Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Элитные атлеты точно чисты — надо навести порядок в регионах»

Чемпион мира в беге с барьерами Сергей Шубенков — о борьбе с допингом, надежной крыше и нелюбви к футболу
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

После утверждения календаря легкоатлетического сезона — из-за пандемии COVID-19 он продлится с августа по октябрь — у топовых спортсменов появилась определенность относительно подготовки к Олимпийским играм в Токио. Об этом «Известиям» заявил Сергей Шубенков — единственный спринтер в истории советской и российской мужской легкой атлетики, выигравший медали чемпионата мира в барьерном беге на 110 м. Также титулованный спортсмен поделился сложностями в поиске личных спонсоров из-за допинговых скандалов в российской легкой атлетике, вспомнил самую запоминающуюся победу и рассказал о трансформации веры в себя.

На карантине Сергей Шубенков вместе с командой российских легкоатлетов принял участие в киберспортивном турнире Counter-Strike: Global Offensive. Он проходит на платформе «Московский киберспорт».

— Что скажете о выступлении своей команды на кибертурнире?

— Для нас всё закончилось в четвертьфинале — мы не разгромно, но вполне заслуженно проиграли команде гребцов. Они явно превосходили нас в классе. При этом никто не расстроился, потому что именно в плей-офф мы показали свою лучшую игру. За эти несколько дней мы очень сильно выросли как команда.

В целом событие получилось интересным, занимательным для меня. Не знаю уж как для зрителей. Казалось бы, давно знакомая забава раскрылась для меня с новой стороны. Конечно, я понимал, что Counter-Strike — это больше про тактику, командные взаимодействия, быстрое принятие решений, а не побегать и пострелять. Я смотрел стримы профессионалов, но никогда не думал, что сам поучаствую в официальном турнире. Пришлось вникнуть в детали, и было интересно. Буквально за несколько дней кардинально прокачал себя в этой игре.

— Кто сильнее всех сыграл из легкоатлетов?

— Артем Чермошанский был очень хорош, Филипп Шабанов проявил себя как неплохой координатор команды. Я был скорее на подхвате. Хоть у меня довольно серьезная практика игры в Counter-Strike, но в первую очередь это способ пообщаться с друзьями. Посоперничать с ребятами, которые находятся в разных городах и странах. Один я никогда не сяду играть.

— Вы сказали, что смотрели стримы профессионалов. Как часто вы это делаете?

— Мой близкий друг очень любит Counter-Strike, и чтобы нам было о чем иногда поговорить, я тоже стал смотреть трансляции (смеется). Хотя у нас были случаи с ребятами, когда мы собирались и смотрели Counter-Strike вместо футбола. В принципе я не люблю футбол, так что предпочел бы ему практически любой вид спорта.

— На карантине удалось посмотреть какие-то сериалы? Возможно, видели документалку про Майкла Джордана?

— Нет, и если честно, даже не слышал про нее. Всё свободное время посвящаю своему сыну Ярославу. Обычно в этот период я уже начинаю ездить на сборы и соревнования. А теперь появилось время побольше побыть с семьей, чем я охотно пользуюсь.

— В сериале про Джордана показана его сумасшедшая вера в себя. Вы в одном из интервью тоже сказали, что перед чемпионатом мира-2015 почувствовали, что уверены в победе, и добились ее.

— Не совсем так. Я, скорее, поверил не в себя, а в своего тренера Сергея Клевцова. Решил делать так, как он говорит, и почувствовал, что есть прямая взаимосвязь между тренировками и спортивным результатом. Чем больше и интенсивнее ты работаешь — тем проще и легче бежишь на соревнованиях. Возможно, пять лет назад я и мог говорить, что поверил в себя. Но сейчас уверен, что вера в себя — дело десятое. Главное — это правильный тренировочный процесс.

— На карантине вспоминают самые яркие моменты в российском спорте. Один из них — победа Юрия Борзаковского на Олимпиаде-2004 в Афинах. Какое соперничество в легкой атлетике вам запомнилось больше всего?

— Засел в памяти свежий момент — золото Анжелики Сидоровой на чемпионате мира-2019 в Дохе. Я следил за ним вживую, была очень упорная борьба. Анжелика и Сэнди Моррис взяли высоту 4,90 м. Затем американка завалила три попытки на 4,95 м. У Сидоровой оставался еще один шанс. Думал, что она не возьмет высоту и будет перепрыжка. Но она сделала это. Настоящий чемпион делает именно так — собирается в решающий момент и выигрывает. Я был и остаюсь под большим впечатлением.

— Международная ассоциация легкоатлетических федераций (World Athletics) опубликовала обновленный календарь сезона-2020, который состоит из 11 этапов «Бриллиантовой лиги». После появления календаря наступило определенное спокойствие?

— Это сильно облегчило жизнь, согласен. Теперь можно строить тренировочные планы, есть понимание, к чему готовиться. Полная неопределенность напрягала.

— Болезненно отреагировали на перенос Игр в Токио на следующее лето?

— Это неприятно, но когда случился перенос — всё уже к тому шло и сюрпризом не стало. Это был единственный разумный вариант. Если бы Игры-2020 все-таки провели этим летом, со множеством ограничений, это вряд ли было крутейшее событие, достойное называться Олимпиадой.

— Как строятся ваши отношения с новым президентом Всероссийской федерации легкой атлетики (ВФЛА) Евгением Юрченко?

— Напрямую я не взаимодействую с президентом, но являюсь членом антидопингового комитета ВФЛА. У нас бывают заседания, и после длительных обсуждений мы отправляем те или иные предложения по реальной борьбе с допингом на рассмотрение президиума федерации.

— Могли бы привести пример?

— Наши предложения касаются того, как можно усовершенствовать борьбу с допингом. Не по линии РУСАДА, а что может сделать именно федерация. Это либо санкции, либо превентивные меры. Мы не пытаемся изобретать велосипед и смотрим, что практикует в таких случаях World Athletics. Это либо возврат гонораров, либо отзыв лицензий у тренеров. Надо бить по карману. К сожалению, пока только такие меры работают.

— Можно сказать, что в последние годы борьба с допингом в российской легкой атлетике дала свои плоды?

— Выскажу свое мнение, и здесь со мной согласен мой тренер. Наши топовые спортсмены и люди, которые претендуют на высокие места на крупных международных соревнованиях, точно не используют допинг. Элитные атлеты точно чисты, теперь надо навести порядок в регионах. Чтобы на внутрироссийских соревнованиях спортсмены не злоупотребляли препаратами.

— Весь этот скандал вокруг легкой атлетики не способствует привлечению личных спонсоров?

— С этим всё печально. В 2015 году перед Играми-2016 в Рио к моей персоне просыпался интерес спонсоров. Однако после скандала все пропали. Сейчас всё встало окончательно, и надеяться на какую-то дополнительную поддержку не приходится.

— В 2016 году в интервью «Известиям» вы рассказали, что в барнаульском манеже, где регулярно тренируетесь, протекает крыша, холодно и вообще не самые приятные условия. Ситуация изменилась?

— С манежем УОРа (Училища олимпийского резерва. — «Известия») всё прекрасно. Сделали крышу, окна, хорошее отопление. Теперь в зале совершенно не влажно, нет запаха плесени летом, не холодно зимой. Я доволен, но к сожалению, сейчас он закрыт — как все спортивные объекты в нашем регионе. ОФП приходится поддерживать на школьной площадке или бегать в лесу.

— В июле национальная команда проведет централизованный сбор в подмосковном Новогорске. Прилетите на него?

— Сейчас как раз думаем об этой возможности с тренером — надо или не надо. Время еще есть, и чуть позже я дам знать федерации.

— Хватит ли времени подготовиться к первому старту в Монако, который запланирован на 14 августа?

— Надеюсь, что да. Хотя быть в оптимальной форме, наверное, не получится.

— Дружите с кем-то из своих соперников? Возможно, поддерживали кого-то в период пандемии?

— Не особо. В основном, наше общение строится на уровне «привет, как дела».

— Кто ваши главные конкуренты в Токио?

— Затрудняюсь ответить. Год от года ситуация в беге с барьерами может кардинально меняться. Кто-то получит травму, кто-то вернется, новый молодой атлет может выстрелить. Только когда пройдет 5-6 этапов «Бриллиантовой лиги», можно будет сказать, кто подходит к Играм в боевой форме. Но конкурентов хватает — это испанцы, французы, американцы, ямайцы… Но мы постараемся не отставать (смеется).

Читайте также
Прямой эфир