Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Площадь-палатка: как Ереван уходит в бессрочный протест
2021-02-26 21:49:54">
2021-02-26 21:49:54
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Протестующие в Ереване остаются на вторую ночь перед зданием парламента — к их палаточному лагерю на проспекте Баграмяна подвезли больше дров и воды. Лидер «Движения за спасение Родины» Вазген Манукян заявил «Известиям», что происходящее в стране нельзя назвать переворотом: военные не пошли свергать правительство, а просто выразили свою позицию. Экс-глава Службы нацбезопасности Армении Артур Ванецян заявил «Известиям», что митинги в стране продолжатся «столько, сколько понадобится» для отставки премьера. По состоянию на 21:00 26 февраля, перед парламентом оставалось около сотни человек, почти столько же полицейских дежурили. Никол Пашинян по-прежнему не намерен покидать свой пост. Ранее он выразил готовность к диалогу с оппозицией.

«Отец, не надо»

Андроник Тоноян пришел на проспект Баграмяна с портретом премьера Никола Пашиняна, перечеркнутым двумя красными линиями. Сам себя он называет ополченцем 89 года, на вид ему порядка 60–65 лет. Как и многие другие ветераны Карабаха, Андроник решил прийти на проспект в военной форме. На груди медали за первую карабахскую, хотя ей одной он не ограничился: когда начались боевые действия в октябре 2020 года, пожилой ветеран сам вызвался на фронт и поехал в Мартакерт. В Карабахе погиб один из двух его сыновей, потому «не поехать не мог».

Ереван
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Зураб Джавахадзе

— Никол предал нас, предал лично меня. Как я могу простить человека, который отдал земли, за которые я воевал, мои дети воевали? Нет, не будет этого, — рассказал Андроник.

Когда одна из сторонниц премьера попыталась вступить в спор с ветераном, он, не сдерживая эмоций, плеснул в нее кофе. Женщина крикнула ему на армянском, что он помешался на Карабахе, но Андроник лишь молча продолжил оттирать кофе с рукавов военной формы.

«Хватит охранять этого предателя, идем с нами!» — внезапно бросил он в сторону полицейских, вставших по периметру парламента.

«Отец, не надо сюда заходить, сам понимаешь», — ответил один из стражей правопорядка, поправляя медицинскую маску. Среди протестующих маски не носит практически никто, а для силовиков это, напротив, скорее норма, чем исключение.

Ереван
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Зураб Джавахадзе

О премьере Пашиняне здесь говорят в основном в уничижительных формах. Зачастую в составе кричалки, которая особенно полюбилась протестующим, «Аранц Никол Айастан» — «Армения без Никола».

Другой пожилой мужчина в военной форме — их вообще в протестной толпе довольно много — в ходе беседы о Карабахе пустил слезу.

— Меня зовут Рачик. Я, как участник войны, в 92 году освободил Шуши, с чистой душой и сердцем. А сегодня я, как участник войны, сожалею, что мы выбрали такую власть, премьера Никола Пашиняна. Но ничего, мы обязательно вернем Шуши обратно! — пообещал мужчина, для пущей убедительности схватив меня за руку.

Впрочем, в России, которую протестующие называют братской, придерживаются иного взгляда на сложившуюся в Карабахе ситуацию. События в Армении пока не влияют на реализацию договоренностей по Карабаху, заверил 26 февраля пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков. Он подчеркнул, что «важно продолжать идти по пути имплементации достигнутого в ноябре соглашения».

Ереван
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Зураб Джавахадзе

Между тем карабахская тема вывела на проспект Баграмяна не только ветеранов и непосредственных участников войны, но и представителей интеллигенции. Аракс — судмедэксперт. Для нее выйти на митинг было «делом чести», поскольку она своими глазами видела тела убитых солдат, многим из которых, по ее словам, едва исполнилось 20 лет.

— Много вопросов к премьеру. В самую первую очередь — он сдал наши территории, за которые 30 лет идет война. Наши братья, мужья, отцы воевали за эти земли, а он взял и как будто отдал их врагу. Мы не можем его никак извинить, — отрезала женщина.

На другом конце проспекта жарят шашлык и заготавливают дрова — их подвозят грузовые «Газели».

— Я только доставляю дрова, не знаю, кто их заказал. Но единого какого-то спонсора нет, это всё люди сами [организовывают], — рассказал «Известиям» водитель грузовичка.

Ереван
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Зураб Джавахадзе

Протестное шествие стартовало в полдень от парламента в сторону МИДа, прокуратуры и других правительственных зданий. К двум часам дня, по оценкам СМИ, ряды митингующих насчитывали свыше 5 тыс. человек. Полиция не мешала движению колонны. Их главной задачей, очевидно, было обеспечение безопасности — машины силовиков ехали перед толпой, чтобы заранее успеть перекрыть движение, и позади, чтобы вновь запустить автомобильный трафик. Сами полицейские следили за ходом протестной толпы со стороны, скапливаясь по трое-четверо у кофейных вендингов. Некоторые откровенно нежились на солнце, зажмурив глаза.

— Почему нет жесткого разгона? Потому, что власть понимает: если будут какие-то жесткие действия, будут антидействия, и взорвется общество. Они боятся этого, — пояснил «Известиям» представитель партии «Дашнакцутюн» Гегам Манукян.

По его словам, расслабляться, глядя, как бездействует полиция, не стоит.

— Они по-разному могут. Если есть задание, они могут очень жестко, — полагает политик.

Ереван

Представитель партии «Дашнакцутюн» Гегам Манукян

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Зураб Джавахадзе

Дойдя до площади Республики, толпа, во главе которой ехал агитационный микроавтобус, снабженный колонками, замерла в нерешительности: справа — резиденция Пашиняна, слева — главная артерия Еревана, улица Амиряна. Резиденцию премьера охраняли свыше сотни силовиков, вставших в четыре ряда на ступенях.

— Нет, идти к Пашиняну еще не время, — скандировали из микроавтобуса на армянском.

— Почему не время? Потому, что мы сказали, что придем к Николу только один раз и не уйдем, пока он не подаст в отставку. Пока мы решили не идти на обострение, — пояснил Гегам Манукян.

Выразили мнение

В три часа дня началась встреча лидеров оппозиции с президентом страны Арменом Саркисяном. От его решения зависит, будет ли снят со своей должности глава Генштаба Оник Гаспарян, потребовавший отставки Пашиняна.

Вазген Манукян

Единый кандидат на пост премьера от оппозиции Вазген Манукян

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Зураб Джавахадзе

В шесть часов вечера представители оппозиции вышли к протестующим, чтобы рассказать об итогах беседы с президентом.

— Встреча была неопределенной, он [президент] высказал свое мнение, но признался, что еще не принял решение. И мы решили ему подсказать, какое решение является правильным. Принял он подсказку или нет, я не знаю, — заявил «Известиям» лидер «Движения за спасение Родины», единый кандидат на пост премьера от оппозиции Вазген Манукян.

Экс-глава СНБ Армении Артур Ванецян между тем настроен более оптимистично. В беседе с «Известиями» он подчеркнул, что «президент услышал голос народа».

— Мы передали ему требования о том, чтобы он не подписал указ об увольнении начальника Генштаба генерал-полковника Оника Гаспаряна. Президент услышал нас и сказал, что сделает всё во благо государственных интересов Армении, — отметил политик. — Президент нам рассказал, что он хочет поговорить с начальником Генштаба и узнать из его уст, почему они сделали такое заявление, что их подвигло на такой шаг.

Артур Ванецян

Экс-глава Службы национальной безопасности (СНБ) Армении Артур Ванецян

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Зураб Джавахадзе

Действительно, после встречи с лидерами оппозиции Армен Саркисян прибыл в Генштаб и переговорил с Оником Гаспаряном.

Дальнейшие планы оппозиции, по словам Ванецяна, сделать так, чтобы «весь народ стал участником этих акций и поддержал требование о том, что Никол Пашинян и его правительство должны уйти».

— Это вопрос времени, одного-двух дней. Акции наши круглосуточные, они не заканчиваются, — напомнил экс-глава СНБ, ныне один из лидеров оппозиции.

Подвижек в диалоге с другими парламентскими фракциями нет, признал Ванецян. 25 февраля оппозиция опубликовала открытое письмо, в котором призвала депутатов правящей фракции «Мой шаг» выйти из альянса и присоединиться к оппозиционному движению.

По словам Вазгена Манукяна, первым делом Пашинян старается нейтрализовать армию, потому хочет снять начальника Генштаба.

Ереван
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Зураб Джавахадзе

— Но армия уже здесь, на нашей стороне, вернее, на стороне народа. Она, может быть, и не с движением [оппозиционным], но на стороне народа. Также армия сказала, что требует отставки премьера, но сама не вмешалась в политический процесс — не было переворота, они не вошли в город, не свергнули правительство. Они высказали свое мнение. Для народа этого достаточно, чтобы с большей убежденностью бороться за свою власть, — пояснил Манукян.

Именно позиция армии и конкретно Генштаба — главное отличие нынешнего протеста от акций предыдущих месяцев. «Это громадное продвижение», — заключил лидер оппозиции.

Между тем заявление Генштаба с требованием отставки правительства Армении решили изучить в Генпрокуратуре республики.

Выстрелы

Внезапно толпа на площади расступается, образуя круг. В центр выходят двое — мужчина и женщина с завязанными глазами. За ними еще пара — мужчины в балаклавах, с винтовками наперевес.

И хотя винтовки явно муляжные, от их вида становится не по себе — 13 лет назад, 1 марта 2008 года, совсем недалеко от проспекта Баграмяна, на площади Свободы, в ходе столкновений после президентских выборов были застрелены восемь демонстрантов и двое полицейских.

Ереван
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Зураб Джавахадзе

И тут над проспектом звучат выстрелы. Это театральный перформанс «Чаушеску» о казни румынского лидера и его супруги. Что общего он имеет с нынешней ситуацией в Ереване, не смогла объяснить даже сценарист перформанса Эрмине Григорян.

— Это произведение, которое символизирует исторический факт. Просто решили показать то, что случилось с Чаушеску и его женой. Каждый видит связь, которую хочет видеть, — рассказала автор «Известиям».

Другие протестующие отметили: перформанс с Чаушеску — «это то, что ждет Пашиняна, если он не уйдет сам». От таких метафор большинство демонстрантов спешит откреститься: слишком много крови пролила Армения за последние годы.

Ереван
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Зураб Джавахадзе

Вечером к началу проспекта Баграмяна подъехали шесть пассажирских автобусов, полных полиции. А протестующие сгруппировались у палаточного лагеря. Хотя лагерем это назвать можно с натяжкой: посередине проезжей части стоят три большие серые и еще четыре красные палатки, все без спальных мешков. Вместо кроватей — офисные стулья и уличные скамейки, расставленные внутри палаток, поближе к импровизированным буржуйкам.

— Мы не приехали сюда, чтобы поспать. Мы приехали, чтобы наше слово сказать и дождаться здесь, пока он проснется и скажет, что уходит с поста. Мы не хотим столкновений с полицией, у нас нет такой цели: это наши братья. Мы им говорим: «Присоединяйтесь к нам, чтобы произошла революция», — рассказал «Известиям» один из протестующих, представившийся Микаэлем.

Ереван
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Зураб Джавахадзе

На сколько хватит дров и буржуек у очередной протестной волны в Ереване, неизвестно. Любое решение президента Саркисяна вызовет резкое недовольство в обществе — либо у противников Пашиняна, либо у его сторонников.

Без столкновений

25 февраля Генштаб ВС Армении выступил с заявлением, в котором говорилось, что военные требуют отставки премьера и правительства. Никол Пашинян назвал подобные действия со стороны вооруженных сил попыткой военного переворота. Премьер считает, что ситуация в Армении находится под контролем, и призвал сторонников выйти на улицы. Вышли туда и сторонники оппозиции. На митинге в четверг он подчеркнул: «Не я решил стать премьером, народ меня избрал. Поэтому народ должен принять решение о моей отставке. И мы предложили провести досрочные выборы, но оппозиция отвергла наше предложение».

Ереван
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Зураб Джавахадзе

Премьер-министр Армении при этом исключает возможность гражданских столкновений в стране. В ходе шествия со своими сторонниками по центральным улицам Еревана 25 февраля он настаивал: «Давайте все мы уберем эту мысль из наших голов. Это должно быть желанием всего народа».

Накануне Никол Пашинян позвонил Владимиру Путину. Российский президент призвал стороны к сдержанности, а также высказался за сохранение порядка и урегулирование ситуации в рамках закона.

Читайте также