Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Потрясающе стильный монолог»: фильму о Штирлице 43 года

С тех пор как 11 августа 1973 года на экраны вышел первый советский сериал «Семнадцать мгновений весны», «Песня о далекой родине» остается одной из любимейших у спортсменов и музыкантов
0
«Потрясающе стильный монолог»: фильму о Штирлице 43 года
Фото: kinopoisk.ru
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

11 августа 1973 года начался показ первого советского сериала «Семнадцать мгновений весны». Фильм Татьяны Лиозновой невозможно представить без знаменитой музыки Микаэла Таривердиева. 15 августа композитору исполнилось бы 85 лет. До сих пор «Песня о далекой родине» Таривердиева — одна из самых популярных у спортсменов и молодых музыкантов. О причинах этого феномена они рассказали «Известиям». 

Артем Качарян: «Песня из кинофильма «Семнадцать мгновений весны» дала мне путевку в жизнь». 


Песня Микаэла Таривердиева дала мне путевку в жизнь. Я был участником проекта «Голос», исполнил песню там, и с тех пор меня часто приглашают и просят исполнить именно «Песню о далекой родине». Например, сегодня, в 8 утра я уже пел ее в одной из программ на ТВ. 

Честно говоря, до участия в проекте я не знал о Микаэле Таривердиеве. Когда мой наставник Леонид Агутин предложил исполнить песню Таривердиева, я удивился. Она настолько ассоциировалась с Кобзоном, что я и не задумывался о том, что у нее может быть другой автор. 

Если говорить профессиональным языком, то композиция наполнена не банальной мелодией вокала. Она очень разноплановая и стильная. Например, там нет набившей оскомину и привычной для нашей эстрады формы «куплет–припев–куплет», там потрясающе стильный монолог. И я уже не говорю о том, какое там соло трубы, от которого у меня мурашки бегут по спине.

По поводу исполнения у меня были сомнения. Агутин предложил свою аранжировку, но она мне казалась колючей, не такой, потому что во мне плотно сидело исполнение Кобзона. Да и Александр Градский постоянно спорил. Просил более классического, «кобзонистого» звука, просил не увлекаться фирменной обработкой песни, мелизмами.

Но потом я полюбил именно аранжировку Агутина. Я считаю, в старые песни надо вносить молодой дух, новые вокальные и тембральные обработки, чтобы молодежь слушала и знала эти песни, исполняя их на свой лад. 

Конечно, всё в этой песне сошлось, как звезды сходятся: и текст, и музыка, и лицо Тихонова.  У меня у самого дед всю войну прошел. К тому же, исполняя ее, я понимал, что, скорее всего, прощаюсь с проектом «Голос». 

Проект я действительно покинул, а песня осталась со мной.

Александр Мальцев, синхронист: «Наш бой под музыку Таривердиева еще не закончен».

Для меня музыка из кинофильма «Семнадцать мгновений весны» очень дорога. Под нее состоялась премьера микст-дуэта по синхронному плаванию. Это было в прошлом году на чемпионате мира в Казани. До этого дня было принято считать, что синхронным плаванием могут заниматься только женщины. 

То, что музыка взята из кинофильма, сыграло с нами злую шутку. Зарубежная публика приняла номер на ура, потому что они не видели фильма. А наши люди недоумевали, почему на мне советская форма, почему не такой костюм, как у Штирлица. И я уже устал говорить, что я не Штирлиц. Наша программа не была связана с фильмом «Семнадцать мгновений весны». Мы взяли музыку как независимое произведение и посвятили номер 70-летию Победы, трагедии войны и потере близкого человека.

Мы доказали, что не имеем отношения к фильму, но бой на этом не закончился. Под музыку Таривердиева я выступаю в костюме, стилизованном под гимнастерку. Однако по правилам Международной федерации плавания мужчины-синхронисты должны выступать в плавках. Понятно, что передать образ в плавках практически невозможно. Поэтому на каждых соревнованиях приходится доказывать с боем, что костюм лучше плавок. 

Такое происходит каждый раз, но мы надеемся, что наш номер на прекрасную музыку Таривердиева поможет изменить правило и мужчинам разрешат выступать в костюмах. 

Михаил Брызгалов, Всероссийское музейное объединение музыкальной культуры им. М.И. Глинки: «Даже совершенно лишенному слуха обывателю удается взять сложный интервал мелодии Таривердиева».

Благодаря «Песне о далекой родине» Таривердиева каждый, даже совершенно несведущий в музыке человек имеет представление о том, что такое секста. Так называется музыкальный интервал, расстояние от одной ноты до другой. Вся песня построена на нисходящем движении секст. Начало песни, фразу «я прошу» — исполнить не так-то просто. Но — вот парадокс  — ее поют даже те, кто, казалось бы, начисто лишен слуха. 

Люди берут этот сложный интервал, потому что поют душой, потому что музыка проникает в них.  Я видел ноты произведений Таривердиева. Когда вдова композитора Вера Гориславовна их передо мной распахнула — меня охватил трепет. Я не играл эти произведения, но я видел руку композитора и я угадывал это настроение. Кстати, меня поразило, что в нотах не так-то много исправлений. Это значит, что Таривердиев писал на подъеме, по вдохновению. Вот такое было у меня ощущение. 

Очень надеюсь, что скоро все могут в этом убедиться. Вдовой композитора принято решение о передаче архивов мужа Музею Глинки.

Я не знаю другого такого произведения, которое бы так точно отражало психологическое состояние и героя, и зрителя. Приходит человек, уставший с работы, слышит это: «Я прошу, хоть не надолго», и понимает: это про него. 

Комментарии
Прямой эфир