Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Депрессивный эпизод: как остановить обезумевших стрелков
2020-10-14 17:05:17">
2020-10-14 17:05:17
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

После трагедии под Нижним Новгородом, где 18-летний Данила Монахов расстрелял несколько человек и покончил с собой, председатель Следственного комитета Александр Бастрыкин потребовал проверить законность выдачи молодому человеку разрешения на оружие. Росгвардия заявила, что оснований для отказа в выдаче не было, а опрошенные «Известиями» эксперты считают: от подобных случаев не спасут ни ужесточение законов в вопросе выдачи разрешений на оружие, ни полный его запрет.

Практически здоров

Следователи возбудили после трагедии под Нижним Новгородом второе уголовное дело — по статье «Халатность». Данила Монахов, который убил трех человек и еще троих ранил, получил разрешение на оружие, несмотря на то что ранее впадал в депрессивное состояние. В связи с этим следователи считают, что в отношении него не была проведена достаточная профилактическая работа.

В феврале 2019 года педагогическими работниками школы, в которой обучался Данила Монахов, было выявлено негативное содержание его страницы в одной из социальных сетей, что дало основание полагать о его приверженности к деструктивным движениям, — сообщают в СУ СК по Нижегородской области. — Информация об этом была направлена в комиссию по делам несовершеннолетних и Центр по противодействию экстремизму ГУ МВД России по Нижегородской области.

стрелок
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Кристина Кормилицына

Кроме того, сообщает СУ СК, Монахов наблюдался у врача по поводу депрессивного состояния, что не помешало ему в последующем получить разрешение на ношение огнестрельного охотничьего оружия.

— Следователям предстоит дать юридическую оценку полноты и законности действий органов профилактики, медицинских работников, подготовивших справки, а также лиц, выдавших разрешение на ношение огнестрельного оружия, — сообщили в следственном управлении.

Между тем Росгвардия подчеркивает законность выдачи разрешения на оружие Монахову. Как сообщили в ведомстве «Известиям», разрешительные документы на приобретение гладкоствольного длинноствольного охотничьего оружия были выданы ему «в полном соответствии с требованиями законодательства». Он предоставил заключение об отсутствии медицинских противопоказаний к владению оружием, заключение об отсутствии в организме наркотиков и психотропных веществ, охотничий билет, а также свидетельство о прохождении подготовки и проверки знания правил безопасного обращения с оружием. Его также проверили на наличие судимости и фактов привлечения к административной ответственности.

Кроме того, 17 августа сотрудниками подразделения лицензионно-разрешительной работы управления Росгвардии по Нижегородской области проведена проверка обеспечения Монаховым Д.М. условий сохранности оружия, боеприпасов и патронов к оружию, — сообщили в Росгвардии. — По результатам проверки установлено соответствие условий хранения оружия и патронов предъявляемым требованиям, о чем составлен соответствующий акт. Таким образом, оснований для отказа в выдаче Монахову разрешительных документов не имелось.

К слову, психически вменяемым был признан и Владислав Росляков, который в сентябре 2018 года получил разрешение на оружие, а спустя месяц расстрелял людей в политехническом колледже в Керчи.

Диагноз к 2023-му

Депутат Госдумы, зампред комитета по безопасности и противодействию коррупции Эрнест Валеев в ноябре прошлого года предлагал открыть силовикам доступ к сведениям о наличии у граждан медицинских противопоказаний для приобретения оружия, чтобы не сам человек приносил справку, полученную неизвестно как и где, а у уполномоченных органов был доступ к информации государственных медучреждений. Это предложение в итоге не прошло.

— Все-таки надо найти приемлемые формы передачи противопоказаний врачом в силовые структуры, — заявил Валеев «Известиям». — Возможно, этот вопрос будет решен в ближайшем будущем через создание единого портала госуслуг, когда все данные будут в электронной системе, — к 2023 году ведомства смогут обмениваться этими данными, которые есть в системе. Тут ведь речь не идет о нарушении врачебной тайны. Силовикам не нужен диагноз, важно знать, есть ли противопоказание или нет.

При этом Валеев подчеркивает, что в целом в России норма с выдачей разрешений на оружие отрегулирована достаточно хорошо.

оружие стрелок
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Зураб Джавахадзе

— Понимать нужно одно: какое бы ни было законодательное регулирование, это не гарантия, что преступления с применением оружия совершаться не будут, — считает депутат.

Общественный активист, охотник, спортсмен-стрелок, член Федерации практической стрельбы России (ФПСР/IPSC) Евгений Шантуев считает, что в последнее время практика выдачи разрешений на оружие в стране ужесточилась, причем не на законодательном уровне, а неофициально.

Органы Росгвардии стали строже смотреть за этим, — считает Шантуев. — При медицинском освидетельствовании в некоторых случаях даже излишняя осторожность проявляется. Например, знаю женщину, которая недавно обращалась за продлением разрешения на травматическое оружие. Она пришла продлевать, обратилась к психиатру. Он спросил: «Зачем нужно оружие?» — «Для самообороны, опасаюсь нападений». И он начал подводить к тому, что она излишне мнительна, у нее мания преследования, — и отказал.

Говоря о возможной коррупции при выдаче разрешений на оружие, председатель общественной организации «Право на оружие» Вячеслав Ванеев заявил, что в этой сфере силовики «серьезно почистили свои ряды», особенно после того, как ее передали в ведение Росгвардии.

Депутат Госдумы Ярослав Нилов заявил «Известиям», что нужно ужесточать не законодательство, а контроль — в первую очередь при выдаче разрешительных документов.

— Лицензия — это должен быть серьезный документ, доказанный и знаниями, и умением, но самое главное — психологическое состояние должно позволять гражданину иметь лицензию на применение, ношение или хранение оружия, — считает он.

Отобрали 50 тысяч лицензий

Найти поддельную справку для разрешения на оружие всё еще можно — в Сети остаются порталы, которые этим занимаются. Так, в апреле суд в Тюменской области по требованию прокуратуры заблокировал 18 сайтов с информацией о продаже фальшивых медицинских справок для получения водительских прав, разрешения на приобретение оружия, трудоустройства. Но такую справку приносить опасно: весной в отношении жителя Рязани возбудили уголовное дело за предъявление поддельного документа при попытке получить разрешение на оружие.

Нилов считает, что как раз в этой сфере могут быть изменения в законодательстве.

Необходимо, чтобы справки выдавались только государственными учреждениями здравоохранения, — сказал он. — Для получения разрешения на оружие необходима справка из психдиспансера и наркодиспансера, на основе которых дается общее заключение. Но делать их может в том числе коммерческая организация, где всё на глаз определяется. Это недопустимо.

регистратура справки
Фото: ТАСС/Егор Алеев

В 2019 году, по данным Росгвардии, около 3,9 млн россиян владели 6,6 млн единиц зарегистрированного оружия. Было проведено 3,7 млн проверок обеспечения сохранности оружия гражданами, выявлено 250,9 тыс. нарушений, аннулировано 49,9 тыс. лицензий и разрешений на гражданское оружие. Ведомство сообщило «Известиям», что Росгвардия постоянно проводит мероприятия «по анализу состояния правопорядка в данной сфере деятельности и прогнозированию возможности его изменения».

Свои проверки ведет и прокуратура. Так, в сентябре прокуратура Рязанской области потребовала отобрать у мужчины, страдающего алкоголизмом 2-й стадии, разрешения на хранение и ношение трех единиц охотничьего оружия. А на прошлой неделе аналогичный случай произошел в Петербурге: там прокуратура через суд потребовала отобрать лицензию у мужчины, наблюдающегося у психиатра.

Подсознательная ответственность

Директор Росгвардии Виктор Золотов летом 2019 года говорил, что не нужно ждать принципиальных изменений в закон «Об оружии» — все правки точечные, направленные на уточнение правовых норм и устранение пробелов.

Я считаю, что вообще ничего не надо менять, оставить законодательство так, как есть, — говорит Шантуев. — Единственное, по моему личному мнению, можно развивать курсы перед получением оружия — чтобы тесты были более реалистичные, чтобы было несколько теоретических занятий, чтобы приводились в пример подобные инциденты с оружием. Людям бы давали понять, какую ответственность они будут нести, как-то больше давить на эти вопросы, на их здравый смысл.

Директор Федеральной службы войск национальной гвардии РФ – главнокомандующий войсками национальной гвардии (Росгвардия) Виктор Золотов

Директор Федеральной службы войск национальной гвардии РФ — главнокомандующий войсками национальной гвардии (Росгвардия) Виктор Золотов

Фото: РИА Новости/Евгений Биятов

Ярослав Нилов, который сам является владельцем травматического оружия, подтверждает важность подобных курсов.

— Я проходил полноценный курс, сдавал экзамены, — рассказал он. — Это подсознательно добавляет долю ответственного отношения как к хранению, так и к ношению и особенно применению оружия, когда надо рассчитать все риски, посмотреть все возможные негативные последствия, строго следовать регламенту применения: сначала предупредить, далее применить оружие, в случае поражения оказать первую помощь и вызвать сотрудников органов внутренних дел, чтобы самому не оказаться на скамье подсудимых.

«Пренебрежимая величина»

В то же время отследить агрессивное или неадекватное поведение владельцев оружия, считает Шантуев, практически невозможно. Это могли бы делать участковые, однако они и так перегружены работой и не могут проверять каждого.

— Мои знакомые работают в ФСБ и ФСО, и когда они поступали на службу, их очень строго проверяли: сотрудник кадровой службы приезжал по месту их жительства, говорил с родственниками, смотрел на условия проживания, на обстановку в квартире, — рассказывает Шантуев. — Но участковый такую работу физически провести не может, хотя, возможно, это бы и помогло — например, в случае с тем же Виноградовым (Дмитрий Виноградов в ноябре 2012 года расстрелял шестерых коллег по аптечной сети «Ригла». — Прим. ред.) участковый мог заметить его странное поведение.

Глава движения владельцев гражданского оружия «Тактика» Борис Пащенко считает, что проверки в этой ситуации всё равно не помогут.

— Сейчас обязательно пойдут новые ужесточения, — говорит он. — Начнут меня и других владельцев оружия проверять. Но на что проверять? На то, что я не свихнусь через три дня и не буду гоняться с ружьем? Проверка ничего не гарантирует. Заметить в ходе таких проверок можно только вопиющую безалаберность — если владелец оружия лежит пьяный, а патроны разбросаны по подъезду.

По его словам, речь идет не о том, что люди плохо знают законы или не знают своей меры ответственности — когда преступники стреляют в людей или когда люди садятся пьяными за руль, говорит Пащенко, они знают, что нарушают закон.

— Этот случай абсолютно не говорит о том, что есть какие-то недоработки при выдаче оружия. Просто, как любят говорить американцы, shit happens, — замечает он. — Как еще проверять автомобилистов, чтобы они точно никогда ни на кого не наехали? Или как надо обучать военных, чтобы они не стреляли в сослуживцев? Посмотрите на статистику смертей из-за случаев, когда из разрешенного оружия начинают стрелять в людей. Нехорошо так говорить, но это пренебрежимая величина. В России больше трупов от кухонных ножей, за которые хватаются в бытовухе.

Работа с человеком

— Стреляет не оружие, стреляет человек. Значит, и работать мы должны с человеком, — замечает Вячеслав Ванеев. — А здесь много вопросов, зависящих от воспитания нашего человека, которым мы последние 30 лет не занимались. Сложилась негативная психическая экология. Например, про Монахова есть информация, что он заядлый игрок в «стрелялки», которые плохо влияют на неокрепшие умы. Для любителей таких игр расстрел живых людей — это как игра.

По данным СМИ, Данила Монахов действительно в последнее время увлекался компьютерными играми и ссорился на этой почве с бабушкой, которая призывала его больше внимания уделять учебе.

стрелок
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Кристина Кормилицына

По мнению Ванеева, система лицензирования оружия в России хорошо отсекает психически неустойчивых людей, но в «рамках погрешности» такие случаи повторяются.

То, что такие случаи были, есть и будут, это точно, — подчеркивает он. — Психиатрия не может предотвратить ни подобные инциденты, ни целенаправленные наезды на людей на автомобилях.

Ярослав Нилов считает, что как раз более внимательное отношение к получателям оружия со стороны психолога поможет выявить потенциально опасных людей и скрытых агрессоров.

— Сейчас беседа с психологом, может, и есть, но я предлагаю ввести жесткие тесты и предметный разговор со специалистом, — говорит Нилов. — Психолог в этом случае должен иметь лицензию и в том числе нести ответственность за последствия.

Читайте также