Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Пихлер привнес много полезного и нового в российский биатлон»

Член правления СБР Александр Пак — о полезном опыте приглашения иностранных тренеров, перспективах организации биатлонных гонок в мегаполисах и последствиях доклада Ричарда Макларена
0
«Пихлер привнес много полезного и нового в российский биатлон»
Фото: ТАСС/Юрий Машков
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Член правления Союза биатлонистов России (СБР) Александр Пак в интервью корреспонденту «Известий» Тимуру Ганееву рассказал о возможных последствиях доклада Ричарда Макларена, целесообразности приглашения иностранных тренеров в сборную России, а также поделился мнением о новых векторах развития биатлона. 

— Над российским биатлоном сгущаются тучи. После публикации второй части доклада Макларена Россия потеряла этап Кубка мира в Тюмени и юниорский чемпионат мира в Острове. В выходные 170 биатлонистов подписали письмо с требованиями к IBU (Международному союзу биатлонистов) решительнее проводить расследование в отношении наших спортсменов. На ваш взгляд, российские биатлонисты могут повторить судьбу легкоатлетов? 

— Я бы все-таки не стал сравнивать эти две ситуации. В легкой атлетике у России счёт дисквалифицированных спортсменов, чья вина не подвергалась сомнению, шёл на десятки. Именно на основании этого факта наша легкоатлетическая федерация, к сожалению, была отстранена от международных соревнований. В биатлоне такого развития событий, думаю, быть не должно. Президент IBU Андерс Бессеберг не зря подчеркнул, что виновные будут жестко наказаны, но только в случае наличия неопровержимых доказательств их вины. Что касается письма, подписанного 170 биатлонистами, то я его не видел. Да, и официального подтверждения этой информации я не видел. Поэтому ничего сказать не могу. 

— То есть вы уверены, что коллективного отстранения российских биатлонистов не будет? 

— Сейчас ни в чем нельзя быть уверенным, но я думаю, что даже если вина кого-то из спортсменов будет доказана IBU, этот человек получит индивидуальное наказание, а сборная продолжит выступление на международных стартах. 

— Вы были одним из инициаторов приглашения в сборную немецкого тренера Вольфганга Пихлера. Вы понимаете, почему сейчас он занял такую радикальную позицию относительно отстранения нашей сборной от Кубка мира? 

— Пихлер придерживается такой же позиции, как и Бессеберг, — если вина большого количества спортсменов будет доказана, то сборную нужно отстранить. Это говорит исключительно о его нетерпимости к допингу, а не о ненависти к России. Я не хочу защищать Вольфгана относительно его высказываний, но в России его почему представляют в образе дьявола. Это не так. Он с огромным уважением относится к нашей стране и к спортсменам,  с которыми он работал. 

— Вы положительно относитесь к приглашению иностранных тренеров? 

— Любой новый опыт — это опыт. Даже если он не оправдал чьи-то надежды. Пихлер привнес много полезного и нового в наш биатлон. Я работал со многими тренерами, но не видел специалиста, который делал свое дело более организованно, чем он. Спортсмены тоже остались высокого мнения о совместной работе с ним. Но в глазах общественности Пихлер представляется вредителем, и для меня это загадка. То же самое могу сказать и про Рикко Гросса. Хуже от его приглашения точно не будет. В современном мире нельзя вариться в собственном соку, надо пользоваться интересными моментами, элементами, которые есть в других, иностранных методиках. 

— При этом несколько известных российских тренеров успешно работают за границей…

— В 2008 году, когда мы только пришли в СБР, то столкнулись с проблемой тренерских кадров. У нас много хороших тренеров уровня сборных, но все они немолоды. Нам говорили: «Верните к работе Александра Привалова и Виктора Маматова». При всем уважении к заслугам этих тренеров они слишком возрастные. В России не было перехода от старшего поколения к младшему, в конце 1990-х — начале 2000-х в плане тренерской преемственности у нас случился провал. Причем это касается не только биатлона. Радует, что в последние годы у нас стали появляться молодые, перспективные кадры — Виталий Норицын, Андрей Падин, Сергей Коновалов. К сожалению, в России пока мало озабочены подготовкой молодых тренеров, и это — проблема, которую я стараюсь решить. 

— Каким образом? 

— Совместно с Федерацией лыжных гонок России (ФЛГР) мы создали благотворительный проект «На лыжи», который занимается развитием лыжного спорта в трех сибирских регионах: Красноярском крае, Иркутской области и Республике Хакасия. Девять месяцев в году в этих регионах лежит снег, но лыжи там непопулярны. Мы решили исправить положение и разработали программу развития и поддержки лыжного спорта, которая направлена на то, чтобы на Олимпийских играх 2022 года в составе сборной были представители этих регионов. Охватили ряд направлений, в первую очередь занялись повышением квалификации тренеров групп начальной подготовки. Мы пригласили лучших специалистов из СибГУФКа, которые прочитали двухнедельный обучающий курс. Обучение прошли около 90 тренеров. Следующий семинар проведем весной для тренеров средних групп подготовки. Я убежден, что любой спортивный процесс начинается с детских тренеров. Также в качестве пропаганды лыжного спорта мы проводим лыжно-физкультурные праздники для всех — старты уже прошли в Братске, Красноярске, Якутске, Абакане… Задача этих соревнований — вовлечь в лыжные гонки как можно больше людей. И наконец, мы намерены в 5–6 раз увеличить количество официальных стартов для подростков 13–16 лет.

— С 2011 по 2014 год вы были организатором «Гонки чемпионов» в Москве. В этом году были разговоры, что шоу вернется в столицу из Тюмени. Почему этого не произошло? 

— Мы действительно были готовы вернуть «Гонку чемпионов» в Москву, вели переговоры со спонсорами и спорткомплексом «Олимпийский». Когда все договоренности были достигнуты, в СБР по неизвестным причинам отказали мне в передаче права на проведение соревнования. Обидно, что так вышло, болельщики биатлона очень ждали этого события.

— Шоу-гонки в больших городах — будущее мирового биатлона? 

— Пока биатлон глобально интересен только в Германии, России и Австрии. В меньшей степени во Франции и Норвегии, где лыжи гораздо популярнее. Один из векторов расширения аудитории — организация соревнований в крупных городах: Мюнхене, Москве, Стокгольме, Праге, Осло… Лыжники уже пошли по этому пути и проводят в городской черте спринтерские гонки. Думаю, что-то подобное должно рано или поздно появиться и в биатлоне.

— Биатлон требует расширения своей географии, которая пока ограничивается Центральной Европой. 

— Высокий потенциал сейчас у Азии. Думаю, IBU стоит двинуться в сторону Китая и Южной Кореи. Проводить биатлонные этапы в Северной Америке — это утопия. Периодически там пытаются организовать этапы Кубка мира, но они не вызывают никакого зрительского ажиотажа. 

— Как вы относитесь к удлинению биатлонного сезона, который насчитывает всего девять соревновательных уикендов?  

— Это практически невозможно. Календарь ограничивается в том числе  наличием снега. Поэтому первый этап проходит в заполярном Эстерсунде, а последний в Сибири. И я бы не сказал, что девять уикендов это мало. Плюс чемпионат мира или олимпийские игры, Топовые биатлонисты бегают по три недели в декабре, январе, феврале и марте. Это огромная нагрузка и на большее их может просто не хватить. Если появятся дополнительные этапы, то велик риск, что на них будут выставлены резервные составы.

— Некоторые эксперты считают, что формат индивидуальной гонки и спринта устарел…

— Не думаю, что спринт отмирает. Это очень интересная, короткая гонка, где нужна максимальная концентрация при стрельбе и максимальная скорость. Индивидуальная гонка не так интересна с точки зрения телевизионной картинки, но это классика. Такие вещи должны оставаться в спорте.

Подписывайтесь на наш канал «Известия СПОРТ» в Twitter и Instagram

Прямой эфир