Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Суверенные нравы: почему интервью герцогов Сассекских не расшатает монархию
2021-03-09 17:59:48">
2021-03-09 17:59:48
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Беседа герцогов Сассекских с Опрой Уинфри серьезно сказалась на имидже британской монархии. Тем не менее на судьбу строя в целом это не повлияет: британская политическая система в безопасности по меньшей мере на несколько поколений наследников вперед, считают опрошенные «Известиями» эксперты. Спустя три дня после выхода интервью принца Гарри и Меган Маркл в эфир от Букингемского дворца наконец поступила реакция. Официальный ответ оказался на удивление мягким и стал своего рода шагом к примирению.

«Взрывное интервью»

7 марта вышло двухчасовое интервью герцога и герцогини Сассекских, британского принца Гарри и его супруги Меган Маркл, которое они дали американской телеведущей Опре Уинфри. В нем они впервые публично рассказали о том, почему в начале 2020 года решили отделиться от королевской семьи и переехали в Соединенные Штаты. Беседу, которую транслировал телеканал CBS, посмотрели около 17 млн человек. В интернете ее запись пока не опубликована — на YouTube выложены лишь отдельные отрывки с названиями вроде «Опра Уинфри — о своем взрывном интервью с Гарри и Меган».

В том, что беседа станет мировой сенсацией, сомнений не было. Накануне выхода британские СМИ сообщили: в Букингемском дворце интервью расценивают не иначе как «объявление войны». Более того, британский королевский двор заявил о расследовании издевательств Меган Маркл над своими подчиненными, о которых регулярно писали таблоиды и обвинения в которых сама герцогиня Сассекская неоднократно отвергала.

Так или иначе, интервью вышло в эфир. И сенсационных заявлений в нем оказалось более чем достаточно. Меган Маркл призналась, что в Букингемском дворце она начала всерьез задумываться о самоубийстве — из-за королевских запретов и отношения к ней при дворе, развернувшейся в таблоидах травле и тотального чувства одиночества. По ее словам, в конце концов, она обратилась за помощью, но дабы не подвергать угрозе имидж британской монархии, ей в этом отказали.

Королевская семья
Фото: Global Look Press/imago images.de/Paul Marriott

Что больше всего задевало принца Гарри и Меган Маркл, так это то, что королевская институция была «готова солгать», чтобы защитить членов семьи, но не выступала в защиту супругов Сассекских. Здесь, очевидно, всплывает история второго сына королевы Елизаветы II — принца Эндрю: в 2019 году он сложил с себя публичные обязанности, после того как его раскритиковали за дружбу с американским бизнесменом Джеффри Эпштейном, обвиненным в вовлечении несовершеннолетних в занятия проституцией.

Особый резонанс вызвали слова Меган Маркл о том, что во время ее первой беременности один из членов королевской семьи поинтересовался у Гарри, какого цвета будет кожа их сына Арчи. Это дало основания говорить о расизме со стороны Букингемского дворца. Позднее в частной беседе с Опрой Уинфри герцог уточнил, что вопрос не задавали ни королева, ни ее супруг Филипп. Вообще о Елизавете II Гарри и Меган говорили очень тепло. «Королева всегда замечательно относилась ко мне», — сказала Меган Маркл, отметив, что и остальные члены семьи сильно отличаются от людей, которые управляют этим институтом.

Букингемский дворец такого, похоже, не ожидал. После интервью в СМИ были сообщения о том, что королевский двор готовит свой ответ. Однако с официальной реакцией из Лондона на этот счет не торопились. Более того, по данным The Times, Елизавета II отказалась «подписать заранее подготовленное заявление», которое, по расчету официальных лиц, должно было снизить напряженность. Ближе к вечеру 9 марта появилось неожиданно мягкое заявление Букингемского дворца: королевская семья опечалена тем, что последние годы были столь тяжелыми для принца Гарри и Меган Маркл, а заявления о расовых вопросах вызывают беспокойство и будут изучены в частном порядке. Кроме того, «Гарри, Меган и Арчи всегда будут очень любимыми членами семьи», заверили во дворце. Что касается политиков, то ни Даунинг-стрит, ни Белый дом, учитывая, что беседа проводилась в США, комментировать интервью не стали.

меган маркл
Фото: Global Look Press/Keystone Press Agency/Shannon Stapleton

— Думаю, обвинения Меган и Гарри действительно шокировали монархиюособенно в части про вопрос о цвете кожи будущего ребенка, — сказала «Известиям» профессор маркетинга и потребительских исследований Лондонского Королевского университета Холлоуэй, автор книги «Королевская лихорадка: Британская монархия в потребительской культуре» Полин Макларан. — Вдобавок рассказ Гарри о том, что его отец игнорирует его телефонные звонки, рисует Чарльза не в лучшем свете. Гарри вызывает большую симпатию у британцев — особенно благодаря памяти о его матери Диане.

Монархия устоит

В Великобритании и США интервью восприняли по-разному: по данным портала YouGov, в Соединенном Королевстве 47% жителей посчитали его неприемлемым, в то время как 21% высказался противоположным образом; в Штатах негативно беседу оценили 20%, позитивно — 44%.

США и другие части мира, похоже, укрепились в мысли, что британская монархия — устаревшая институция, не созвучная современности и зацикленная на империалистических установках вроде снисхождения к людям другого цвета кожи, — сказала «Известиям» колумнист газеты The Independent, эксперт клуба «Валдай» Мэри Дежевски. — В Великобритании люди примерно поровну разделились на «команду Меган» и «команду королевской семьи». Сторонники первой — моложе и более этнически разнообразны. Сторонники вторых — старше и считают, что Меган воспользовалась гостеприимством Лондона, чтобы вернуться в Голливуд, увезя с собой принца.

Эксперт отмечает, что, с одной стороны, британская монархия полностью защищена по меньшей мере на три поколения вперед: есть принц Чарльз, его сын Уильям и внук Джордж. Однако главный риск в том, что принц Чарльз гораздо менее популярен, чем королева. По оценке Мэри Дежевски, у этого есть три причины: многие чувствуют, что он предал Диану; его воспринимают как эмоционально холодного человека; всё больше молодых британцев уверены в том, что с Гарри и Меган поступают несправедливо.

Королевская семья
Фото: Getty Images/WPA Pool

Жители Соединенного Королевства, беседуя с корреспондентом «Известий» о будущем своей монархии, эти опасения подтверждали. По их словам, авторитет королевы Елизаветы II среди жителей страны высок и непоколебим — для многих она стала олицетворением британской монархии. Однако у главного наследника престола такого имиджевого ресурса нет, и отсюда возникает вопрос, насколько крепко будет стоять на ногах политический строй королевства, когда его возглавит принц Чарльз.

— И всё же следует сказать, что на данный момент республиканские, антимонархические настроения в стране довольно незначительны — они не так сильны, как, скажем, в Австралии или Канаде, — отмечает Мэри Дежевски. — Я также думаю, что они намного меньше, чем были сразу после смерти Дианы, когда общественная поддержка в ее адрес сочеталась с враждебностью по отношению к королевской семье.

Цитаты из истории

При разговорах о Меган Маркл имя матери принца Гарри — Дианы — всплывает очень часто. Даже нынешнюю «взрывную беседу» наблюдатели сравнивают с интервью, которое принцесса Уэльская, еще будучи замужем за принцем Чарльзом, дала в 1995 году журналисту BBC (через месяц после его трансляции королева официально посоветовала Чарльзу и Диане развестись). Тогда принцесса рассказала о том, почему она несчастна в королевской семье, как она страдала от булимии и приступов селфхарма (преднамеренное повреждение своего тела), а также о том, что ее брак с принцем Уэльским терпит крах. Именно тогда, говоря об изменах Чарльза с Камиллой Паркер-Боулз, она произнесла свою знаменитую фразу: «Нас было трое в этом браке — как-то тесновато». В том интервью она неоднократно говорила об отношении к ней СМИ — о том, как это было тяжело.

Ситуация с таблоидами в случае Меган Маркл отзеркаливает то, что происходило вокруг леди Ди: на протяжении последних трех лет британские СМИ регулярно писали о конфликтах герцогини с членами королевской семьи (например, о том, что она довела Кейт Миддлтон до слез), ее отношениях с отцом, с которым она не общалась уже много лет, или издевательствах над прислугой.

принцесса диана и чарльз
Фото: REUTERS/Stringer

Аналитики говорят, что параллель с принцессой Дианой вполне обоснованна.

Гарри ссылался на эти параллели в интервью, — сказала «Известиям» Полин Макларан. — Проблемы Дианы с ментальным здоровьем так же игнорировали, ее так же преследовала пресса, и она так же не чувствовала себя под защитой королевской семьи. Это напоминает нам, что ее члены плохо справляются с эмоциями и в целом, когда их ставят рядом с Гарри и Меган, они рискуют выглядеть архаичным и устаревшим институтом.

На фоне этого в 2019 году принц Гарри выступил с беспрецедентным заявлением о начале судебных разбирательств с таблоидом Mail of Sunday, который опубликовал письмо Меган к ее отцу (он изданию это письмо и предоставил). «Хотя это может быть небезопасно, но это правильно. Потому что мой самый глубокий страх — это повторение истории, — отметил в своем публичном обращении герцог Сассекский. — Я видел, что происходит, когда кого-то, кого я люблю, превращают в товар до такой степени, что с ним больше не обращаются и не воспринимают его как настоящего человека. Я потерял мать и теперь смотрю, как моя жена становится жертвой тех же могущественных сил». В феврале 2021 года стало известно, что этот иск Меган Маркл выиграла.

Читайте также