Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Когда наступит завтра: глобальные последствия пандемии
2020-04-27 12:35:26">
2020-04-27 12:35:26
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Эпидемия коронавируса невольно вскрыла множество глубоких проблем, накопившихся в мире, идет ли речь об экономике, политике или социальных отношениях. В условиях резкого сокращения производства и товарообмена, снижения потребления на фоне многочисленных банкротств, роста безработицы и социального напряжения обострилась борьба ведущих мировых игроков за будущее лидерство. Политолог, программный директор клуба «Валдай» Тимофей Бордачев специально для большого спецпроекта «Известий» оценил то, какое воздействие окажет пандемия на переформатирование глобального миропорядка и какое место в нем займет Россия.

Мировой пандемический кризис 2020 года — первое в истории глобальное потрясение, не имеющее очевидного рукотворного происхождения. В отличие от, например, мировых войн или экономических кризисов. Даже в том случае, если это издание коронавируса было создано в лабораторных условиях. Распространение недуга в глобальном масштабе — явление исключительно природное, хотя в каждом конкретном случае и связанное с особенностями национальных систем здравоохранения. До этого эпидемии, даже самые страшные, не имели большого политического значения. Тем более международного. В этом действительно историческая уникальность тех событий, которые происходят сейчас. И, к сожалению, с нашим непосредственным участием.

Достаточно сказать, что из-за чумы, холеры или черной оспы не остановилась ни одна война. Сейчас, правда, США тоже упорно отказываются прислушаться к призывам ООН временно приостановить санкции против Ирана, которые являются одним из современных эквивалентов военных действий. Но никогда в истории, даже унося миллионы человеческих жизней, пандемии не оказывали такого масштабного влияния на мировую политику и экономику. А пандемия коронавируса вдобавок еще и совпала с потрясениями на рынке энергоресурсов и началом экономической депрессии. Почему это произошло и к чему приведет?

При объяснении причин происходящего появляется множество гипотез, в том числе самых провокационных и экзотических. Государства действительно ведут себя странно — никогда ранее эпидемии не заставляли большинство стран мира принимать столь беспрецедентные меры безопасности. Для тех, кто занимается международными отношениями, наиболее понятная гипотеза выглядит следующим образом: в мире накопились настолько серьезные и глубокие противоречия, что иначе как всеобщим кризисом ситуацию не разрешить.

Глобализация и открытые рынки уже давно не устраивают их создателей — США и Европу. Монополия Запада на силу и власть может быть поставлена под вопрос не только Россией, у которой для этого есть военные возможности, но и Китаем. Экономическое могущество которого действительно колоссально. Одновременно всеобщая взаимозависимость в экономике стала уже невыносимой.

китай
Фото: Global Look Press/Keystone Press Agency/Yufangping

Для того чтобы государства чувствовали себя способными сохранить суверенитет, им жизненно необходима локализация управления торговлей и финансами. Раньше проблемы такого масштаба и охвата решались большими войнами. Сейчас это кажется нереальным — ядерное оружие только России и США может несколько раз уничтожить всё человечество. В случае его применения те, кто принимает решения в соответствии со своими конституционными обязанностями, не защитят, а обрекут на гибель собственных граждан. Поэтому поиск идет в области более продолжительных сценариев.

Новая биполярность — противостояние США и Китая по всем фронтам — уже почти повсеместно рассматривается как наиболее вероятный общеполитический сценарий. Для этого есть основания. Влияние Китая растет, влияние Америки, напротив, сокращается, но она по-прежнему очень сильна.

Сегодня только у Пекина есть деньги, которые он может предложить развивающимся странам в качестве альтернативы подачкам Мирового банка и МВФ. За спиной Китая может стоять Россия, которая в случае чего прикроет его своими колоссальными военными возможностями. Это заставит США действовать осторожнее. Поэтому та борьба, которую сейчас Запад активно разворачивает против Китая, не сможет быстро перерасти в военное столкновение и затянется на десятилетия. Мир в конечном итоге приобретет уже знакомые по 1945–1990 годам очертания на фоне конкуренции двух экономических и политических сверхдержав.

Эта новая холодная война не будет, конечно, повторением прежней. СССР и его союзники были, за небольшими исключениями, некой огромной Северной Кореей — живущей за счет внутренних ресурсов и находящейся в политической изоляции от своих противников. Тогда, собственно, биполярного мира и не было — между собой боролись два однополярных объединения государств. Одно из них победило, мировая политика и экономика стали едиными. Это единство — причина того, что новая, настоящая, биполярность будет опаснее.

США и Китай конкурируют практически везде, кроме идеологии. Даже если сейчас мировая торговля нарушится, это не станет концом глобализации. Больше контактов — меньше возможности управлять конфликтом, в случае если он возникает. Москва и Вашингтон, в принципе, очень хорошо управляли миром, между ними была «горячая линия». Сейчас количество вопросов, где интересы США и Китая пересекаются, настолько велико, что ни одна система связи между правительствами на сможет их контролировать.

США Китай
Фото: REUTERS/Aly Song

Это оптимальный и самый простой сценарий будущего, хотя и не очень веселый. Поэтому именно на его основе сейчас делаются глобальные прогнозы, даются советы правительствам, в том числе и российскому, как себя правильнее вести по отношению к новому разделению мира на два лагеря. Россия, например, сможет всё более активно играть роль лидера «неприсоединившихся» — для этого она достаточно сильна и, одновременно, не собирается никому навязывать свои представления о добре и зле как единственно верные. Как это уже несколько десятилетий делают США и постепенно учится делать Китай.

Россия не сдает своих союзников и друзей. Средние и маленькие государства не будут торопиться занимать сторону Пекина или Вашингтона. Такой покровитель и союзник, как Россия, им будет жизненно необходим. Особенно если «новая биполярность» и связанная с ней неопределенность затянутся. В том, чтобы так произошло и события не приняли военного оборота, Москва также может сыграть позитивную роль.

Но нельзя забывать, что всё может оказаться далеко не так просто, как это видится с академической кафедры. Или выстраивается на основе расчетов и оценок многочисленных ученых. В конце концов, никто не смог предсказать такого политического эффекта со стороны коронавируса.

Хотя уже несколько лет все ждали того, что накопившиеся противоречия сделают поворот в мировой истории неизбежным. Но было непонятно, как точно это произойдет.

Самая большая ошибка, которую делают политики и ученые, оценивая глобальные потрясения, — это попытка судить об их последствиях на основе линейной логики, то есть предполагать усиление или ослабление тех тенденций, которые уже существуют. Хотя в отдельных случаях это действительно срабатывает достаточно безотказно — например, сейчас можно точно сказать, какие сектора экономики от последствий пандемии выиграют, а какие — проиграют.

Наиболее яркий пример — Первая мировая, или, как принято говорить на Западе, Великая война. Когда она начиналась, все радовались, потому что были уверены: события будут происходить по знакомым сценариям. Толпы на улицах европейских столиц искали возможности поквитаться с обидчиками и начать всё с чистого листа.

ПМВ

Революционеры в Берлине с плакатом «Брат! Не стреляй!», 1 ноября 1918 года

Фото: Global Look Press/Bruder nicht schießen

Европейские страны весьма активно воевали на протяжении многих столетий и всегда с примерно похожим результатом. Тот, кто оказывался сильнее, приобретал территории и влияние, тот, кто был слабее, всё это терял. В конце, как правило, через несколько месяцев, в крайнем случае лет, наступал мир. И все возвращались к обычным отношениям.

Сто лет назад этого не произошло — появились танки, химическое оружие, миллионные жертвы. Рухнули несколько европейских империй, а сама Европа на 30 лет погрузилась в состояние хаоса, из которого в 1945 году вышла ничтожной копией себя, встретившей 1914 год. А потом произошло самое страшное и важное в истории международных отношений — в 1945 году благодаря достижениям науки и стремлению победить врага любой ценой было создано ядерное оружие.

В октябре того же года знаменитый писатель-фантаст Джордж Оруэлл в своей газетной колонке «Ты и атомная бомба» написал о наступлении «мира, который никогда не будет миром», потому что несколько государств стали недостижимо сильнее всех остальных. Примирение между постоянными членами «ядерного клуба» и остальным человечеством невозможно — они слишком для этого могущественны. Их интересы всегда неизбежно будут выше интересов других. Нравится ли нам это или нет с моральной точки зрения.

Инициатива президента России о проведении встречи глав государств — постоянных членов Совета Безопасности ООН — это одна из последних возможностей относительно успешно контролировать развитие мировых событий в будущем.

Противостояние Китая и США, американо-российские противоречия, стремление европейцев сохраниться как имеющих значение, а Индии или Бразилии таковыми стать — это то, что более или менее очевидно.

Неизвестно пока, каковы будут действительно фундаментальные последствия того глобального кризиса, который сейчас начинается. Для того чтобы к ним подготовиться хотя бы физически, страны, играющие ключевую роль в вопросе выживания цивилизации, должны начать серьезный разговор.

Автор — программный директор клуба «Валдай»

Читайте также