Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В понедельник, 31 октября, в Астрахани состоялось заседание Совета по межнациональным отношениям, на котором было предложено поработать над созданием закона о российской нации. Некоторые журналисты писали, что закон «могут принять в течение года». И здесь мне хотелось бы внести некоторую ясность.

Дело в том, что нации формируются исторически и это касается не только этнических, этнокультурных наций, но и наций политических, например британской, испанской, французской наций. Такие политические, гражданские сообщества — это исторически складывающиеся феномены.

У нас есть определенные сложности, связанные с формированием такой нации. Почему? Длительное время в нашей исторической памяти складывалось представление о нации как об этнокультурном феномене. Русские, чеченцы, татары, башкиры, чуваши понимались именно как нация этнокультурная.

Задача, которая поставлена в Стратегии национальной политики, — это создание политической, гражданской нации. Разработка такой концепции направлена на формирование представления о принадлежности всех граждан страны государству, обществу, общей культуре и истории. Речь идет о таких нормах и ценностях, исторических и культурных достижениях, которые воспринимаются не только как созданные и принадлежащие какому-то одному народу, но и как общее историческое достижение всех народов, живущих на территории нашей страны.

Это и представление об общем языке — а в России таким языком является русский, — и представление о каких-то общих ключевых драматических событиях в нашей истории и совместных достижениях. И наконец, это представление всех граждан страны о единой общности, которое должно побуждать людей действовать во имя интересов своей страны.

Взаимная забота о людях как раз и есть проявление гражданского общества, которое отражается в самосознании граждан, в самосознании государственной, гражданской, культурной и психологической общности. Перед нами ставится задача все время подпитывать такую общность, а каком-то смысле и формировать.

Что значит — формировать? Прежде всего необходимо определить, что такое гражданская и культурная общность. Это понимание должно даваться еще на этапе школьного и вузовского образования. Именно тогда молодым людям следует рассказывать, что есть не только нации культурные, этнические, но есть еще и общее единство страны, которое означает ощущение связи со всеми гражданами, живущими на нашей территории и испытывающими общие переживания. Этот процесс не может быть одноактным, он должен быть длительным — именно поэтому стратегия ориентируется на долгосрочную перспективу. 

Что необходимо для ее успешной реализации? Прежде всего необходимо, чтобы граждане не чувствовали разобщенности по национальному признаку. К примеру, в докладе руководителя Федерального агентства по делам национальностей говорилось о том, что дискриминацию ощущает порядка 5–7% населения нашей страны. Но по результатам социологических исследований мы знаем, что в отдельных регионах эта цифра достигает 14% и выше. По нашим данным, 8–11% ощущают враждебность к представителям других национальностей.

Но когда мы задаем другой вопрос: ощущают ли люди значимость своей национальности на своем жизненном пути — например, при приеме на работу, в вузы и так далее, то получается, что такую значимость ощущает до 30% наших респондентов.

Все эти факты наглядно демонстрируют, насколько это длительный и сложный процесс — формирование гражданской идентичности. И главное здесь — слышать представителей разных этнических групп, представителей различных конфессий.

Можно обратить внимание также и на то, как сам президент всегда употребляет слова, значимые для людей разных национальностей, разной конфессиональной принадлежности, слова, которые позволяют им почувствовать, что они услышаны, — и это очень важно. Они услышаны, вот что имеет значение. Это и формирует понимание общности интересов людей.

И сейчас дискуссия о развитии межнациональных отношений, о формировании стратегии национальной политики весьма и весьма актуальна. Ведь сегодня речь о необходимости разработки соответствующих законодательных норм зашла еще и потому, что с 1999 года в этой области мы не наблюдаем никаких сдвигов, а законодательная база никак не отражает изменений, которые произошли в обществе за эти без малого двадцать лет.


Автор — руководитель Центра исследования межнациональных отношений Института социологии РАН, член Совета при президенте РФ по межнациональным отношениям

Все мнения >>

Прямой эфир