Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Спорт
Исмаилов одержал победу над Шлеменко
Мир
Ирландский политик призвал главу ЕК поспособствовать приближению мира на Украине
Мир
Зеленский назвал установленный ЕС ценовой потолок на нефть из РФ в $60 несерьезным
Мир
Ракета выпущена из сектора Газа в сторону Израиля
Мир
Лукашенко заявил о нежелании войны
Мир
В США предрекли Украине потерю юга и левобережья Днепра
Наука
Чернышенко высоко оценил представленные на Конгрессе молодых ученых проекты
Общество
Пожар в здании ресторанов в центре Москвы потушили
Мир
Британский политик назвал выстрелом себе в ногу введение G7 потолка на нефть РФ
Наука
Фальков указал на важность высокого качества подготовки кадров для прорыва в науке
Общество
Альфа-банк опроверг данные о задержании Михаила Фридмана в Лондоне
Мир
Посольство РФ потребовало объяснить задержание российского бизнесмена в Лондоне

«Надеюсь, федерацию восстановят, а короновирус пройдет»

Чемпион мира в беге с барьерами Сергей Шубенков — о желании попасть на Олимпиаду в Токио и встрече с министром спорта
0
Фото: РИА Новости/Григорий Сысоев
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Последнее десятилетие бегун Сергей Шубенков является одним из самых статусных и уважаемых атлетов в российском спорте. В активе 29-летнего спортсмена полный комплект медалей чемпионатов мира: золото в Пекине (2015), серебро в Лондоне (2017) и Дохе (2019), а также бронза в Москве (2013). В 2016 году в результате допинговых скандалов в числе других отечественных легкоатлетов его не допустили до участия в Олимпийских играх в Рио-де-Жанейро, а в дальнейшем спортсмен был вынужден начать выступать под нейтральным флагом. В беседе с «Известиями» Шубенков рассказал о встречах с новым министром спорта Олегом Матыциным, угрозе отмены Олимпиады из-за коронавируса и жаре на чемпионате мира в Катаре.

— Вы говорили, что уже имели опыт общения с новым министром спорта Олегом Матыциным. Расскажите подробнее об этом.

— Он был на открытии чемпионата России по легкой атлетике, который проходил в ЛФК ЦСКА. Тогда с ним также удалось пообщаться. Нужно понимать, что там всё зависело от текущей ситуации. Это было перед выборами президента ВФЛА, и он спросил, не хотим ли мы как спортсмены поддержать кого-то из кандидатов, замолвить за кого-то из них словечко. Мы решили, что не нужно этого делать.

— Есть ощущение, что с новым министром идет более плотное взаимодействие, чем с его предшественником Павлом Колобковым?

— Пока да. Но, на мой взгляд, важно понимать, что в нормальной ситуации я вообще не должен контактировать ни с руководством федерации, ни тем более с министром спорта. Частота контактов говорит о том, что всё плохо. Когда у нас всё будет хорошо, я буду делать свою работу, а руководство — свою.

— От выборов президента ВФЛА в глобальном смысле что-то зависит или не так важно, кто занимает пост руководителя федерации (разговор проходил за день до выборов нового главы организации Евгения Юрченко)?

— Важно, конечно. Я сейчас уже буду говорить за себя. Лично мне важно, чтобы был налажен контакт с международной организацией и чтобы произошло это как можно быстрее и более конструктивно. Те кандидаты, которые оставались в гонке, предлагают схожую программу действий в данном направлении. Понятно, что первая задача — это решение вопроса с нашим международным статусом. Дальше уже идут темы с развитием легкой атлетики на перспективу. Но это уже тезисы для выборов, которые пройдут после Олимпиады.

— Можете рассказать о ходе вашей подготовки к Олимпиаде в Токио?

— Сейчас серьезно тренируюсь. Скоро сменится фаза подготовки — поеду на сборы. Ориентировочно в Сочи, но, возможно, в какое-то другое место. Сейчас хорошо себя чувствую, болячки прошлого сезона прошли. Надеюсь, что летом, несмотря ни на что, у меня получится полноценный сезон. Все проблемы решатся: федерацию восстановят, а коронавирус пройдет. Хотелось бы попасть на Олимпиаду.

— Перед Олимпиадой в Рио в 2016 году также была непростая ситуация с допуском российских спортсменов. Сейчас есть какие-то различия?

— Различий много на самом деле. Тогда это было как-то в новинку, сейчас все уже привыкли. Все равно ситуация свое развитие получила. То, что у нас есть сегодня, — это уже не 2016 год ни в коей мере. Не знаю, как это сжато прокомментировать, не вдаваясь в подробности. Просто чувствую, что всё по-другому, и реагировать надо как-то иначе. Впрочем, я уже спокойнее ко всему отношусь. Понимаю, что может быть всё что угодно.

— То есть прошлый опыт дал определенную закалку?

— Ну это в нехорошем плане закалка, но да, есть такое.

— Вы упомянули коронавирус. Как относитесь к новостям, что из-за него могут отменить или перенести Олимпиаду?

— Разговоры такие идут, но я надеюсь, что всё будет нормально. Больше ничего не могу сказать.

— Насколько повреждение в прошлом сезоне повлияло на начало подготовки в этом году?

— Прошлый сезон у меня действительно был тяжелый и закончился достаточно поздно. В принципе базовый период, когда я бегаю кроссы и занимаюсь силовой подготовкой, получился достаточно сжатый. Но даже за этот срок удалось набрать форму, схожую с той, что была в 2018 и 2019 годах. Это не может не радовать.

— Если вспоминать прошедший чемпионат мира в Катаре, многие спортсмены говорили, что там было невероятно жарко. Вы это тоже почувствовали?

— Да, особенно на улице.

— А на спортивных объектах?

— Невероятно холодно (смеется). Ну, когда выходишь на улицу, реально присутствовало ощущение хамама. Пять минут постоял, и ты уже весь мокрый. Погодные условия непростые. Но на меня это повлияло не сильно, потому что все условия для разминок и самих соревнований были вполне себе комфортные. Везде функционировали системы охлаждения: и в разминочных зонах, и на стадионе. Можно было выбрать, где заниматься — в помещении или на улице. Меньше всего повезло марафонцам и ходокам. По ним это сильно ударило.

— Если сейчас анализировать результат, с учетом травмы прошлый сезон можно назвать успешным?

— Этот вопрос содержит в себе ответ. Сезон оказался сложным, была травма. Но получилось восстановиться и вернуться. Было много сомнений, но в итоге мы с тренером поняли, что решения приняли верные. С учетом всего этого серебро чемпионата мира — вполне себе успех.

Читайте также
Реклама
Прямой эфир