Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
«У моего секретаря я уже шестая или седьмая»
2020-07-29 10:10:02">
2020-07-29 10:10:02
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

«Ленфильм» пока не может начать собственное кинопроизводство, считает врио генерального директора легендарной студии Инесса Юрченко. Она уверена, что на прибыль можно будет рассчитывать не ранее 2025 года. А пока раздает долги, выполняет поручения президента и хочет узнать секрет успеха у гендиректора «Мосфильма» Карена Шахназарова. Об этом спустя полгода после назначения на должность глава «Ленфильма» рассказала «Известиям».

— Вы с февраля приступили к работе. С чем пришлось столкнуться?

— Когда пришла на «Ленфильм», обнаружила большое количество проблем во всех сферах — хозяйственной, финансовой, творческой. Многие сотрудники, занимавшие руководящие посты при предыдущем руководстве, покинули их до моего прихода.

Но никто из тех, кто работал здесь не один десяток лет, не уволен. Эти люди преданы «Ленфильму». У каждого свое хозяйство, которое они сохраняют всеми возможными способами, порой на голом энтузиазме. А вот руководство здесь не очень задерживалось. У моего секретаря я уже шестая или седьмая.

юрченко ленфильм

Здание павильона № 1 киностудии «Ленфильм» в Санкт-Петербурге

Фото: РИА Новости/Алексей Даничев

На собрании коллектива вы предложили работать на пределе возможностей, но тут подкрался коронавирус. Чем вы занимались во время карантина?

— «Ленфильм» работал дистанционно. В первую очередь нагрузка легла на юридический и финансовый отделы. Подготовили большой объем документации. За это время написали более 200 писем по инстанциям и еще 600 в поисках генерального спонсора «Ленфильма».

— У «Ленфильма» 2,2 млрд рублей долгов. Как вы планируете их отдавать?

— Уже 2,3 млрд. Перед киностудией стоит задача погасить в первую очередь долг ВТБ. Сейчас «Ленфильм» должен банку 1,5 млрд рублей плюс 700 млн процентов. Это несмотря на то, что он пошел навстречу и изменил процентную ставку с 10 до 0,1% и дал каникулы на время пандемии. Теперь до сентября мы не платим эти проценты. Это по-человечески, это большое облегчение для студии.

А еще более 100 млн — долги перед налоговым ведомством, коммунальщиками, выплаты по судебным искам и так далее. В 2019 году вышли поручения президента, по которым должен быть рассмотрен вопрос о закрытии долгов перед ВТБ, возвращена «Золотая коллекция» и составлен план развития киностудии до 2025 года. Перед бывшим руководством тогда была поставлена задача подготовить программу оздоровления «Ленфильма». Но к моему приходу никакой программы не оказалось. Я должна была в кратчайшие сроки ее составить.

юрченко ленфильм

Волонтер разбирает книги в библиотеке киностудии «Ленфильм»

Фото: РИА Новости/Алексей Даничев

— В чем она заключается?

— Это не просто документ с картинками, а серьезная финансовая модель, что и требовали от «Ленфильма» все эти годы. План действий разбит на этапы — с 2020-го по 2025 год. Наша программа основывается на реальном состоянии дел. К ней дополнительно разработан бизнес-план с дорожными картами.

— Не проще было объявить «Ленфильм» банкротом и решать финансовые вопросы иначе?

Признаки банкротства на «Ленфильме», безусловно, присутствуют. Об этом говорит долг в 2,3 млрд. Но благодаря Министерству культуры мы включены в список системообразующих предприятий, и это является некой гарантией государства, что банкротства не произойдет.

— Но за долги вам могут в любой момент отключить свет, газ и воду?

— Да. Когда я пришла, первое, что произошло, — нам пригрозили отключением газа. После переговоров пошли навстречу. Мы как-то дотянули отопительный сезон, но ситуация может повториться. Состояние коммуникаций на студии — отдельный большой разговор. Ремонт котельной не производился с 1950-х.

— Может, найдутся добрые волшебники, готовые поддержать «Ленфильм» в трудное время?

— Такие люди действительно приходят на студию и оказывают реальную помощь. Вот пришли, сказали «мы вам поможем» — и положили новый асфальт. Ими двигали понимание того, в каком состоянии находится «Ленфильм», и любовь к своему городу, важной частью которого является киностудия. И я им за это очень благодарна.

У нас появилась творчески заряженная молодежь. Они бесплатно работают на продвижение студии. Придумали «Kino Corner». Это новое пространство на территории «Ленфильма», которое будет открыто для всех желающих до конца сентября совершенно бесплатно. Здесь появятся сцена и зона отдыха, запланирована насыщенная культурная программа, выступления музыкантов, молодых артистов, спектакли и другое, много всего для детей и взрослых.

юрченко ленфильм

Макет «Ленфильм-парка»

Фото: ТАСС/Руслан Шамуков

— А история, когда всем миром собирают на спасение исторического памятника, не ваша? Не было желания кинуть клич в соцсетях: «Спасем «Ленфильм»! Соберем по рублю на его восстановление»?

— Ситуации бывают разными. Иногда люди от отчаяния могут обращаться за помощью в соцсети и имеют на это полное право. Но, поскольку «Ленфильм» системообразующее предприятие, к тому же речь идет о поручениях президента, за исполнением которых следят Минкультуры и Минфин, полагаю, что вопрос наш будет решен.

— Каковы сейчас функции совета директоров киностудии?

— Совет директоров осуществляет общее руководство деятельностью «Ленфильма», определяет приоритетные направления его деятельности, дает согласие на совершение наиболее значимых сделок и т. д. Его председателем уже восемь лет является Фёдор Бондарчук.

— Часто ли вы контактирует с советом и председателем?

— С февраля было проведено несколько заседаний — как очных, так и заочных, невзирая на пандемию и дистанционную работу.

— В ближайшее время предприятие будет латать дыры. Когда же стоит рассчитывать на прибыль?

— К 2025 году. Сейчас «Ленфильм» не может начать собственное кинопроизводство. Счета студии заблокированы с мая 2019 года, а значит, операционная деятельность невозможна. Все, на чем мы зарабатываем, это сдача в аренду площадей, павильонов и оборудования. В условиях пандемии многие арендаторы не платили вовремя, что по нам сильно ударило. Последствия тяжелейшие. У нас есть киноцентр на 200 мест и музей. Но они еще не открыты.

— А как же доходы от продажи фильмов?

— «Ленфильм» — это бренд. Он был некогда очень успешен, «Золотая коллекция» говорит сама за себя. Но вот парадокс: исключительные права на использование фильмов не принадлежат студии, правообладателем является Госфильмофонд.

— Есть еще «китайский контракт», который заключило бывшее руководство студии на «Золотую коллекцию». Чем владеют китайцы?

Им переданы исключительные интернет-права на картины из «Золотой коллекции» на территории Китая, Макао и Тайваня на пять лет. На «Ленфильм» ни одного платежа от китайской стороны пока не поступило. Нет и ни одного отчета об использовании продукции, хотя это предполагалось договором.

— Студия продала права, но денег так и не получила?

— Именно. Ни рубля. Договор был заключен в мае 2019 года. Мы отправили претензию китайской компании, хотим выяснить, в чем проблема. Права на YouTube тоже были переданы как исключительные. Когда возник этот вопрос, мы связались с правообладателями. Хорошо, что там работают порядочные люди. Я сказала им: ребята, это неправильно, только «Ленфильм» должен обладать исключительными правами. В компании ответили: вопрос снят, мы готовы переподписать договор на неисключительные права.

— Вам повезло. Они бы могли упереться и не пойти навстречу.

— Могли. Но мы рады, что имеем дело с людьми понимающими.

— Что еще вам удалось вернуть?

— Две картины Григория Козинцева — «Гамлет» 1964 года и «Король Лир» 1970-го, «Даму с собачкой» Иосифа Хейфеца 1960 года. Права на них были переданы частной компании. Она отреставрировала фильмы и зарабатывала на показах. Но после наших с ними переговоров переуступила студии эти права. Теперь картины принадлежат «Ленфильму».

— То есть человек с улицы мог прийти и сказать: «Я хочу купить фильм со Смоктуновским». И киностудия говорила «да, пожалуйста»?

— Это не к студии вопросы. Подобные договоры были заключены с Госфильмофондом. Так, например, телевизионные права на «Золотую коллекцию» передали дистрибьюторской компании «Твин СП». Лицензионный договор был подписан с ФГУП «Фильмофонд киностудии «Ленфильм» (впоследствии Госфильмофонд) в 2009 году, а в 2017-м соглашение с этой компанией было продлено до 2030 года.

юрченко ленфильм
Фото: ТАСС/Александр Демьянчук

— И права на телетрансляцию фильмов, созданных более чем за 100 лет, принадлежит одной фирме, которая может ими распоряжаться?

— Так и есть. Найти с этой компанией общий язык не получается. А поручения президента звучат следующим образом: «Вернуть «Золотую коллекцию» «Ленфильму».

— А «Золотая коллекция» «Мосфильма» кому принадлежит?

— «Мосфильму».

— У вас не было желания встретиться с его генеральным директором Кареном Шахназаровым и спросить, как ему удалось восстановить киностудию?

— Я бы с удовольствием. Надеюсь, встретимся. Он сильная личность и в непростые времена отстоял интересы студии. Коллекция «Мосфильма» сохранена, и это заслуга Карена Георгиевича. Теперь благодаря правам на нее студия зарабатывает, ремонтируется, строится. «Золотая коллекция» приносит доход «Мосфильму», чем пока не может похвастаться «Ленфильм».

— Порядок вы начали наводить не только в документах, но и в прямом смысле — вывезли со студии 600 т мусора. Где столько насобирали?

— Везде. Было вывезено множество контейнеров. Каждый свой шаг по уборке территории мы фиксировали на фото и видео.

— Фиксировали, чтобы не было упреков?

— На память. И чтобы показать, как было и как стало. Мне бы не хотелось, чтобы выглядело, будто я говорю какую-то неправду. Я слышу разные мнения о своей работе. Но перед каждым не будешь оправдываться.

У меня была успешная компания по производству сериального контента. В 180 картинах стоит мое имя. Создано более 2 тыс. эфирных часов. Среди наших фильмов «Ленинград-46», «Крылья империи», «Ржев», «Литейный», «Невский», «Шеф», «Купчино».

юрченко ленфильм
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Казаков

— И зачем с таким успешным кинопроизводством вам ярмо в виде «Ленфильма»?

— Когда мне сделали предложение занять должность на «Ленфильме», я поняла, что хочу возродить студию. Я живу в этом городе, и для меня «Ленфильм», как Эрмитаж или Русский музей, неотъемлемая часть Санкт-Петербурга.

Я помню «Ленфильм» разным. Здесь была необыкновенная жизнь, много народа, потрясающее ощущение творчества, всё кипело. Люди были рады приходить сюда, общаться, да просто посидеть в кафе. Кино — это энергетика. И сейчас в первую очередь «Ленфильм» должен притягивать таланты. Для меня это важный момент.

Очень хочу запустить то, что смогу без финансов, выполнить поручения президента, всё подготовить, а дальше уже будет понятно, какая судьба ждет «Ленфильм».

— Вам адреналина не хватает?

— Кому-то наверняка кажется, что я странная. Да, похоже на то. Но мы же в Петербурге вообще странные люди. Ну не все в этой жизни измеряется деньгами. Почему киностудия, уникальный объект культурного наследия, должна исчезнуть?

Фото: пресс-служба киностудии «Ленфильм»

— Раньше Питер был столицей сериалов, сейчас практически все снимают в Москве. Не обидно?

— Обидно. Мы готовы работать, но, чтобы заключать новые договоры, нужно разблокировать счета, выплатить все долги, и только тогда мы сможем начать собственное кинопроизводство. Сейчас все поступления уходят на погашение долгов.

Но есть коллеги, которые понимают, что «Ленфильм» надо поддержать. Один из них — Тимур Бекмамбетов. Он зашел в павильон студии с картиной «Девятаев» еще до пандемии. Не ушел в другое место. Когда закончились ограничения, продолжил съемки. Меня поразила его суперпрофессиональная группа, отношение к делу и к безопасности.

Деньги, которые были получены за аренду павильонов, за услуги, пошли на заработную плату сотрудникам «Ленфильма». Сейчас у нас арендуют павильоны Алексей Гуськов с Сергеем Мелькумовым. Они снимают «Седьмую симфонию». Для нас это большое подспорье.

— А когда появятся картины собственного производства?

Мы подавали заявки в Министерство культуры и Фонд кино. Но из-за долговых обязательств перед ними и задолженностей по налогам и сборам не были допущены к конкурсу, хотя у нас отличный сценарный портфель. Но мы снова упираемся в необходимость сначала закрыть все долги «Ленфильма».

Тем не менее будем подавать на конкурс дебютов, даже понимая, что нам могут отказать по тем же самым причинам. Хотим, чтобы все знали: творческая работа на «Ленфильме» не прерывалась.

По старым договорам у «Ленфильма» в совместном производстве две картины — «Воздух» Алексея Германа и «Учености плоды» Игоря Угольникова. Еще есть проекты с Фондом Александра Сокурова. В рамках ранее заключенного соглашения запускаются две картины. Вкладом «Ленфильма» являются собственные услуги, остальное делается за счет продюсера. По готовности картин «Ленфильм» получает процент от использования фильмов. Проекты Фонда Александра Сокурова всегда прибыльные.

«Ленфильм» сильный, я в него верю. Мысли материальны, так что всё будет хорошо. Сейчас я выхожу во двор, мне радостно смотреть на эту чистоту. Посадили сирень, положили новый асфальт, отремонтировали и повесили ворота. Я рада тому, что отмыли парадный подъезд и лестницу, включили свет на центральном входе. Да, пока бедно, но чисто. Зато «Ленфильм» начал дышать.

Справка «Известий»

Инесса Юрченко по первому образованию юрист. В 2002-м окончила экономический факультет ЛГУ имени А. С. Пушкина. С 2013-го по январь 2020-го — генеральный продюсер студии «Триикс Медиа». 7 февраля 2020 года назначена врио генерального директора киностудии «Ленфильм».