Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
«Пандемия изменила менталитет туристов»
2020-06-23 19:33:20">
2020-06-23 19:33:20
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Из-за пандемии COVID международный туризм потерял свыше $1 трлн. Об этом в интервью «Известиям» сообщил генеральный секретарь Всемирной туристской организации (ЮНВТО) Зураб Пололикашвили. По его словам, сейчас организация рассчитывает на то, что глобальные туристические потоки начнут восстанавливаться с середины осени. Дипломат также рассказал, как за минувшие месяцы изменился «менталитет путешественников», что государства могут сделать для выхода из кризиса и какие туристические возможности открыл COVID перед Россией.

— По данным Всемирной туристской организации, сколько потерял международный туризм к концу июня?

По информации, которая у нас есть сегодня, потери в 2020 году составляют примерно $1,2 трлн. Однако оценить ситуацию довольно проблематично, потому что по регионам она меняется каждый день. Например, пандемия перекинулась из Европы на американский континент — в его южной части сейчас зима и там коронавирус прогрессирует. Поэтому привести конкретные цифры сложно, собственно, как и планировать что-либо.

В целом мы рассчитываем, что до конца года спад числа международных туристов составит порядка 70% по сравнению с 2019 годом, когда у нас было примерно 1,4 млрд путешественников. Но это зависит от многих факторов и в первую очередь от авиасообщения, прекращение которого привело к большим убыткам для авиакомпаний.

Мы надеемся, что такие крупные организации, как Qatar Airways, Emirates, Turkish Airlines, в конце августа — начале сентября восстановят сообщение примерно на 60% с теми странами и городами, куда они традиционно совершали полеты. Таким образом, рассчитываем, что с сентября ситуация улучшится и международный туризм начнет постепенно расти. Но всё это очень предварительно.

— Получается, летний туристический сезон 2020 года мы потеряли?

Думаю, летом будет в большей степени развиваться местный туризм. Многие государства до сих пор закрыты, и у ряда стран есть свои приоритеты, своя политика. Хорошая новость в том, что с 1 июля откроются страны Евросоюза и шенгенской зоны, — таким образом, Европа станет первым регионом, где начнется перемещение туристов, и, мы надеемся, она будет примером для других.

При этом у Евросоюза есть своя политика, а у государств за его пределами — своя, отсюда и препятствия для восстановления турпотоков между ЕС и третьими странами. Общаясь с европейскими министрами туризма, мы поставили на повестку вопрос, как будет выстраиваться это взаимодействие, тем более что даже внутри объединения страны не всегда могли договориться.

венеция
Фото: REUTERS/Fabrizio Bensch

— Какие страны в плане туризма пострадали больше всего? И у каких стран есть предпосылки выйти из туристического кризиса быстрее и успешнее?

Пострадали те государства, у которых доля туризма в экономике составляет порядка 10–15%. Таких стран очень много, особенно в Европе. Что касается восстановления, то больше всего шансов на скорый выход из кризиса у тех государств, где охват пандемии был не столь масштабен, а также есть санитарная готовность принимать гостей. Именно эти страны одними из первых и откроют свои границы для зарубежных гостей.

Опять же очень многое будет зависеть от того, как скоро восстановится авиасообщение, потому что порядка 70% туристов перемещаются на самолетах. Поэтому даже если границы откроются, без восстановленного авиасообщения будет очень сложно вернуться к тем показателям, которые были год назад.

— На сайте ЮНВТО приведены три сценария, по которым может пройти восстановление турпотоков. От чего они зависят и какой из трех вариантов на данный момент наиболее вероятен?

— Мы разрабатывали эти сценарии в середине марта, когда всё было еще не так ясно. Мы делали прогнозы исходя из того, как если бы связи начали восстанавливаться в июле, потом в сентябре и, наконец, в декабре. Вряд ли полномасштабное восстановление начнется после 1 июля, поэтому я думаю, что середина осени — наиболее реальный вариант. Таким образом, эти 70% спада, которые мы просчитали, будут реальной цифрой вплоть до конца года.

Но, повторюсь, это зависит от ряда факторов. Сейчас многие эксперты говорят о возможном наступлении второй волны COVID. Поэтому никто в мире, думаю, не сможет назвать какие-то конкретные цифры. Наверно, Европа сейчас находится в наиболее благоприятной ситуации, и, скорее всего, она станет одним из первых регионов, который откроется для туристов.

граница
Фото: ТАСС/EPA/Elia Bianchi

— Много звучало реплик о том, что после пандемии мир никогда не будет прежним. Ожидаете ли вы, что в сфере туризма произойдут какие-то фундаментальные трансформации — например, по части выдачи виз или контроля на границе?

Можно назвать несколько вещей, которые, скорее всего, изменятся. Первое — это возраст: на мой взгляд, более возрастные категории граждан станут путешествовать меньше, чем раньше. Второе — пограничный контроль: он станет более строгим, как и контроль в сфере здравоохранения. Третье — инновации: будут развиваться новые электронные платформы, которые позволят людям снизить риски в путешествиях. И, наконец, четвертое — менталитет туристов: после пандемии люди будут обращать внимание на то, готова ли страна с санитарной точки зрения принимать гостей, есть ли у нее соответствующая медицинская инфраструктура.

— А нет ли такой угрозы, что после пандемии страны закроются друг от друга?

— Первая волна показала нам, что здоровье — это самое главное. Конечно, если, не дай бог, случится вторая волна, мир станет более закрытым и сложным для путешествий, даже желания путешествовать у людей будет гораздо меньше. Но я очень оптимистично смотрю на будущее и потому надеюсь, что никакой второй волны не будет.

Еще очень много говорят о вакцине, которая пока не понятно, когда будет доработана. Посмотрим до конца года — я думаю, что осенью обстановка станет гораздо более определенной, чем сейчас.

У нас было много переговоров с представителями всех стран — участниц нашей организации, и я хочу отметить, что с каждым днем ситуация улучшается. Еще за месяц до нашего разговора мы сидели по домам и выйти на улицу смогли лишь две недели назад, поэтому очень трудно предсказать, что будет завтра.

— Пандемия вынуждает страны отказаться от международного туризма и переключиться на внутренние поездки. Получается, в этом плане коронавирус сыграл в плюс?

— В прошлом году в Санкт-Петербурге мы провели Генеральную Ассамблею, на которой объявили 2020 год Годом сельского туризма. Уже тогда мы говорили, что будущее туризма — в регионах и что всем странам необходимо развивать новые внутренние туристические направления, дабы создать новые рабочие места.

Одно из первых направлений, которое получит развитие после пандемии, — это как раз местный туризм.

пляж
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Бедняков

— В текущих условиях какие экстренные первые меры могут принять государства, чтобы ускорить свой выход из туристического кризиса?

Мы с первого дня рекомендовали странам поддерживать частный сектор, который пострадал больше всего. Также настоятельно рекомендуем инвестировать в обучение — сейчас для стран наступил подходящий момент, чтобы усовершенствовать свои сервисы, накопить знания по тому или иному сектору.

Главный совет властям на следующий год — финансово поддерживать предприятия, крупные и малые, чтобы они смогли благополучно пройти через этот кризис.

— А какова роль ЮНВТО при выходе из кризиса — она ограничивается общими рекомендациями или подразумевается, к примеру, создание какого-то коллективного фонда для поддержки наиболее пострадавших туристических направлений?

— С первого дня мы организовали комитет по противодействию кризису, на встречу которого пригласили представителей всех крупных международных организаций — Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), Международной морской организации (ИМО), Международной организации гражданской авиации (ИКАО). Совместными усилиями мы разработали и утвердили рекомендации в помощь государствам. Один из важнейших факторов — координация действий и обмен опытом между странами. Это то, чем мы занимаемся на регулярной основе.

У нас очень тесные отношения с Россией, мы работаем над тем, чтобы у нас появилось представительство в Москве и Санкт-Петербурге, взаимодействуем на этот счет с российскими властями, для которых туризм — один из приоритетов. Со своей стороны мы поддерживаем все действия, которые правительство РФ проводит в эти трудные времена. У нас были очень амбициозные планы совместно с российским руководством, так что будем рады развивать их ради людей, которые работают в секторе, столь важном для страны.

аэропорт
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Бедняков

— Тогда как в текущей ситуации вы бы оценили положение вещей вокруг российского туризма?

— России сейчас представилась уникальная возможность развивать региональный туризм — у нее есть много как природных, так и инфраструктурных ресурсов, которые можно разрабатывать. Поскольку сейчас прекращены связи с другими странами, вектор развития будет перенаправлен внутрь страны. Следующие месяцы будут очень интересные и благоприятные для местного туризма. В то же время надеюсь, что очень скоро возобновятся воздушные связи и мы все вернемся к нормальной жизни.