Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Пал или пропал: как изменилась в этом году карта лесных пожаров
2020-05-19 18:28:37">
2020-05-19 18:28:37
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Всемирный фонд дикой природы составил рейтинг регионов, в которых в этом году изменился сценарий лесных пожаров. Ситуация прошлого года в Сибири, где горели более 5 млн га леса, может не только повториться, но и усугубиться, считают эксперты. А вот, например, в Амурской области, где строго контролируют запрет на пал сухой травы, обстановка явно стала лучше. Как еще можно сократить количество возгораний в лесах, разбирались «Известия».

Обстановка накаляется

В некоторых регионах России в 2020 году леса стали гореть сильнее, чем когда-либо за последние 20 лет, рассказали «Известиям» во Всемирном фонде дикой природы (WWF), где проанализировали статистику Рослесхоза. В их числе Белгородская, Воронежская, Кемеровская, Курская, Липецкая, Новосибирская, Омская и Орловская области, а также республика Адыгея.

— В первую очередь на это повлияли климатические факторы. Та жара, которая стоит в Восточной части России, в Сибири, а также на юге Европейской части страны сказывается на пожарной обстановке, — пояснил директор лесной программы WWF Андрей Щеголев.

В пожарной статистике из года в год в числе самых «пылающих» регионов — республика Саха (Якутия), Забайкальский и Красноярский края, Амурская и Иркутская области, отметили в WWF. Средняя площадь пожаров в Якутии достигает более 1,5 млн га.

— Если усилится жара, пожарная нагрузка станет возрастать. Сибирь однозначно будет гореть. Ситуация прошлого года, скорее всего, повторится, а может быть и превзойдет по масштабам. 90% пожаров происходит по вине человека, однако вряд ли режим самоизоляции как-то изменит ситуацию, — отметил Андрей Щеголев.

Пал
Фото: РИА Новости/Илья Наймушин

В Рослесхозе «Известиям» сообщили, что есть еще ряд регионов, где горимость лесов в этом году выше показателей предыдущих лет. Речь о Брянской области, Краснодарском крае, республиках Алтай и Хакасия. А увеличение площади пожаров, по данным агентства, наблюдается в Республике Тыва, Забайкальском и Красноярском краях, Омской и Еврейской автономной областях.

В конце апреля на совещании у президента глава Минприроды Дмитрий Кобылкин сообщил, что грядущее лето может стать самым жарким за всю историю метеонаблюдений.

Регионы, территориально расположенные в зоне риска, будут продолжать стабильно гореть, уверены специалисты. Если не решать существующие проблемы, огня будет становиться еще больше, поскольку с каждым годом растет количество пожароопасных дней. К 2050 году их число увеличится на три недели, подчеркнул Андрей Щеголев.

По данным Авиалесохраны, на всей территории Забайкальского края сейчас действует режим ЧС. Особый противопожарный режим введен в 53 субъектах России.

С палу, с жару

Помимо погодного фактора, основная причина пожаров — выжигание сухой травы на сельхозземлях, которое призвано якобы уберечь от пожара, а в итоге только провоцирует его. Особенно эта проблема актуальна для юга Сибири (Алтая, Забайкальского края, Иркутской области). Там влияние оказывают сразу два обстоятельства — жаркая погода и методы борьбы с травой, пояснил Андрей Щеголев.

Россия — не единственная страна, которая страдает от них, добавил он. В США, где на защиту лесов выделяется в разы больше денег, пал травы также сгубил не одну сотню гектаров леса.

Примечательно, что Амурская область, где средняя площадь пожаров обычно составляет более одного миллиона гектаров, в рейтинге WWF оказалась в числе регионов, которые в 2020 году горят значительно меньше среднего за последние 20 лет. Основная причина улучшения ситуации в субъекте — тотальный запрет на профилактическое выжигание травы.

Пал
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Алексей Агарышев

— Амурская область всегда была в первой тройке майских пожаров, а в прошлом году не вошла даже в десятку регионов. За палом травы там стали жестко следить, — отметил председатель Общественного совета при Рослесхозе Владимир Морозов.

Меньше обычного горят в нынешнем году также Астраханская и Курганская области, Республика Башкортостан, Тюменская область и Удмуртская Республика, сообщили в WWF.

В Рослесхозе подтвердили уменьшение количества пожаров в 2020 году в этих регионах. Что касается сокращения площади пожаров, в Рослесхозе отметили эту тенденцию на территории Иркутской области, Приморского и Хабаровского краев.

Большое число лесных пожаров происходит по вине сельхозпроизводителей, уверен глава комитета Госдумы по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям Николай Николаев. Так, например, в Сибири до 60% лесных пожаров возникло в результате перехода огня с земель других категорий, отметили в Рослесхозе.

— Сельхозпроизводители сейчас получают большую поддержку от государства, но они же являются и причиной ущерба. Если в правила выделения госпомощи внести пункт с требованием об отсутствии пожаров на их землях на протяжении последних трех лет, то, уверен, ситуация изменится. Я предложил эту меру на последних онлайн-слушаниях, — рассказал Николай Николаев.

Проблема куда шире, пояснил Владимир Морозов. Дело в том, что многие леса не входят в государственный фонд, а представляют собой земли сельхозназначения или вовсе брошенные, и никакими документами не регулируются. Контроль за ними не входит в обязанности Авиалесохраны.

— Было много предложений определить статус лесов на сельхозземлях, разрешить вести там фермерство, — поделился Владимир Морозов. — Если они не используются как сельхозземли, губернаторы регионов могли бы передать их государству. Но для этого нужен закон. До начала эпидемии мы были близки к принятию какого-то решения по данному вопросу, но теперь всё снова остановилось.

В центре внимания

Леса продолжают гореть из года в год из-за децентрализации управления отраслью, уверен Владимир Морозов.

Субъектам сейчас приходится самостоятельно бороться с тушением пожаров, а сил и средств у них на это меньше, чем у когда-то мощной и централизованной Авиалесохраны, — подчеркнул эксперт. — Соседям помогать тушить пожар уже нельзя — это уголовное дело, нецелевое расходование средств. Поэтому соседние регионы ждут, когда пожар перейдет на их территорию и только потом начинают его тушить — это абсурд. Нужен централизованный подход.

Кроме того, регионы искажают реальную статистику. Настоящие площади пожаров занижаются. Выявить это можно при сравнении данных с материалами анализа космоснимков, добавил Андрей Щеголев.

Фото: РИА Новости

Еще одна причина, по его словам, — нехватка финансирования. Из-за этого пожары поздно обнаруживают. Регионам не хватает лесников, которые следят за ситуацией.

— Допустим, строится дорога, по ней вывозят лес при вырубке. Потом она остается. По ней ездят охотники, рыбаки, грибники, но никто за дорогой не следит, лесников нет. Так и возникают пожары. В Финляндии и Беларуси, например, где сеть дорог в лесах значительно шире, чем в России, пожары случаются намного реже, потому что есть контроль за хозяйством, — отметил Андрей Щеголев.

По его мнению, России стоит уходить от заготовок древесины в удаленных диких лесах и присмотреться к опыту Финляндии, которая использует продуктивный метод «лесного огорода». Это тоже позволит сократить число пожаров.

Читайте также