Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
От рассвета до раскатов: что делать в Астрахани и ее окрестностях
2020-08-20 13:29:30">
2020-08-20 13:29:30
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Эпидемия коронавируса резко переформатировала турпотоки. Десятки тысяч россиян, которые раньше путешествовали преимущественно за границей, постепенно стали открывать для себя собственную страну — с ее невероятными природными красотами, древними памятниками, богатой историей и оригинальной кухней. Этот процесс только начался, но уверенно набирает обороты. Карелия и Хакасия, Урал и Поморье, Горный Алтай и Камчатка. Восхождение на плато Путорана, круиз по Енисею, рыбалка в Баренцевом море. Выбор конкретного направления и формы досуга зависят от того, каких впечатлений ищет путешественник. Если умиротворенного созерцания, размеренной неспешности, звенящей тишины и далеких горизонтов, то ему прямая дорога в дельту Волги. Подробности — в материале «Известий».

Край без края

«Волга, — настойчиво повторял известный чеховский персонаж своим нерадивым ученикам, — впадает в Каспийское море». На самом деле в этой набившей оскомину истине куда важнее другой момент: как именно это происходит? Последние пару сотен километров великая русская река успокаивается и теряет русло, постепенно «раскатываясь» по гладкой, как стол, равнине бесконечной паутиной рек, речек, проток и разноформатных водоемов, которые постоянно меняют свои берега.

Дельта Волги — одна из самых больших в мире — до сих пор освоена лишь отчасти. Даже среди местных жителей, которые все сплошь бывалые рыбаки и отчаянные сорвиголовы, далеко не каждый отважится забираться вглубь. В этих местах ничего не стоит заблудиться, а рассчитывать на спасение можно будет лишь до тех пор, пока не сядет мобильник. Или не появится случайный рыбак. Так что новичку здесь одному делать категорически нечего, лучше сразу найти толкового егеря, который по каким-то только ему одному известным приметам понимает, как двигаться по раскатам. Зато посмотреть тут есть на что.

Прежде всего дельта славится полями лотосов — по самым скромным подсчетам, они простираются на площади примерно в 5 тыс. га. Многие тысячи огромных нежно-розовых цветов мерно колышутся в такт — то ли влекомые неспешным течением, то ли поддавшись внезапному порыву ветра. Зрелище это настолько завораживающее, что почти мгновенно вводит вечно спешащего жителя мегаполиса, у которого обычно и нервы ни к черту, в состояние глубокого медитативного покоя. Тишина изредка нарушается выпрыгнувшей из воды рыбой да криками серой цапли. Через пару часов начинает казаться, что время замедлилось и стало тягучим, как липовый мед, а мысли о забитой письмами электронной почте и неотвеченных сообщениях в мессенджерах глохнут, как звуки в тумане.

Во время прогулок по речкам и ерикам наверняка попадется и всякая живность — лебеди, кудрявые пеликаны, дикие гуси, бакланы, колпицы и даже стерхи, а по берегам то здесь, то там встречаются верблюды и табуны лошадей. Одним словом, посмотреть тут есть на что.

На заметку: Поля лотосов особенно прекрасны на закате и на рассвете. Мягкий, слегка приглушенный свет — утром и вечером он очень разный! — добавляет оттенков и без того удивительной палитре красок. В такой атмосфере несколько часов пролетают почти мгновенно, а впечатлений останется с избытком.

Азарт на крючке

Любование лотосами — отдельный и совершенно самодостаточный вид досуга, но далеко не единственный. Второе, чем славится дельта Волги — рыбалка. Разумеется, дикую белугу найти довольно трудно, зато щуки, окуня, сома, воблы, голавля, чехони, волжской сельди, леща, судака и жереха — с избытком. Не говоря уже о вездесущей белорыбице — она попадается на крючок даже в том случае, если больше ничего клевать не собирается.

На что ловить, когда и какие снасти применять — вопрос вкуса, опыта, амбиций и целеполагания. Что делать с пойманной рыбой — в общем, тоже. Лучшее, что можно придумать, так это сварить уху прямо на берегу (разумеется, помня о технике противопожарной безопасности).

Кроме того, многие реально заготавливают рыбу впрок, морозят в мини-холодильниках и увозят домой. Если не браконьерствовать, то объем такой добычи, как правило, незначительный, в среднем 20–30 кг чистой радости, которая не наносит вреда окружающей среде.

Но от года к году в дельту приезжает всё больше тех, кого привлекает сам процесс, а вся пойманная рыба выпускается обратно в реку. И это правильно, ибо азарт, с чем бы он ни был связан, вовсе не означает безответственного поведения по отношению к природе.

На заметку: С браконьерами в дельте Волги борются крайне жестко. Патрули органов рыбоохраны и сотрудники местного Астраханского биосферного заповедника совершают регулярные рейды в самые отдаленные протоки. Тем, кого поймают, дают реальные сроки. Поэтому не стоит экспериментировать. В противном случае за пару минут азарта придется заплатить несколькими годами на нарах. Не верите? Пообщайтесь с мужиками из прибрежных деревень — почти у каждого из них за спиной минимум по одной ходке за браконьерство.

Кстати, о заповеднике. Этот уникальный природоохранный памятник общей площадью около 70 тыс. га включен во Всемирную сеть биосферных резерватов и относится к водно-болотным угодьям международного значения. Он создавался почти 100 лет назад для сохранения природного и генетического ландшафта дельты Волги, где расположены многочисленные нерестилища, рыбные ямы и места гнездования перелетных птиц. Его нынешний руководитель Николай Цымлянский ранее успел поработать и в управлении водными ресурсами края, и в региональном Рыбнадзоре, поэтому с проблемами вверенного ему огромного хозяйства знаком не понаслышке, но в будущее смотрит с оптимизмом.

Место встречи

Пожалуй, наиболее серьезный вопрос для тех, кто решил совершить путешествие в дельту Волги — где остановиться. Туристическая инфраструктура здесь находится в стадии становления. Пока еще мало дорог и мостов, не везде есть интернет, случаются перебои с водой. Разумеется, всё это не проблема для тех, кто предпочитает палаточный отдых — большей близости к природе и придумать нельзя. Но следует помнить о вездесущей мошкаре, которой здесь изрядно на протяжении всего сезона. А еще о том, как спасаться от дневного пекла, редких, но мощных ливней, внезапных пронзительных ветров и как в случае чего добираться до ближайшего села, где есть медпункт и баня.

Более приемлемый вариант — турбазы. Их в дельте насчитывается несколько сотен на любой вкус и кошелек. Комфорта больше, но и своих неудобств хватает. А вот чего здесь практически нет, так это полноценных качественных отелей. Редкое исключение и едва ли не самое известное место такого плана — «Рыбзавод», в 2019 году даже вошедший в пятерку лучших российских отелей по версии National Geographic Traveler Award.

Крохотный бутик-отель всего на 11 номеров с просторной верандой, лаунж-зоной с камином, СПА и круглогодично подогреваемым бассейном находится в деревне Самосделка непосредственно на берегу так называемой Старой Волги, на самой границе Астраханского биосферного заповедника и примерно в часе езды от аэропорта. Он расположился в здании бывшего рыбзавода, отчего и получил свое название. Но о предприятии позапрошлого столетия сегодня напоминают разве что полусгнившие сваи старинного причала — такая же органичная часть окружающего пейзажа, как могучие ивы и вольнолюбивые лошади. Всё остальное полностью перестроено в соответствии с общепринятыми международными стандартами.

У отеля есть собственные катера — быстроходный прогулочный и плоскодонные, предназначенные специально для того, чтобы добираться по узким мелководным протокам до лотосовых полей и самых рыбных мест. Впрочем, рыбу можно ловить прямо с причала, забрасывая спиннинг, насколько хватит сил, одновременно любуясь потрясающей красоты закатами. А из улова на местной кухне непременно приготовят что-нибудь вкусное.

На зубок

Астраханская кухня по преимуществу рыбная. Оно и понятно, учитывая, что люди веками жили по берегам Волги и Каспия, питаясь их щедрыми дарами. Еще лет 40–50 назад главное место на столе занимала осетрина. Есть она и сегодня, но из-за резкого сокращения популяции ее постепенно заменили другими видами рыб.

Классическую астраханскую уху варят, конечно, из осетрины, а заправляют картошкой, помидорами и яичным желтком. Кто-то еще добавляет сметану, но это на любителя. На уху попроще идут карась, сазан, судак, иногда сом. Причем сазанью часто готовят на курином бульоне, а сома используют для так называемой двойной ухи — в качестве второго, более благородного дополнения. Рыбу повсеместно готовят в кляре, сома и сазана — крупными филейными кусками, а судака — небольшими ломтиками, иногда слегка отбитыми.

Некогда астраханцы ели много черной икры. Сегодня переключились на сазанью да щучью. Ее, например, свежую замешивают со сметаной и подают к блинам или к горячим картофельным драникам. Иногда икру припекают, получается суховатая на вкус, но питательная лепешечка, которую обычно сервируют со сметаной — для нежности.

Еще один любопытный деликатес, именуемый «рахманкой», готовят из рыбьих, преимущественно щучьих потрохов — тщательно вымытые, они сначала панируются и слегка обжариваются, а затем тушатся на медленном огне. Получается оригинальное блюдо, по вкусу отдаленно напоминающее кольца кальмаров.

Ну и, конечно, нельзя пройти мимо местной разновидности пирогов, для которых начинку — мясной или рыбный фарш — тушат вместе с луком и свежей капустой.

На заметку: Лучшие астраханские пироги, большие, с тонким тестом и щедрой начинкой, определенно готовят в пекарне при гастрономе «Михайловский» в Астрахани.

Разумеется, в астраханской кухне найдется множество разнообразных мясных блюд — татарских, калмыцких, казахских, дагестанских, армянских, казацких. От шурпы, борща и кулеша до хинкала, кебабов и беляшей. Переосмысленных и адаптированных, но вполне узнаваемых. Так что по меню любого приличного ресторана можно запросто изучать историю заселения края.

Перекресток культур

Буквально напротив «Рыбзавода», на другом берегу Старой Волги, куда по вечерам «падает» Солнце, находится довольно большая археологическая зона, известная как Самосдельское городище. По мнению ряда ведущих ученых, которые десятки лет ведут здесь раскопки, именно в этом месте некогда располагалась легендарная столица Хазарского каганата — город Итиль.

Но за историческими памятниками лучше отправиться в Астрахань. Местный кремль, самый южный в России, недавно привели в порядок. Кое-где реставрационные работы еще продолжаются, но по нему уже можно неспешно прогуливаться, любуясь на величественный собор, могучие стены и древние башни, которые помнят и Ивана Грозного, и Петра Великого, и Стеньку Разина.

Недалеко от кремля расположены торговые подворья XIX века — персидское и армянское. По сути, большие караван-сараи для заезжих купцов сегодня переделаны в многоквартирные дома, но оригинальный архитектурный облик вполне сохранили. Нынешние обитатели знают, что живут в уникальных памятниках архитектуры, и с пониманием относятся к многочисленным туристам, которые, раскрыв рты и беспрерывно щелкая фотоаппаратами, всё время толпятся у их дверей.

В центре города сохранилось немало зданий в стиле модерн и совсем чуть-чуть псевдоготики и конструктивизма (например, знаменитый Дом с бутылками, который и сегодня впечатляет своим удивительным внутренним пространством, наполненным воздухом и светом). Изящные, стильные и очень атмосферные дома, к сожалению, в массе своей находятся в плачевном состоянии, несмотря на то, что в них живут люди.

Что еще нужно сделать в Астрахани:

— Встретиться с грамотным гидом на «нулевке» — так местные называют знак нулевого километра в некогда культовом для всех неформалов квартале — и отправиться с ним проходными дворами и тайными тропами по закоулкам бывшего Белого города, чтобы посмотреть Астрахань изнутри. Она того стоит.

— Увидеть Стену Цоя, которая существует здесь с 1993 года и ни разу не подвергалась «реновации».

— Потусить на улице Фиолетова, которую горожане любовно называют астраханской улицей Рубинштейна. В общем, вполне заслуженно.

— Купить в дорогу ароматнейшего копченого сома и связку легендарной астраханской воблы для ностальгической домашней вечеринки в ближайшие выходные и — по настроению и по возможностям — маленькую баночку черной икры для какого-нибудь особенного случая, который непременно настанет.