Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В ходе встречи со студентами МГУ президент Владимир Путин заявил, что видит в будущее Европы как единого организма, несмотря на все попытки выстроить новые стены. Это прямой и недвусмысленный ответ на все попытки возрождения на Западе лексики времен холодной войны.

«Европа должна быть единой» — так прокомментировал глава российского государства рассказ о поисковых работах российских и немецких студенческих отрядов на полях сражений. Владимир Путин особо отметил, что это — «элемент примирения и российского, и немецкого народа, это чрезвычайно важно на будущее».

Заявление Владимира Путина стало ответом на панику и агрессию, нарастающие в среде глобализированной европейской элиты после высказываний президента США Дональда Трампа. Напомню, что в интервью газетам The Times и Bild американский лидер подверг критике ЕС, поддержал Brexit и усомнился в ведущей роли НАТО. «Вы смотрите на ЕС, а видите Германию. Фактически это инструмент для Германии. Именно поэтому я считаю, что Великобритания была столь мудра, решив выйти», — безжалостно поставил диагноз Дональд Трамп.

И Франсуа Олланд, и Ангела Меркель довольно нервно отреагировали на эти слова. Французский лидер и вовсе отрезал — мол, «ЕС не нуждается в советах извне и способен самостоятельно разрабатывать свою стратегию». Ангела Меркель, в свою очередь, предрекла возврат к периоду противостояния сверхдержав. Канцлер констатировала: «Я думаю, что сейчас, спустя четверть века после объединения Германии, после окончания холодной войны новую историческую эпоху, возможно, сменит другая». Эти ее слова были сказаны на фоне заявления главы МИД страны Вальтера Штайнмайера о том, что старый мир XX века закончился после избрания Дональда Трампа на пост главы США.

Политики эры Барака Обамы отчаянно боятся. Сделав ставку на безусловное подчинение диктату Вашингтона, они стали заложниками волюнтаристской политики Белого дома при Бараке Обаме. И сегодня, когда выяснилось, что к власти в США пришли силы, отказывающиеся признавать преемственность с политикой глобалистов, в Европе растерялись. Увы, но метания в духе «всё пропало, гипс снимают, клиент уезжает» и «на кого ж ты нас оставил» могут привести к совершенно непредсказуемым результатам.

Сегодня в Европе существуют две точки зрения на нынешнюю ситуацию. Бывший глава Еврокомиссии Романо Проди и, возможно, будущий президент Франции Франсуа Фийон призывают к немедленному потеплению в отношениях с Россией, снятию санкций и проведению Евросоюзом предельно самостоятельной политики. С ними солидарны многочисленные консерваторы, евроскептики и социалисты. Напротив, находящиеся у власти элиты считают возможным сделать вид, что все проблемы в отношениях ЕС и США возникли из-за злокозненности Кремля, а раз так, то необходимо продолжить вовсю возводить стены на Востоке.

Наиболее выпукло их позицию, равно как и точку зрения покинувшей Белый дом США демократической администрации, выразил послушный исполнитель воли Брюсселя и Вашингтона украинский президент Петр Порошенко, который решил раскрыть финским журналистам глаза на то, что, по его мнению, «целью Владимира Путина является как раз ослабление и разъединение ЕС».

Ни слова про Дональда Трампа, который как раз и сомневается в целесообразности существования Евросоюза, Петр Порошенко, конечно, не сказал. Впрочем, противное было бы странно — президент Украины целиком и полностью зависит от расположения не Дональда Трампа, и даже не главы Госдепартамента, а всего лишь от позиции посла США в Киеве. Поэтому позволить себе публичное недовольство своими хозяевами для Порошенко — всё равно что потерять единственный источник легитимности. После этого останется только ждать очередного майдана.

Но оставим в стороне украинского президента. Тем более что Владимир Путин полемизирует отнюдь не с ним. Глава российского государства обращается с призывом к группам элит в Европе, напоминая, что вообще-то стены между Востоком и Западом начал строить в далеком 1946 году Уинстон Черчилль. Разделение мира на зону доминирования англосаксов и зону влияния СССР — это была как раз его политическая концепция, прямо исходящая из логики Фултонской речи.

Президент России подчеркивает, что категорически отказывается смотреть на мир в контексте возрождения логики холодной войны и вообще какой бы то ни было войны. Попытки устраивать стены, строить заборы, возводить санкционные и иные ограничения не идут на пользу Европе, неотъемлемой частью которой является Россия. Напротив, проникновение культур, свобода перемещения между нашими странами, упрощенная торговля, взаимообогащение национальным опытом — всё это служит развитию континента как единого целого во всем его многообразии.

Владимир Путин констатирует: от того, что от Европы пытаются насильно оторвать Россию, не стало лучше никому. Напротив, появился целый ряд проблем, которые не могут быть решены из-за того, что построены искусственные барьеры. И надо, конечно, стремиться эти ограничения преодолевать. В том числе и на уровне личных контактов, в том числе и работая вместе по поиску останков погибших на фронтах Второй мировой, так и не научившей мир, что разделение на «хороших» и «плохих» может дорого обойтись для любителей заняться сегрегацией. Поиск павших — это восстановление исторической памяти, форма межнационального примирения. В конце концов, канцлеры приходят и уходят, а народы и страны остаются.

Автор — директор Центра политического анализа

Прямой эфир