Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Дело дрянь: в Подмосковье оправдали обвиняемого в убийстве
2021-03-26 18:36:47">
2021-03-26 18:36:47
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В подмосковной Кашире случилось нечастое событие: суд оправдал обвиняемого в убийстве. 45-летний Павел Буянкин без малого два года провел в СИЗО, но был освобожден 25 марта на основании вердикта коллегии присяжных. Защите удалось доказать, что мужчина не был на месте преступления во время его совершения. Подсудимый и его адвокаты просили провести элементарные следственные действия, чтобы установить истину по делу на протяжении двух лет, но обвинение с завидным упорством настаивало на своем. Подробности дела, которое может стоить карьеры некоторым подмосковным силовикам, — в материале «Известий».

Поножовщина

22 июня 2019 года в Кашире встретились три давних приятеля. Павел, Юрий и Михаил решили вспомнить былое, но переусердствовали с горячительными напитками. Начали еще во дворе, где Юрий гулял с ребенком. Потом сходили в магазин и продолжили возлияния в городском сквере на лавочке. Дальше версии у следствия и защиты разнятся.

По словам оправданного Павла Буянкина, в какой-то момент между изрядно пьяными Юрием и Михаилом началась драка. Юрий повалил друга на землю и бил, пока его не оттащил Буянкин. Павел хотел понять, из-за чего товарищи поссорились, но его вопросы остались без ответа. Юрий покинул собутыльников. Позднее Михаил предложил Буянкину позвонить товарищу.

Нож в руке
Фото: Depositphotos

— Павел позвонил и поинтересовался у Юрия, где он находится, но тот не сказал ничего внятного. Впоследствии выяснится, что спустя 3 минуты после разговора Юрий был убит. Звонок же следствие потом использовало как улику против Павла, — пояснил член Ассоциации юристов России, адвокат Павел Корнияко.

Тело Юрия было найдено у подъезда на улице Вахрушева с тремя ножевыми ранениями. Одно из них — в грудь — оказалось смертельным. В автомобиле скорой помощи в 23.08 сердце мужчины остановилось.

Осмотр телефона погибшего показал, что ему накануне звонил Буянкин. Мужчину задержали и обвинили в убийстве. Любопытно, что Михаил на допросе у следователей скрыл факт своей ссоры с покойным, а от предложения стороны защиты Буянкина пройти проверку на полиграфе отказался, сославшись на… чрезмерное пристрастие к алкоголю.

Алиби

Буянкин с первого до последнего дня настаивал на своей невиновности. На допросах он указывал, что в момент гибели товарища находился на другом конце города, его слова подтвердила женщина, у которой он тогда был. Но следствие не пожелало рушить сложившуюся стройную версию событий, сочтя слова свидетельницы вымыслом. Пролить свет на ситуацию с алиби вполне могли специальные технические мероприятия — хотя бы получение данных биллинга от сотового оператора. Несмотря на многочисленные жалобы и ходатайства адвоката, сделано это так и не было.

Оперативники нашли нескольких подростков, которые видели настоящего убийцу. По их словам, перед смертью Юрий распивал алкоголь с неизвестным у подъезда. С очевидцев даже взяли объяснения. Тем не менее следствие не спешило допрашивать молодых людей целых 9 месяцев. Но и после того как подростков всё же допросили, следователи не стали проводить опознания ими обвиняемого Буянкина. По данным защиты, подростки услышали крик, а когда поспешили к месту событий, то увидели и запомнили мужчину, стоявшего над трупом. Один из свидетелей даже перекинулся парой слов с убийцей, который затем поспешно скрылся.

Служебный автомобиль дежурной части
Фото: РИА Новости/Алексей Сухоруков

Защита пыталась обратить внимание прокуратуры на многочисленные нестыковки в деле после окончания расследования.

— Вместе с коллегой мы указывали в жалобах к прокурору, что у подзащитного не было мотива для совершения преступления. Они были друзьями детства. В деле отсутствуют записи с камер видеонаблюдения, хотя ими утыкан сквер у фонтана, это могло показать, что драка была между Михаилом и Юрием, — рассказал один из адвокатов Буянкина.

Пятна на репутации следствия

Еще одним доказательством, на котором строилось обвинительное заключение, стали якобы изъятые у Буянкина футболка, шорты и пара кроссовок, на которых обнаружены биологические следы убитого. Защита настаивает на том, что они были переданы Буянкиным по первому требованию полицейским и не были процессуально оформлены — их просто положили в пакет и увезли. Однако позже вещдоки появились в деле как изъятые в ходе выемки; Буянкин же якобы отказался от подписи в соответствующем протоколе. Это вызвало недоумение у защиты, так как до этого Буянкин охотно давал объяснения. Копию протокола Буянкину не предоставили.

Зал суда
Фото: ТАСС/Сергей Шлеюк

Нарушение предусмотренной УПК РФ процедуры оформления вещественных доказательств может косвенно служить свидетельством их возможной фальсификации. Адвокаты просили исключить эти вещи из числа доказательств, но к ним не прислушались. В то же время даже наличие биологических следов на одежде еще не говорит о причастности к убийству, поскольку Буянкин действительно близко контактировал с погибшим — оттаскивал его от Михаила.

«Курьезным является еще и то обстоятельство, что при изъятии вещей следователем не было указано о наличии на футболке обвиняемого следов, похожих на кровь, что подтверждается протоколом выемки, а вот после их упаковывания без участия обвиняемого эксперт смог найти на указанной вещи следы крови умершего, при этом довольно внушительного размера и заметной локации», — говорится в жалобе адвокатов Корнияко и Данильченко (есть в распоряжении «Известий»).

Камера СИЗО
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Казаков

Не интересовали следствие и противоречия в показаниях, которые закон требует устранять, например, с помощью очной ставки. В частности, следствие не прояснило обстоятельств драки между свидетелем Михаилом и погибшим.

Хотели, но не исправились

Под давлением защиты зампрокурора Каширы Руслан Головачев всё же вернул материалы дела следствию для устранения недостатков, указанных в жалобе. Но позже принял его обратно без «работы над ошибками» и поддерживал обвинение в суде.

После консультации с защитой обвиняемый принял решение выбрать суд присяжных. Коллегия, в отличие от следствия и прокуратуры, оценила доводы защиты.

Скамья присяжных заседателей в зале судебных заседаний областного суда
Фото: РИА Новости/Игорь Зарембо

«Вердиктом коллегии присяжных заседателей 20 марта 2021 года признано доказанным событие преступления, однако признана недоказанной причастность Буянкина П.В. к его совершению», — говорится в судебном решении (есть в распоряжении «Известий»).

По словам адвоката Корнияко, государственный обвинитель Головачев (тот самый, что подписал направление дела в суд) позволил себе излишнюю эмоциональность после вердикта.

— Неуместным мне показалась фраза в адрес коллегии, мол, живите теперь с тем, что вы отпустили убийцу, — говорит защитник Буянкина. — Мы будем готовиться к попыткам гособвинения добиться отмены этого решения по формальным основаниям. Увы, такая практика существует.

Нелюбовь к реабилитации

Оправдательный приговор на основании вердикта признает за Буянкиным право на реабилитацию — компенсацию от государства за время, проведенное в СИЗО, моральный ущерб и иные поражения в правах.

— Вот, например, сидит человек в СИЗО, потом следствие, как в фильме «Место встречи...», устанавливает его невиновность. И тут же его отпускает, предварительно извинившись… Так бывает только в фильме, увы. Это же придется выплачивать человеку компенсации, проводить служебные проверки. А зачем арестовывали? А как собирали доказательства? Много вопросов будет к органам. Это и ответ на вопрос, почему у нас так редко следствие отпускает арестантов. По голове за это не погладят, — пояснил «Известиям» бывший оперативник отдела по раскрытию тяжких преступлений против личности.

Стоит отметить, что Буянкин — человек рабочей профессии, занимается монтажом пластиковых окон. Ему повезло, что он получил высококвалифицированную юридическую помощь. На суровые обвинительные приговоры по подобным бытовым преступлениям на почве совместных возлияний контролирующие и надзорные органы нередко смотрят без внимания к деталям.

— По моему мнению, основанному на практике, судьба Павла была бы предрешена, если бы он не выбрал рассмотрение его дела судом присяжных. Увы, суды порой снисходительно относятся к грубейшим просчетам следствия. Об этом в том числе свидетельствует и низкая статистика оправдательных приговоров, — подытожил адвокат Корнияко.

В подмосковном управлении СКР и Московской областной прокуратуре на запросы «Известий» оперативно не ответили.

Читайте также