Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Сценический гамбит: чем пожертвуют театры ради открытия сезона
2020-05-24 16:54:43">
2020-05-24 16:54:43
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Продажа билетов в театрах России начнется 1 августа, а сезон откроется во второй половине сентября, сообщила «Известиям» заместитель министра культуры Алла Манилова. При этом Большой театр может быть закрыт до полного снятия ограничений. Многое будет зависеть от Роспотребнадзора, который пока не согласовал порядок рассадки зрителей. «Известия» разбирались, как театры собираются следовать дорожной карте Минкультуры по выходу из кризиса.

Репетиции с дезинфекцией

Сформированная Минкультуры «дорожная карта» с планом выхода из карантина на ближайшие месяцы станет главным документом для российских театров.

Если действующие ограничения не будут продлены после 1 июня, то в отношении театров может быть начат первый этап, — сообщила «Известиям» замминистра культуры Алла Манилова. — Коллективы учреждений смогут выйти на работу в очном режиме.

Однако, по ее словам, будут вызваны только сотрудники, которые действительно остро необходимы. Далее, продолжает замминистра, театрам необходимо выстроить график репетиций и подготовиться к началу сезона. С 15 июня по 15 июля у большинства учреждений начнется коллективный отпуск. В это время будет происходить тотальная дезинфекция — сцены, потолков, декораций, верхней машинерии. После этого репетиции возобновятся до 1 сентября. Их выстроят таким образом, чтобы до начала встречи со зрителями, которая запланирована на середину сентября, успеть прогнать все спектакли. Таким образом, каждый театр будет входить в режим нормального функционирования постепенно.

Алла Манилова

Алла Манилова

Фото: ТАСС/Владимир Гердо

— Государственный Театр Наций первым представил нам полный график выхода из карантина, — рассказала Алла Манилова. — Другим учреждениям мы будем рекомендовать этот опыт.

Согласно плану Театра наций, в первые две недели июня начнутся репетиции и работа сотрудников с соблюдением всех эпидемиологических норм. Они включают в себя замер температуры на входе, нахождение в здании только в масках и перчатках, соблюдение социальной дистанции. Сотрудники будут работать по четко очерченному графику, так как в кабинетах невозможно соблюдать дистанцию. В перерывах между репетициями станет производиться дезинфекция помещений ультрафиолетовыми лампами, все поверхности будут обрабатываться дезинфицирующими составами каждые два часа.

Главное — начать

Аналогичный график, по словам замминистра, уже представили РАМТ и Театр имени Вахтангова — с той разницей, что вахтанговцам нужно еще успеть подготовить множество юбилейных форматов, посвященных грядущему столетию театра.

Как рассказали «Известиям» руководители учреждений, главное сейчас — вернуться в активный процесс, причем московские институции на работу в июне не рассчитывают.

современник

Художественный руководитель Московского театра «Современник» Виктор Рыжаков и директор Московского театра «Современник» Игорь Попов на виртуальном сборе труппы театра

Фото: РИА Новости/Владимир Песня

Директор Театра имени Вахтангова Кирилл Крок не верит в снятие ограничений в начале лета. По его словам, динамика количества заболевших не обнадеживает. Худрук театра на Малой Бронной Константин Богомолов замечает, что его коллектив хочет и готов работать, но есть объективно сложная ситуация, которая требует от всех спокойствия и следования инструкциям.

Гендиректор Большого театра Владимир Урин с 1 июня отправляет своих подопечных в двухмесячный отпуск.

— В августе, если позволят условия, начнем репетиционный процесс — занятия, спевки, балетные классы, — рассказал он. — Оптимально было бы начать сезон в середине сентября.

Театры в регионах со сравнительно спокойной эпидемиологической обстановкой, напротив, готовы открыться в кратчайшие сроки.

— Если снимут ограничения на проведение массовых мероприятий, мы можем хоть на следующий день сыграть спектакль, другой вопрос, будут ли зрители, — поделился директор Ярославского театра драмы имени Волкова Айрат Тухватуллин. — Хотя бы недели полторы нужно для запуска продажи билетов, проведения рекламной кампании.

балерина

Артистка театра «Балет Москва» Александра Киршина во время репетиции на самоизоляции

Фото: ТАСС/Вячеслав Прокофьев

В одном собеседники «Известий» солидарны: коллективы должны как можно скорее начать репетиции, иначе в осенью есть риск не сыграть заявленные спектакли. Чтобы в октябре выпустить премьеру Дмитрия Крымова, театр должен в июне-июле репетировать, готовить сложную декорацию, сообщил худрук «Школы современной пьесы» Иосиф Райхельгауз. А пока он еще не понимает, разрешат ли 1 июня выйти из дома народным артистам, занятым у Крымова, — большинство из них находится в группе 65+.

Цена рассадки

Старт билетных продаж, согласно дорожной карте Минкультуры, запланирован на 1 августа — тогда театры будут уверены, что премьеры готовы. При этом, отмечает Алла Манилова, учреждения начнут адресную работу со зрителями, которые согласились сохранить билеты на посещение спектаклей осенью, а не получить возвратные деньги. Они смогут первыми выбрать даты и места в зале.

Уже понятно, что мест будет минимум в два раза меньше, чем обычно. Но возможность компенсировать недополученную прибыль ростом цен на билеты театры не рассматривают. Более того, цены могут начать снижать.

— Снизим цены однозначно — это необходимо сделать, чтобы помочь людям, у которых сложное материальное положение, — заявил Константин Богомолов.

Чтобы зрители покупали билеты, сделать это необходимо, согласен с коллегой Владимир Урин. Пусть даже театру придется экономить и сокращать расходы.

театр
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Сергей Коньков

О готовности затянуть пояса заявили и другие руководители. Наш театр — социально ориентированное учреждение, в первую очередь работает для зрителей, подчеркнул Айрат Тухватуллин. Если сможет правительство Москвы помочь — поможет, не сможет — ужмемся и будем просто больше работать, заявил Иосиф Райхельгауз.

Но даже если театры смогут организовать репетиции, подготовить премьеры и продать билеты, остается главный на сегодня вопрос — безопасность зрителей и артистов. А установки в этом плане таковы, что театры могут не открыться.

— Если говорить с позиции требований сегодняшнего дня, дистанция между зрителями должна быть 2 м, — подчеркнула Алла Манилова. — Мы понимаем, что с такой дистанцией в зале на 500 человек будет сидеть максимум 100. И это огромная проблема, потому что театр — не музей, где человек общается с предметами искусства. Это живая энергетика: человек общается с человеком.

По словам замминистра, с театральным сообществом обсуждается рассадка зрителей в шахматном порядке: на четных рядах будут заняты четные места, а на нечетных — нечетные, что даст возможность занять 50% зрительного зала. Сегодня это невозможно — шахматная рассадка не соответствует социальной дистанции.

Театр на Таганке

Театр на Таганке

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Бедняков

— Но мы говорим не о мае и не об июне, а о сентябре, — отметила Алла Манилова. — Поэтому в августе мы направим на согласование в Роспотребнадзор письмо о шахматной рассадке в надежде, что коронавирус отступит.

Лицом к лицу

Однако, по мнению театральных деятелей, даже самая осмотрительная рассадка не обеспечит безопасность зрителей.

Главная проблема театра не в рассадке, — сказал худрук «Геликон-оперы» Дмитрий Бертман. — Гардеробная группа, фойе, туалетные комнаты — тоже места скопления людей, поэтому я понимаю, что театр — последнее учреждение, с которого будет снят карантин.

Теоретически людской поток можно минимизировать, отменив, например, антракты. Такую возможность уже рассматривают западные театры. Но опять же — полностью отказаться от антрактов нельзя: есть мера восприятия зрителя, актерам нужно переодеться и отдохнуть, персоналу подготовить сцену. Спасти ситуацию могут камерные одноактные форматы, с которых, по мнению руководителей, и следует стартовать.

Вариант с пересмотром репертуара не исключен, — подтвердил Кирилл Крок. — Начать можно с камерных спектаклей, где задействовано небольшое количество актеров и техперсонала. Затем возможен переход к более крупным форматам.

Вместе с тем есть театры, чья миссия изначально ориентирована на масштаб. Речь о музыкальных коллективах, репертуары которых, как правило, состоят из больших сложнопостановочных спектаклей.

Концерт «Мы вместе»

Концерт «Мы вместе» в Большом театре в благодарность российским медикам, апрель 2020 года

Фото: ТАСС/Телеканал «Россия»

При масштабах Большого театра пересматривать репертуар с точки зрения камерности невозможно, — считает Владимир Урин. — В любом произведении, которое мы показываем, всегда задействовано много людей.

Технология музыкального театра базируется на тесном общении. Под угрозой окажется безопасность как технического персонала (усилиями нескольких человек большую декорацию не смонтировать), так и артистов. Удалить друг от друга музыкантов во-первых, не позволяют размеры оркестровой ямы, во-вторых, если это произойдёт, они друг друга не услышат. Переписывать партитуры на ограниченный состав оркестра, значит нарушать оригинальность произведения. Непонятно, как обеспечить безопасное расстояние танцовщикам, если в большинстве балетов предусмотрено физическое общение солистов и групповое расположение кордебалета. Певцы в опере вообще зачастую поют в лицо друг другу — воздушно-капельный контакт в таких сценах неизбежен.

— Соблюдение установленных ныне правил неприемлемо ни для одного из наших творческих коллективов, — полагает Владимир Урин. — Ни опера, ни балет, ни хор, ни оркестр с такими ограничениями работать не смогут.

Если зрителей теоретически можно посадить через два места на третье, то организовать работу массовых коллективов с сохранением художественной целостности спектакля невозможно, уверен Владимир Урин. Поэтому вести разговор об открытии Большого театра и его работе имеет смысл только тогда, когда все ограничительные меры будут сняты.