в театры, она нас организовывала, — сказала «Известиям» Ирина Шайдулина.

казань  школа
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Олег Казанцев

Венера Айзатова была из тех педагогов, чей телефон никогда не выключался для учеников. Будучи уже в шестом классе, через два года после выпуска из младшей школы, ученики Венеры Айзатовой регулярно заглядывали к ней в класс — «пообщаться и пообниматься», рассказала «Известиям» Ирина Шайдулина.

— А в этой четверти мы к ней не успели зайти, — сокрушается Дима Шайдулин.

Мама говорит, что ребенок до сих пор в шоке. Мальчику повезло — в день трагедии его не было в школе, вместе с семьей он отмечал Радоницу, ходил на кладбище поминать усопших родственников. О произошедшем в гимназии знает со слов одноклассников.

Наш класс находился на четвертом этаже. К нам убийца не дошел, но 8 «А» был прямо под нашим классом и поэтому всё было слышно. Сначала громкий взрыв как от гранаты, а потом еще три или два — это уже из дробовика стреляли. У нас был русский язык, ребята поставили к двери парты и держали их. К ним постучались, они все испугались, думали, что это стрелок, оказывается, это пришла полиция. Потом их спустили по пожарной лестнице, — рассказал «Известиям» Дима.

Все его одноклассники живы и здоровы, но у некоторых «была истерика и болело сердце», поделился он.

Коллеги Венеры Айзатовой готовы говорить о ней долго: добродушная, открытая, всегда с улыбкой.

— В ее 4 «Б» большинство были мальчики, и я всегда удивлялась, как она умела с ними ладить. Дети ее любили, это сразу чувствовалось. Первое время, когда я только начинала преподавать в этой школе, она мне во всем помогала, давала советы. Отзывчивая, с чувством юмора, жизнерадостный человек. Какую любовь надо иметь к работе, к детям, к преподаванию, чтобы 34 года заниматься только этим и не уйти ни во что другое? — говорит учитель английского языка гимназии Эльмира Низамиева.

И Венера Айзатова, и Эльвира Игнатьева — два совершенно безобидных человека, которые с детьми очень легко находили контакт. И если поверить в то, что мотивом расстрела могла стать месть за учительские обиды, то они ее совсем не заслуживают, считает педагог.

казань свечи память
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Волков

— Мне кажется, если у этого стрелка были проблемы, здесь вопрос к системе образования в целом. Думаю, ОГЭ сыграл свою роль, потому что в 10–11-й класс не идут дети, которые не могут сдать ОГЭ. Он ушел из гимназии, а незадолго до трагедии его отчислили и из колледжа. В советское время он мог спокойно с тройками окончить 11-й класс, уйти в армию, потом пойти на рабфак и поступить в вуз. А после того как его отчислили из колледжа, я не знаю, в каком депрессивном состоянии он находился, если никто не обращал на него внимания. И даже родители, — пытается найти хоть какое-то объяснение бесчеловечного преступления Эльмира Низамиева.

Теперь она вместе с другими учителями гимназии, пришедшими проститься с погибшей коллегой, гадают, где неработающий преступник мог взять деньги на покупку оружия, госпошлину и медосмотр и почему ему всё это разрешили.

В разговоре с корреспондентом «Известий» педагоги жаловались на загруженность, на необходимость работать сразу на несколько ставок, от этого усталость и невозможность уделять много внимания ученикам.

— В интернете обвиняют директора, мол, это она не доглядела с охраной. Но разве директорам школ деньги выдают на охрану? У школы нет такой статьи. В школе, где моя дочь учится, написали на администрацию жалобу, что они собирают деньги. Прокуратура грозит пальчиком: «Деньги собирать нельзя». Директору говорят: «Охраняй школу как хочешь». Как директор должен вести себя в этой ситуации? Спасибо, что она тревожную кнопку установила. Выделяйте деньги на охрану, сажайте туда полицейских с табельным оружием. Почему всю полицию расформировали, сократили? — задается вопросом учитель.

У 55-летней Венеры Айзатовой остались дочь и внуки.

Читайте также