Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
В товарищах согласья нет: в G7 задумали наказать Китай из-за Гонконга
2020-06-09 20:56:53">
2020-06-09 20:56:53
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Китайский закон по обеспечению национальной безопасности в Гонконге стал поводом не только для протестов в этом специальном административном районе КНР, но и для угроз со стороны США. В Вашингтоне обещают ввести против Пекина санкции и хотят привлечь к этой затее своих союзников. Впрочем, даже в рядах «большой семерки» единства по этому вопросу нет — как и по многим другим проблемам. «Известия» разбирались в том, призрачной или реальной является продвигаемая Белым домом идея коллективного единства в «воспитательных» целях.

Входящие в «большую семерку» государства на уровне дипломатических ведомств разрабатывают совместное заявление, которое призвано стать инструментом давления на Китай: авторы документа рассчитывают, что в КНР откажутся от принятия закона о национальной безопасности на территории Гонконга. О подготовке текста заявления сообщила японская газета Yomiuri, уточняя, что работа ведется на уровне министров.

Судьба документа пока отнюдь не ясна — против его принятия может выступить, например, Италия, для которой КНР является важным торговым партнером и злить которого из-за ситуации с сохранением Гонконгом нынешнего уровня автономии было бы нерезонно, по меньшей мере с экономической точки зрения.

Спокойствие, только спокойствие!

Впрочем, и без этого заявления единства мнений среди стран G7 и других государств, чаще «играющих» на стороне Соединенных Штатов, по вопросу нового китайского закона по Гонконгу пока не наблюдается. Например, США, Великобритания, Канада и Австралия еще 28 мая осудили планы Пекина, которые, как заверяют в Вашингтоне, поставят крест на автономии бывшей британской колонии, ныне существующей в статусе специального административного района Китая.

Подписавшие соответствующий документ стороны хотели, чтобы к ним присоединилась и Япония — ключевой региональный игрок и член «семерки». Токио, однако, воздержался против такого шага, пишет Kyodo. Чиновник одной из стран, подписавших заявление, выразил сожаление в связи с таким решением и предположил, что «Япония, вероятно, была больше сконцентрирована на своих отношениях с Китаем». «Позиция Токио в ситуации напряженности, возникшей между Китаем и США из-за гонконгского вопроса, осложнена — Япония планирует государственный визит председателя КНР Си Цзиньпина, который намечался на начало апреля, но по взаимному согласию был отложен из-за приоритетности мероприятий по сдерживанию распространения коронавируса», — отмечает в этой связи Reuters.

G7
Фото: REUTERS/Athit Perawongmetha

Далеко не факт, что санкционные планы США в отношении Китая поддержат в Европе. Например, Германия пока придерживается более сдержанных позиций: как заявил глава МИД ФРГ Хайко Маас, в Берлине выступают за диалог с КНР, а не за введение жестких ограничений, в том числе экономических. В рамках таких контактов с Пекином Европе нужно «сплоченно говорить о своих сложностях и своих принципах, а после этого мы уже посмотрим, куда нас приведет такой диалог», отметил министр. Логично предположить, что соседи Германии к его мнению прислушаются — помимо прочего, с 1 июля ФРГ на шесть месяцев станет председателем Евросоюза.

В Париже тоже пока воздерживаются от каких-то резких заявлений в отношении нового китайского закона (пока документ, помимо прочего расширяющий полномочия силовых структур КНР на территории Гонконга, лишь подготовлен, но парламентом не принят и в силу не вступил). Французский президент Эмманюэль Макрон 6 июня пообщался по телефону с товарищем Си, отметив, что в Елисейском дворце выступают за неизменность принципа «одна страна — две системы» и внимательно следят за развитием ситуации.

В России идею США наказать Китай за гонконгский закон восприняли весьма жестко. «То есть после всего этого вселенского позора дисфункции либерально-демократической системы, где роль всех четырех не сработавших ветвей власти смогло сыграть только оружие, они решили научить Китай управлять государством?» — задала в своем Facebook риторический вопрос официальный представитель МИДа Мария Захарова.

Саммиты по осени считают

Отсутствие единства мнений членов «большой семерке» по закону для Гонконга — не уникальный пример того, что участникам элитарного клуба непросто договориться по важнейшим вопросам. Попытки Соединенных Штатов сыграть роль застрельщика, за которым в огонь и в воду пойдут все остальные, часто оказываются неудачными.

Взять хотя бы одно из главных общеполитических в глобальном преломлении мероприятий этого года — саммит G7. Изначально США планировали провести встречу в начале июня в президентской резиденции Кэмп-Дэвид, потом собирались устроить ее в режиме видеоконференции, а затем перенесли на конец месяца — саммит, по замыслу Белого дома, должен был стать символом возвращения к нормальной жизни после эпидемии коронавируса.

G7
Фото: REUTERS/Ben Nelms

Однако в Германии, сославшись на ситуацию с пандемией COVID-19, сообщили, что канцлер Германии Ангела Меркель в Вашингтон не приедет. Многие расценили данный жест как политическую пощечину, и, по сообщениям прессы, Трамп был в ярости из-за демарша Берлина. Саммит «семерки» в итоге отложили до сентября.

В первый месяц осени, кстати, пройдет и саммит ЕС-Китай. Как сообщил глава МИД Германии Хайко Маас, откладывать это мероприятие не планируется, так как «есть очень много важных вопросов, которые мы должны обсудить с Китаем», в том числе по изменению климата и справедливым правилам глобальной торговли. Европейско-китайская встреча в верхах выглядит даже более значимой — с учетом того что саммиты G7 исторически носят скорее символический, чем практический характер.

7 + 4

Еще одна инициатива Дональда Трампа, которая также не встретила всеобщей поддержки, — расширение формата «большой семерки» до G11: американский президент заявил о том, что хотел бы увидеть на ближайшем саммите руководителей из России, Южной Кореи, Индии и Австралии. Как руководитель страны, принимающей саммит, Трамп вправе пригласить на форум других участников, однако единолично вопрос о членстве других государств в клубе решить он не может.

Слова Трампа о том, что сейчас G7 — структура неэффективная и для полноценного взаимодействия нужны более широкие форматы, вполне убедительны. Однако американский президент, возможно, забыл о существовании «группы двадцати», где общие вопросы решают представители развивающихся государств.

Обращает на себя внимание та подборка стран, которые Трамп хотел бы подключить к работе «семерки». По словам замдиректора Института истории и политики МПГУ Владимира Шаповалова, у всех четырех стран, которые Трамп хотел бы привлечь к работе на саммите, есть объединяющий признак: «Все они находятся по периметру Китая и здесь достаточно явственно понятна идея, которую преследует Трамп. Собственно, он ее и не скрывает. Это идея создания некого антикитайского союза».

G7
Фото: REUTERS/Ben Nelms

«Американский президент Дональд Трамп, специалист по выходу из различных объединений и соглашений, недавно назвал G7 «очень устаревшей» группой стран. Вместо банального выхода из клуба он выразил надежду на появление G11, пытаясь вернуть США на тот дипломатический путь, который он презрел несколько лет назад, — пишет китайская Global Times. — После более чем трех с лишним лет администрация Трампа осознала, что переоценила свои возможности в попытках конфронтации с Китаем без предварительной договоренности со своими союзниками, и сейчас пытается на базе G7 реализовать собственный геополитический проект».

Один из потенциальных участников саммита — Индия уже заявила о том, что на встречу готов отравиться премьер-министр Нарендра Моди. Согласие Нью-Дели было получено на фоне роста эскалации напряженности на индийско-китайской границе.

Впрочем, у других «приглашенных», как и у нынешних участников G7, есть свои отношения с Пекином. Далеко не факт, что они будут принесены в жертвы интересам Трампа, который, выходя на финишную прямую перед ноябрьскими выборами, остро нуждается в любых, в том числе дипломатических, козырях. Внешнеполитических побед в его копилке и так немного, а эпидемия COVID-19 и вызванный кризисом экономический обвал сводят на нет его достижения в сфере экономики.

Многие члены «семерки» негативно относятся к идее возвращения России в этот клуб. В Москве на идею G11 отреагировали, мягко говоря, сдержанно. Как заявила официальный представитель МИД Мария Захарова, инициатива о расширенном заседании «семерки» — это шаг «в верном направлении», однако он «не обеспечивает по-настоящему универсального представительства». «Без участия Китая едва ли возможно реализовать серьезные начинания глобального характера», — подчеркнула дипломат.

«Поставить союзников на место»

По мнению Ни Фэна, директора Института американских исследований при Академии общественных наук КНР, Трамп сейчас пытается мобилизовать союзников Соединенных Штатов для сдерживания Пекина. «Намерения просты — изолировать Китай, — отметил эксперт, мнение которого приводит South China Morning Post. — И это лишь начало, нас ждут и другие меры сдерживания». В свою очередь, Джон Ли, ведущий научный сотрудник Института Хадсона — консервативного аналитического центра в Вашингтоне, полагает, что США «могут стремиться к продвижению той повестки, в которой на Китай будет возложена ответственность за промахи», из-за которых началась эпидемия COVID-19.

На поддержку ключевых союзников — Великобритании, Канады, Австралии — США вполне могут рассчитывать, однако в том, что идея Вашингтона «наказать» Китай будет позитивно воспринята в континентальной Европе, уверенности нет никакой. «Континентальные европейцы сейчас начинают более сложную, долгосрочную игру — они будут пытаться выиграть максимум для себя, получить больше американского уважения к своим интересам, — отметил в беседе с «Известиями» программный директор клуба «Валдай» Тимофей Бордачев. — Потому что для них Китай, конечно, не является угрозой и у них нет никаких собственных ставок в игре против Пекина».

G7
Фото: REUTERS/Jonathan Ernst

Политолог также предположил, что идеей о расширенном формате саммита «большой семерки» Трамп «пытается поставить на место своих союзников, показать им, что эти отношения более не являются священной коровой для США, что он гораздо более гибкий мировой политик». Союзники Вашингтона выступают против такой идеи — кто-то более открыто, кто-то менее. «Им тоже не нужно, чтобы этот эксклюзивный формат, позволяющий им говорить, что они могут влиять на США, размывался за счет участия Индии или Австралии, — уверен Бордачев. — Препятствий для российского участия в такого рода встрече я не вижу. Россия является другом Китая, фактически союзником, и в значительной степени участие России может привести к тому, что эта встреча не будет антикитайской».

Читайте также