Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Проект «Северный поток – 2» (СП-2) будет завершен в ближайшее время. Об этом глава МИД РФ Сергей Лавров заявил на пресс-конференции по итогам переговоров с его германским коллегой Хайко Маасом в Москве. Шеф российской дипломатии подчеркнул: Россия ценит «принципиальную позицию Берлина» по этому проекту. Строительство СП-2 — одна из тех немногих тем, по которой позиции двух стран полностью совпадают. Однако нынешний визит Хайко Мааса при всей его дипломатической доброжелательности показал: сложностей в отношениях России и Германии больше, и их необходимо обсуждать лично. О том, удалось ли министрам решить эти проблемы на первых за полгода очных переговорах, — в материале «Известий».

«Не пустить на самотек»

За время пандемии Хайко Маас и Сергей Лавров общались четыре раза: трижды по телефону и один раз в режиме видеосвязи на встрече глав МИДов «нормандского формата». К его приезду Москва была готова аж с апреля 2020 года: тогда на пресс-конференции Сергей Лавров пригласил своего германского коллегу «прилетать [в Россию] в любое время, если он найдет способ добраться до Москвы». «Как только он здесь приземлится, полную безопасность его жизни и здоровья, здоровья его делегации мы обеспечим», — сказал тогда Сергей Лавров.

В итоге Россию германский министр посетил 11 августа и сделал это одним днем: пообщавшись со своим коллегой в Москве, он отправился в Санкт-Петербург — на мероприятия, посвященные памяти жертв блокады Ленинграда (о том, чтобы правительство ФРГ помогало ленинградским блокадникам, Лавров и Маас договорились в январе 2019 года). Как сказал журналистам перед отлетом в РФ глава МИД ФРГ, «германо-российские отношения слишком важны, чтобы пускать их на самотек».

А двусторонних вопросов за минувшие месяцы накопилось действительно много: здесь и кибератаки на бундестаг Германии в 2015 году (их приписывают российским хакерам), и расследование произошедшего в 2019 году в берлинском районе Тиргартен убийства гражданина Грузии, выходца из Чечни Зелимхана Хангошвили. На повестке стояли и менее раздорные вопросы — например, как восстановить торгово-экономическое взаимодействие, нарушенное из-за пандемии, или как наконец достроить «Северный поток – 2».

Северный поток-2
Фото: РИА Новости/Алексей Витвицкий

Хайко Маас приехал в Москву практически в юбилейную дату — 50 лет энергетического сотрудничества между Россией и Германией. После сложных переговоров, которым, как и сейчас, мешали американцы, [в 1970 году] был подписан Московский договор, который открыл для всей Европы новую страницу в разрядке между СССР и Западом, — заявил «Известиям» немецкий политолог Александр Рар.

По его словам, тогда экономика помогла убрать с повестки военные конфликты и выставить на первый план прагматичное сотрудничество. Сегодня будущее энергетического альянса между ФРГ и РФ — принципиальный вопрос, однако договориться о сотрудничестве мешают зачастую раздутые прессой конфликты. Хайко Маас не смог бы обойти тему убийства чеченца в Берлине, потому что немецкие СМИ сопровождали его визит требованием разобраться с произошедшем в Тиргартене. К тому же, по мнению политолога, Германия не хочет потерять доверие Евросоюза — некоторые его члены не готовы привлекать РФ к общеевропейским процессам, поэтому русский вопрос очень сложный для Германии сегодня.

Бездоказательные споры

В мае 2020 года Германия обратилась к Евросоюзу с запросом воспользоваться механизмом киберсанкций и ввести соответствующие ограничения против российских граждан, предположительно, причастных к атакам на бундестаг в 2015 году. Как заявил Хайко Маас в интервью агентству «Интерфакс», партнеры Берлина по Евросоюзу его предложение «широко поддерживают», а потому процесс введения мер, скорее всего, «будет быстро продвигаться вперед» после летнего перерыва.

бундестаг
Фото: Global Look Press/dpa/Christophe Gateau

По данным германской стороны, пять лет назад злоумышленники взломали электронную почту нескольких депутатов парламента, а также канцлера Ангелы Меркель, скачав по меньшей мере 16 Гб информации. Политики получили одинаковые электронные письма якобы от ООН с вредоносной ссылкой внутри. Чтобы остановить распространение вируса, пришлось временно отключить всю IT-систему парламента. Немецкие правоохранители обвиняют в этом россиянина Дмитрия Бадина, который, по их данным, работает на хакерскую группу Fancy Bear. В мае 2020 года Генпрокуратура ФРГ объявила его в международный розыск.

Москва эти обвинения неоднократно отвергала, упирая на то, что никаких конкретных доказательств ее причастности к этим атакам нет. После переговоров 11 августа Сергей Лавров сообщил, что у России к Германии тоже есть претензии по этому поводу. По его словам, с января 2019 по май 2020 года на российские госучреждения зафиксировали 75 хакерских атак, которые шли из германского сектора интернета.

Сохранились расхождения и по ситуации с делом грузинского гражданина Зелимхана Хангошвили, которого убили 23 августа 2019 года. В тот же день прокуратура Берлина сообщила о задержании подозреваемого — 49-летнего гражданина РФ Вадима К. В июне 2020-го ему предъявили обвинения. Российская сторона неоднократно говорила о том, что к произошедшему она отношения не имеет.

Акция протеста возле посольства Германии

Акция протеста возле посольства Германии в Тбилиси в связи с убийством Зелимхана Хангошвили в Берлине, сентябрь 2019 года

Фото: ТАСС/EPA/ZURAB KURTSIKIDZE

По словам Сергея Лаврова, Москва ответила на все запросы ФРГ по этому делу и теперь ждет разъяснений, на каком основании Берлин считает, что «к этому убийству напрямую причастно российское государство». Хайко Маас, в свою очередь, отметил, что реакцию ФРГ определит решение суда, который сейчас рассматривает дело. Если в его постановлении будет зафиксирована причастность РФ, то и ответ властей будет соответствующим, подчеркнул германский дипломат.

Общий знаменатель

В отношениях двух стран есть и другой сложный вопрос — запуск «Северного потока – 2». Этот российско-германский проект сталкивается с трудностями едва ли не с начала его реализации: достроить газопровод мешают санкции США, запустить в эксплуатацию — действия экологических активистов, полностью загрузить после запуска — законодательные изменения на уровне Евросоюза. Однако в отличие от других тем позиции Москвы и Берлина по этому проекту полностью совпадают.

Говоря о первостепенной проблеме — санкциях США, Хайко Маас заявил, что такие ограничения между партнерами — «неверный и ложный путь». «В конце концов, это наше суверенное решение, откуда мы будем закупать энергоносители», — отметил он. Сергей Лавров, в свою очередь, выразил уверенность в том, что газопровод будет сдан: «Участники компании «Северный поток – 2», включая российских, германских и других участников, настроены на то, что этот проект будет завершен. Как я понимаю, есть основания полагать, что это будет сделано в самое ближайшее время».

В бундестаге настаивают на том, чтобы жестко ответить на угрозы Вашингтона. Как заявил «Известиям» глава комитета по экономике и энергетике Клаус Эрнст, санкции уже привели к задержкам в строительстве — давлению США поддался швейцарский трубоукладчик Allseas, вышедший из проекта в конце 2019 года.

Судно Solitaire швейцарского трубоукладчика Allseas

Судно Solitaire швейцарского трубоукладчика Allseas

Фото: REUTERS/Stine Jacobsen

Это знак того, что компании не должны оставаться наедине с проблемой, этот вопрос должен решаться на политическом уровне. При необходимости — с помощью жестких контрмер, например штрафных тарифов на сланцевый газ США, — заявил «Известиям» депутат.

Встреча высокопоставленных дипломатов сопровождалась новостями, которые дали понять, что с СП-2 снова не всё так радужно. В частности, в отчете одного из инвесторов проекта — немецкой компании Uniper — говорится, что по мере активизации американских санкций возрастает «вероятность задержки или даже прекращения строительства трубопровода». При этом глава компании Андреас Ширенбек сказал, что компания «всегда верит в лучшее».

«Известия» обратились к оставшимся четырем инвесторам проекта с вопросом, допускают ли они свой отказ от участия в проекте: австрийская OMV, британско-нидерландская Shell и немецкая Wintershall от комментариев отказались, посоветовав задать вопросы оператору СП-2 — компании Nord Stream 2 AG, французская Engie на запрос «Известий» не ответила.

Добиться предметного ответа от Nord Stream 2 AG «Известиям» также не удалось. «Мы не комментируем потенциальные последствия угроз применения санкций со стороны США и текущие законодательные инициативы в США», — лишь сказали в компании.

Справка «Известий»

«Северный поток – 2» включает две нитки газопровода общей мощностью 55 млрд куб. м ежегодно. Он пройдет от побережья РФ до Германии по дну Балтийского моря в обход транзитных стран (Белоруссии, Польши и Украины) через исключительные экономические зоны и территориальные воды пяти государств: Дании, России, Финляндии, ФРГ и Швеции.

За строительство проекта отвечает созданная в 2015 году компания Nord Stream 2 AG. Ее финансовыми инвесторами стали французская Engie, австрийская OMV, британско-нидерландская Shell, а также немецкие Wintershall и Uniper. Эти пять компаний обязались вложить в проект 50% от его стоимости, которая составляет около €9,5 млрд (по €950 млн с каждого инвестора). В декабре 2019 года из-за угрозы санкций США строительство проекта было приостановлено.

Читайте также
Реклама