Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
Зеленский призвал страны Запада закрыть границы для всех россиян
Мир
ООН призвала Россию и США решить вопросы по инспекциям в рамках ДСНВ
Мир
Вашингтон предоставит Украине бюджетную поддержку еще на $4,5 млрд
Мир
МИД КНР выразил надежду на продолжение выполнения РФ и США договора СНВ
Армия
МО РФ заявило о планах украинских военных взорвать мост в Запорожской области
Мир
СЦК в Стамбуле разрешил выход двух судов с продовольствием из портов Украины 9 августа
Мир
ВСУ впервые применили в Донбассе ракету AGM-88
Мир
Пентагон отправит Киеву еще боеприпасы для HIMARS и противотанковые Javelin
Мир
В Великобритании заявили об угрозе топливной бедности для 15 млн жителей страны
Мир
Bloomberg сообщил о тайных закупках Южной Европой нефти из РФ
Мир
В МИД РФ призвали США вернуть ядерное оружие из третьих стран
Политика
Лавров возглавит делегацию РФ на Генассамблее ООН
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Двукратный лауреат премии «Золотая маска» Алексей Франдетти вступил в переговоры с автором рок-оперы «Иисус Христос — суперзвезда» Тимом Райсом. Режиссер представит новую концепцию культового спектакля — в Ростовском музыкальном театре с участием московских солистов. Также Алексей Франдетти поставит мюзикл специально для Ларисы Долиной и снимет военно-музыкальный фильм со звездным актерским составом. Об этом режиссер рассказал в интервью «Известиям».

— Почему вы готовите спектакль для Ростова, а не для Москвы?

Во-первых, там тепло. А если серьезно — мы долго вели переговоры. Ростовский музыкальный театр захотел поработать и со мной, и с этим материалом, несмотря на то что это сложно, дорого, да и название непростое. Ростовчане предоставили все свои ресурсы — а это большой коллектив с оркестром, хором, вызвав тем самым интерес и доверие. Но главные партии будут исполнять приглашенные московские солисты.

— Как создатель культового либретто Тим Райс отреагировал на вашу постановку?

— На прошлой неделе мы вступили с ним в переговоры. Утверждаем абсолютно новую концепцию спектакля. Несколько месяцев добивался возможности проговорить всё с самим автором, а не с его представителями. Предполагается много изменений в истории, и было важно обсудить это с ним.

франдетти
Фото: РИА Новости/Кирилл Каллиников

— В солирующем составе будут громкие имена?

— Будут, но об этом поговорим позже, когда появится смысл анонсировать премьеру. В нормальной жизни она должна была состояться 23 октября.

— Вам удается работать на самоизоляции или всё же ушли в творческий отпуск?

Что вы, какой отпуск — работаю в среднем по 13 часов в день. До карантина работал меньше. Когда только началась самоизоляция, стал придумывать себе занятия — активизировал их. В какой-то момент нагрузка стала большой — проекты серьезные, их непременно нужно довести до конца. Сейчас вместе с соавтором придумываю новый мюзикл, а это бесконечные конференции в зуме и перезвон по скайпу с Нью-Йорком и Лос-Анджелесом. Автор-поэт вообще сидит в Берлине. Но это долгосрочный проект, реализация еще не скоро.

— В интернете состоялась премьера вашего первого инстаграм-мюзикла «Мой длинноногий деда». Как родилась идея, почему не выбрали популярный у режиссеров зум?

Не захотел использовать окошки зума — для меня это сугубо рабочая площадка. Хотелось развлекать зрителя даже на карантине, так и родилась идея поставить музыкальный спектакль в инстаграме. Мы репетировали, наверное, дней десять. Всё как полагается — с участием оркестра, с солистами…

франдетти

Режиссер спектакля «Стиляги» Алексей Франдетти перед пресс-показом в Театре Наций в Москве

Фото: РИА Новости/Евгения Новоженина

— Репетировали онлайн?

— Исключительно на удаленке, каждый у себя дома — никто никуда не ездил. Я не поддерживаю идею телевизионных шоу и концертов, куда люди вынуждены ехать, быть в контакте друг с другом, то есть рисковать свалиться с этой болезнью. Если уж мы говорим: «Оставайтесь дома», то давайте так и делать.

— Теперь наше всё — онлайн-спектакли. Они могут составить конкуренцию живому искусству?

Живой театр не сравнится ни с чем. Но то, что происходит сейчас, — одна из форм его развития. Да, мы наблюдаем перекос в сторону онлайна, но лишь потому, что другой возможности попросту нет. Живой театр и онлайн — как секс и мастурбация. Удовольствие разное.

Тем не менее я активно развиваю свои мозги в сторону онлайна и стриминга. Но не для создания конкуренции живому театру, а скорее для его поддержки. Вполне возможно, что среди огромного количества стримов и онлайнов выкристаллизуется что-то настоящее.

— Сергей Безруков в беседе с «Известиями» выразил опасение, что зритель привыкнет смотреть спектакли бесплатно, а это ударит по ценовой политике. Согласны?

— Так и будет. Но не потому, что спектакли выкладываются бесплатно. Мы не знаем, когда история с карантином закончится. Скорее всего, к тому времени люди будут думать в первую очередь о хлебе. И билетная политика в театрах будет выстраиваться по принципу: пусть всё, что было бесплатным, станет хотя бы немного платным.

— Стоит ли театрам на порядок снизить цены, чтобы привлечь зрителей?

— Так оно и произойдет. Вряд ли сейчас кто-то может пойти в театр всей семьей, потратив 40–50 тыс. рублей, если мы говорим о дорогих спектаклях — опере или балете. Я общаюсь с коллегами и руководителями театральных институций — все говорят, что ценовая политика будет скорректирована в сторону снижения. Меньше будут и бюджеты спектаклей, и гонорары артистов и режиссеров.

франдетти
Фото: ТАСС/Артем Коротаев

— Насколько упадет цена на билет?

— В лучшем для театров случае минимум процентов на 20. В худшем — вполовину.

— Ваши гонорары тоже уменьшатся. Боитесь кризиса?

— Думаю, мы, как всегда, что-то придумаем. На моем веку было как минимум два кризиса: в 1998 году и в 2008-м. Как видите, жив-здоров. Верю, что мы справимся.

— Вам удается зарабатывать сейчас?

— В период самоизоляции я вошел с работой и с обязательствами. Это фильм, который мы сейчас готовим к съемкам. В онлайне работаем над раскадровками, сотрудничаем с музыкантами и сценаристами, делаем читки. В этом смысле не чувствую себя обделенным.

— Речь о съемках вашей первой кинокартины?

Да, буду снимать первое в моей жизни кино, и оно будет музыкальным — с современной музыкой и той же схемой, по которой была сделана картина «Стиляги» Валерия Тодоровского. Она во многом меня вдохновляет. Снимутся Сергей Безруков, Юля Пересильд, Витя Добронравов, Миша Трухин — очень серьезный актерский состав. Это история концертной бригады, которая работала во время Великой Отечественной войны.

Фильм большой, сложный, мы долго шли к его осуществлению. Первый съемочный день должен был состояться 12 мая. Понятно, что по времени мы куда-то перенесемся, но куда — непонятно.

— Какой бюджет у картины?

— Я не продюсер, но понимаю: он довольно большой. Военное кино — это всегда дорого, и музыкальное кино тоже. А у нас военно-музыкальная картина, так что дорого вдвойне.

— Кстати, если бы вы ставили мюзикл о коронавирусе, каким бы он был?

— Он был бы мультяшным, само изображение этой прекрасной бациллы — мультяшное и, кажется, вообще несерьезное, а-ля такой Спанч Боб. Это был бы такой странный злющий шарик с множеством ручек. Он зелененький, его никто не любит, а он очень хочет общаться, дружить и попасть внутрь к кому-нибудь. Ну а попадая, приносит людям болезнь и смерть. В финале он встретит наконец-то прекрасную подружку-вакцину, и тут-то у них случится тотальная любовь, мир, дружба, жвачка. Мир расцветает ярко-розовыми цветами.

— Очень мило получилось, не хотите поставить?

Этого зеленого человечка сейчас столько, что хочется чего угодно, только не его. Расцвет американского мюзикла пришелся на время Великой депрессии, при этом в репертуарах не было ни одной истории про нее.

Мне кажется, когда-то мы посмеемся, скажем: «Помнишь, было время дурацкое?» Я недавно вспомнил, как люди сидели по домам и носили маски — жара, леса горели, Москва в дыму, а кондиционеры — по цене «однушки» в Бутово. Это было 10 лет назад. Но мы всё как-то осилили.

франдетти

Режиссёр Алексей Франдетти перед началом показа мюзикла «Суини Тодд, маньяк-цирюльник с Флит-стрит» в Театре на Таганке в Москве

Фото: РИА Новости/Екатерина Чеснокова

— В тяжелые времена не налегаете на алкоголь? Актриса Кристина Бабушкина в интервью «Известиям» сказала: когда слышит, что какой-то режиссер пьет, понимает — хороший он, душа у него болит.

— Обожаю Кристи. Мы с ней делали мой первый спектакль во МХАТе, она меня опекала. Но с алкоголем мне сильно повезло — у меня чудовищная аллергия на него, вплоть до отека Квинке. Мой организм так устроен, что сам всё регулирует и восполняет. По большому счету, какой бы ни был чудовищный апокалипсис — не приехала декорация, поругался с директором — восстанавливаюсь и обрастаю волшебной драконьей броней буквально за час.

— В марте Театр на Таганке представил мюзикл «Суини Тодд» с участием Ларисы Долиной. Тяжело было с ней работать? Не давила она на вас своим авторитетом?

Мы с Ларисой Александровной знакомы давно. Когда возникла мысль поработать, она взяла на раздумья день, а потом сказала: «Всё, я готова». С того момента ей было ой как непросто.

Лариса Долина — однозначная звезда с точки зрения вокала, исполнительского мастерства, но тут еще очень сложная драматическая роль. Какой бы ты ни был звездой, всё равно каждый раз приходится что-то заново доказывать. Лариса Александровна доказывала в первую очередь самой себе: «Да, я могу». Она, конечно, боец!

франдетти

Артисты после мюзикла «Суини Тодд, маньяк-цирюльник с Флит-стрит» в постановке режиссера Алексея Франдетти в Театре на Таганке

Фото: РИА Новости/Кирилл Каллиников

— Есть в планах поработать с ней над новым мюзиклом?

— Планы, планы… Хочешь рассмешить Бога — расскажи о своих планах. У нас с Ларисой Александровной есть в планах следующий шаг — очень большое музыкальное название. Надеюсь, мы все будем живы, здоровы, полны сил и всё сделаем. «Суини Тодд» — наша первая совместная работа, но явно не последняя.

— Хотя бы есть понимание, для какого театра будете ставить?

— Понимания нет, это большой мюзикл с очень большим оркестром. Буду думать, предлагать. В 90% театров я прихожу со своими идеями. Думаю, и в этом случае будет так же.

— Лариса Долина сравнила отечественного зрителя с американским и нашего назвала закрепощенным. Согласны?

У нас люди в принципе закрепощенные и закрытые. Чаще всего российскому зрителю нужно что-то доказывать, он очень избалованный. Нас приучают к театру с детства, водят на спектакли целыми классами. Зритель бродвейский, американский, ходит в театр очень редко. В лучшем случае раз в полгода. Мы же ходим, по статистике, раз в месяц в среднем.

франдетти
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Казаков

В Америке театр — это предмет роскоши. Глупо было бы покупать одежду от Chanel и критиковать ее: «Что за ерунду я себе купила?» Наоборот, вы говорите: «Швы замечательные, и стразы изумительные, и стоил он $2,5 тыс. Какой у меня классный свитер!. Люди, которые приходят в театр в Америке, уже открыты удивлению, эмоциям, они хотят смеяться, за свои деньги получать удовольствие... Не вот так, нога на ногу: «Ну-ка, развлеки меня».

Последний раз я был на Бродвее позапрошлым летом, мы пошли втроем, повели ребенка на Frozen («Холодное сердце»). Центр партера, каждый билет стоит $700. То есть только за билеты мы отдали две с лишним тысячи! Плюс попить, мерч — майка, кепка… И вот, ты уже близишься к $2,5 тыс. Поверьте, за такие деньги очень хочется раскрепоститься. Хотя, забегая вперед, скажу, что ребенок заснул...

Справка «Известий»

После окончания ВГИКа в 2006 году Алексей Франдетти дебютировал в театре «Московская оперетта». В 2007–2010 годах — работал в труппе Театра им. А.С. Пушкина. Среди его режиссерских работ — спектакли в «Гоголь-центре», театре «Карамболь», Красноярском театре оперы и балета и др. Лауреат премии «Золотая маска» в номинации «Лучшая работа режиссера в оперетте/мюзикле» за спектакли «Рождество О’Генри» в Театре им. А.С. Пушкина и «Суини Тодд, маньяк-цирюльник с Флит-стрит» московского Театра на Таганке.

Читайте также
Реклама