Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Тенор — это не только голос. Это предмет поклонения, обожания, восхищения. Волей композиторов тенорам предназначены романтические герои, заставляющие уверовать в любовь до гроба и после. А что еще надо, чтобы зритель вышел из театра счастливым? Но есть тенора и Тенора. Тенор с большой буквы — не просто сладкоголосый Орфей, это явление, эпоха. Не звезда (они быстро загораются и еще быстрее гаснут), а планета, сияющая ровным, неотразимым светом.

И пусть с возрастом такая планета может запеть не тенором, а баритоном, тесситура уже не важна, главное — масштаб. Сегодня такое светило взошло на московском небосклоне и в ближайшие месяцы на нем утвердится. Большой театр объявил о начале долговременного сотрудничества с Пласидо Доминго. Так что вчерашний гала-концерт под многообещающим названием «Пласидо Доминго в Большом. Жизнь в опере» (за пультом оркестра — Туган Сохиев) можно считать его началом.

Легендарный певец вышел на сцену в сопровождении именитых коллег во главе с Анной Нетребко и Ильдаром Абдразаковым, а также недавних лауреатов конкурса «Опералия», который организовал в 1993-м в поддержку молодых дарований. Пел много — дуэты из Верди, Пуччини и Бизе, арию Андрея Шенье, «Гранаду» на бис.

Голос 78-летнего Пласидо ожидаемо уступал вокалу партнеров, но это мелочи. Главное, что на сцене в каждом жесте и шаге был великий артист, и теперь у москвичей есть возможность видеть это чудо регулярно. Гендиректор ГАБТа Владимир Урин сообщил, что договорился с гостем о целой программе выступлений на текущий сезон и тот принял такую перспективу «с воодушевлением». Под управлением Доминго пройдут представления оперы Джакомо Пуччини «Богема» (12 и 14 февраля), также маэстро исполнит партию Родриго в «Доне Карлос» (15 и 18 апреля) и выступит в роли Жоржа Жермона в «Травиате» (5 и 8 мая). Помимо этого он проведет мастер-классы для солистов театра и участников Молодежной оперной программы, а 9 марта представит еще один международный оперный гала.

Доминго, конечно, приобретение уникальное. Достаточно заглянуть в его послужной список, включающий свыше 150 партий, более 4000 спектаклей, порядка 100 аудиодисков, 12 из которых удостоены премии «Грэмми», и десятилетнее участие — совместно с Каррерасом и Паваротти — в трио теноров. Благодаря этому альянсу оперу полюбили даже те, кто раньше и слова-то такого не знал.

Тем не менее есть обстоятельства, омрачающие абсолютное счастье по поводу присутствия Доминго в Большом. Во-первых, по певцу беспощадным катком проехалось неутомимое движение #Metoo. И хотя Доминго публично принес извинения восьми певицам и одной балерине, которых якобы домогался 30 лет назад, и также публично поклялся, что в интимную связь всегда вступал с обоюдного согласия и никогда не использовал этот факт для устройства или разрушения чьих-либо карьер, он за несколько месяцев лишился нескольких руководящих постов и целого ряда контрактов, причем от большинства отказался сам, не желая подставлять своих деловых партнеров. Они, кстати, это оценили. Директор нью-йоркской Метрополитен-оперы Питер Гелб признался: ему было бы страшно неловко сообщить певцу, что после полувека службы в Метрополитен он там больше не работает, но Доминго его опередил: ушел, не дожидаясь разговора.

И вот год спустя после этого события директор другого крупнейшего оперного дома открывает певцу свои объятия. Конечно, Россия не Америка. То, что якобы совершил Доминго, у нас пока не считается преступлением. Да и #Metoo чуть ослабило свою волчью хватку — пандемия перетянула общественный хайп на себя. Однако понятие репутации никто не отменял. Отклонившись от общего курса осуждения харрасмента, независимо от того, доказан он или нет, Большой берет на себя международные риски. Доминго-то приедет, а вот захотят ли после этого приехать или пригласить Большой к себе другие деятели — из тех, что курс поддерживают, вопрос открытый.

Второе обстоятельство связано с внутренней московской проблемой. Граждане старше 65 лет у нас, как известно, сидят по домам. И сколько это продлится, неизвестно, не за горами третья, уже весенняя, волна коронавируса. На самоизоляцию отправились также артисты, в том числе народные кумиры. Худруки возмущаются, отменяют и переносят спектакли, но ничего сделать не могут: распоряжение столичного мэра надо выполнять. А тут появляется 78-летний Доминго, и как ни в чем ни бывало выходит на сцену. У наших народных, естественно, возникает вопрос: если ему можно, почему нам нельзя? Можно возразить, что Большой — театр федеральный, московский мэр ему не указ, и Доминго не наш гражданин, и вообще коронавирусом он уже переболел, о чем сообщал в соцсетях. Но, согласитесь, в этом случае пандемия всех сравняла, и принцип должен быть один, без исключений: либо позволено всем, либо никому.

Если все-таки планы Доминго и Большого осуществятся вопреки харрасменту, пандемии и прочим мрачным силам, нас ждет искусство самого высокого полета. Пласидо — перфекционист каких мало. Для примера случай из вчерашнего концерта. Вышли Доминго с Юсифом Эйвазовым петь дуэт из «Силы судьбы», а с нотами заминка: то ли служитель пюпитры перепутал, то ли нужной страницы не оказалось. В общем, произошло некое замешательство, быстро улаженное, большей частью зала не замеченное и на фоне общего успеха всеми забытое. Всеми — но не Доминго. Маэстро не захотел, чтобы у зрителей остался хоть малейший негативный осадок. И на бисах они с Эйвазовым повторили эту часть дуэта.

Ну кто бы еще такое сделал?

Автор — доктор искусствоведения, профессор, редактор отдела культуры газеты «Известия»

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Прямой эфир