Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Армия
ВС РФ начали активно применять кроссовые мотоциклы для захвата позиций ВСУ
Мир
Британский политик Фарадж не стал извиняться за поддержку позиции РФ по Украине
Происшествия
Электробус врезался в столб и перевернулся на востоке Москвы
Мир
Метеорологи сообщили о рекордной за 36 лет жаре в Вашингтоне
Общество
Юрист предупредил о риске получения штрафа за шумное поведение на даче
Мир
Украинские СМИ сообщили о задымлении на коксохимическом заводе в Кривом Роге
Происшествия
На Камчатке самолет Ан-26 при посадке повредил шасси
Армия
Российские артиллеристы сорвали перегруппировку ВСУ на островах Днепра
Армия
Истребитель Су-35С ВКС РФ выполнил боевую задачу по сопровождению бомбардировщиков
Мир
Глава МИД Чехии выступил за поочередный прием стран в ЕС
Общество
Икону «Троица» установили в Троицком соборе на ее историческом месте
Общество
Эксперт рассказал о правилах пользования пляжами с домашними питомцами
Мир
СМИ сообщили об отдалении от Макрона премьер-министра Франции Атталя
Армия
Силы ПВО за ночь уничтожили 28 украинских дронов над Брянской областью
Общество
Пленный боец ВСУ рассказал о переброске мобилизованных на авдеевское направление
Общество
В Кремле ответили на вопрос о планах Путина на летний отпуск
Туризм
В АТОР назвали среднюю стоимость поездки в Турцию на двоих в июле

Внезапная премьера: Большой открыл сезон современным балетом

Директор труппы Махар Вазиев сумел привезти в Москву иностранных хореографов в разгар карантина
0
Фото: РИА Новости/Евгений Одиноков
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

10, 11 и 13 сентября Большой театр открыл сезон на Новой сцене балетом, поставленным четырьмя иностранными хореографами. Им удалось приехать в Москву в разгар карантина. В программе «Четыре персонажа в поисках сюжета» участвуют все звезды театра, включая Светлану Захарову, Ольгу Смирнову и Екатерину Крысанову. Для вечера современной хореографии это необычно. Театральная сенсация произошла благодаря творческой смелости руководителя балетной труппы Махара Вазиева и поддержке генерального спонсора Большого — компании «Ингосстрах» и лично Олега Дерипаски.

Стимул и надежда

Самое лучшее в жизни балетного артиста — это время, проведенное в репетиционном зале с хореографом, уверен Махар Вазиев. Тогда, по его словам, «создается что-то совершенно новое». Карантин проходил сложно, никто не работал и не понимал, откроется ли сезон. Нужно было увлечь артистов, дать им стимул, энергию и надежду.

Директор балетной труппы Большого начал изучать видео с работами молодых хореографов и выбрал четырех: итальянца Симоне Валастро, который больше 20 лет танцевал в Парижской опере, француза Мартина Шекса, живущего и работающего в Дюссельдорфе, болгарина Димо Милева и педагога-репетитора Нидерландского театра танца, пуэрториканца и гражданина США Брайана Ариаса из Швейцарии. Эту команду удалось привезти в Москву благодаря поддержке правительства, компании «Ингосстрах» и Олега Дерипаски.

— После звонка Махара Вазиева, который предложил мне поставить балет в Большом театре, я примерно в течение месяца ждал получения визы и не был слишком уверен в положительном результате, — вспоминает Симоне Валастро. — Но потом всё завертелось гораздо быстрее — мы прилетели в Москву, когда все обычные рейсы были отменены. Удивительное приключение. Я чувствовал себя Золушкой, спешащей на бал на частном самолете вместо кареты-тыквы. Всё это время я не мог избавиться от ощущения нереальности происходящего, и даже сейчас, похоже, не до конца осознал, что случилось.

Первые шаги в Большом

Перед включением иностранцев в труппу Большой принял меры предосторожности, рекомендованные Роспотребнадзором: хореографы прошли тест на коронавирус и провели две недели на карантине.

В то время в Большом работало лишь около 40 артистов, вызванных для участия в гастролях в Херсонесе. Остальные ушли в отпуск. Это облегчило хореографам выбор.

— Мне повезло увидеть сначала только часть труппы Большого театра, — признается Мартин Шекс. — Если бы мне сразу представили 230 танцовщиков, я бы, наверное, до сих пор выбирал.

Махар Вазиев предоставил им полную свободу в подборе темы, идеи, музыки и исполнителей. Хореографы часами наблюдали за артистами во время балетного класса, отмечали способных людей из кордебалета, а потом репетировали с ними в зале.

Мартин Шекс рискнул пригласить в свой балет главную звезду труппы — Светлану Захарову. Она работала с самоотдачей и удовольствием. Некоторые из ведущих солистов, например Игорь Цвирко, Мария Виноградова, Маргарита Шрайнер, разрывались между четырьмя хореографами и репетировали по 8 часов в день. Прима-балерину Ольгу Смирнову Симоне Валастро ждал из отпуска, и в итоге она блестяще выступила в его балете «Всего лишь».

Махару Вазиеву было важно, чтобы хореографы обладали своим стилем и танцевальным языком.

— Кто-то из них использует пуанты, кто-то нет, кто-то работает в классической технике, кто-то — в более свободной. Все они совершенно разные. Моя идея заключалась в том, чтобы у артистов было разнообразие возможностей.

Море волнуется

Сначала со всеми хореографами обговаривали формат небольшого 15-минутного балета без масштабных декораций и кордебалета. Только «Девятый вал» Брайана Ариаса стал исключением: он идет час, и в нем занято 40 исполнителей. Балет вдохновлен картинами Ивана Айвазовского, по мотивам которых создана видеопроекция на заднике, а также музыкой Михаила Глинки и Николая Римского-Корсакова (фрагменты из «Садко» и «Шахерезады»).

Артисты в костюмах синих и голубых тонов рассыпаются по сцене, перетекают в гармоничные группы, имитируют морской прибой, вторя мелодичным музыкальным переливам. Балет идет под живую музыку, дирижер-постановщик — Павел Клиничев.

Ариас виртуозно работает с большой группой танцовщиков. Их волнообразные перемещения и перестроения завораживают, хотя ритм иногда проседает и то, что казалось кульминацией, «девятым валом», плавно перетекает в новый эпизод и рассыпается о берег «четвертой стены» зрительного зала мелкими брызгами отдельных движений.

В этой морской пучине попадаются и жемчужины: проникновенный дуэт в исполнении Екатерины Крысановой и Владислава Лантратова или соло Евгении Образцовой, классической примы, которая явно наслаждается этим музыкально-танцевальным половодьем.

Балетная «Песнь песней»

Выпускник балетной Академии театра Ла Скала и экс-танцовщик Парижской оперы Симоне Валастро поставил для труппы Большого самую головоломную, технически совершенную и энергетически емкую вещь — балет «Всего лишь» на музыку Дэвида Лэнга, гипнотический саундтрек к фильму «Вечная молодость» Паоло Соррентино.

— Я прямо влюбился в эту прекрасную музыку, она вдохновлена «Песнью песней» царя Соломона, едва ли не единственным библейским текстом, повествующем об эротической стороне любви между мужчиной и женщиной, — рассказывает хореограф. — Это набор стихов, где герои описывают части тела друг друга. Композитор Дэвид Лэнг несколько смягчил текст, переписал его, и в результате там появилось множество моментов, когда танцевальное искусство встречается с искусством слова и благодаря этому композиция начинает играть новыми красками, становясь более выразительной.

На фоне декорации в стиле киберпанк с четырьмя большими пропеллерами на заднике, которые то погружаются во тьму, то заливаются ярким светом, пять танцовщиков в костюмах телесного цвета транслируют в зал таинство любви со всей ее хрупкостью, чувственностью и нервным надломом.

15 минут напряженной, бьющей через край, пульсирующей энергии обрывается беззвучным мунковским криком на гигантской видеопроекции с главной героиней, и сцена проваливается в темноту.

Угасание чувств

Камерную и поэтичную балетную зарисовку «Угасание» на фортепианную музыку Энрике Гранадоса поставил для Большого театра болгарин Димо Милев. Он танцевал в «Молодом балете Франции» и труппе Начо Дуато, прошел суровую школу Иржи Килиана и Матса Эка и в последние годы работал репетитором в NDT.

Бессюжетное и метафоричное «Угасание» основано на реальных событиях из жизни композитора Энрике Гранадоса. Он всю жизнь суеверно боялся морских путешествий. Во время Первой мировой войны Гранадос возвращался из Америки в Европу на корабле после премьеры своей оперы. Судно атаковали немцы, жена упала за борт, он бросился ее спасать и погиб.

В интерпретации Димо Милева эта история выглядит не душераздирающей и страшной, но деликатно повествующей о близости и печали. Весь балет проникнут нежностью, интимностью и меланхолией, психологически точно переданной солистами (Екатерина Крысанова, Владислав Лантратов, Мария Виноградова, Игорь Цвирко, Никита Капустин, Нина Бирюкова и др.). Их объятия, бережные поддержки, скольжения по полу, обводки и перехваты, превращающие танцовщиков в «тела без костей», разворачивают перед зрителями картину тихой, неслышной и невидимой человеческой трагедии.

Рефлексия на тему карантина

Самой классической постановкой вечера стал балет Silentium на музыку Арво Пярта — рефлексия хореографа Мартина Шекса на тему карантина и вынужденной самоизоляции, мира, погружающегося в состояние неуверенности, нестабильности и размытости основ.

Балерины то и дело теряют равновесие, опираясь на партнера, — метафора того, что любовь и близость — единственное, что спасает в эпоху перемен. Танцовщицы на пуантах осторожно приседают, пробуя новые движения, новые способы существования. Цикличная музыка концерта Арво Пярта Silentium напоминает медитацию, погружение. Пять пар солистов будто накрыты гигантским белым бубликом-трубой (сценография — Томас Мика) и существуют в замкнутом, герметичном пространстве.

Мартин Шекс был поражен, когда уже в России обнаружил, что стихотворение Федора Тютчева Silentium поднимает ту же тему существования в молчании, изоляции и кризисе.

— Мне хотелось выразить то, что недавно случилось с каждым из нас, что мы пережили как человечество, — рассказывает хореограф. — Мне нужно было излить душу, изобразить свои чувства. Сама музыка настолько глубокая и могущественная, что требует к себе особого отношения. К ней нельзя относиться просто как к фону, нужно ей соответствовать. Музыка стала отправной точкой для балета. Потом пришла идея одного героя, который проживал бы эту музыку, но я и представить не мог, что смогу работать со Светланой Захаровой. Она сама придает и глубину, и метафизичность моей героине, которая проходит свой путь инициации.

Балеты молодых хореографов могут нравиться или не нравиться в силу субъективности восприятия, но надо признать, что и руководитель балетной труппы Большого Махар Вазиев, и сами артисты справились с вызовами времени и сумели удивить.

Прямой эфир