Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Количество иностранных студентов может вырасти до 230 тыс.»

Глава Россотрудничества Любовь Глебова — о работе ведомства в Сирии и на Украине и росте популярности российского образования среди иностранных абитуриентов
0
«Количество иностранных студентов может вырасти до 230 тыс.»
Фото предоставлено пресс-службой Россотрудничества
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Глава Россотрудничества Любовь Глебова рассказала корреспонденту «Известий» Светлане Субботиной о ходе приемной кампании иностранных абитуриентов в российские вузы, готовности открывать новые культурные центры в горячих точках планеты, новой программе запуска полилингвальных школ, а также создании реестра российских школ.

— Любовь Николаевна, в разгаре приемная кампания. Как идет набор иностранных студентов в российские вузы? Как складываются отношения со странами, где напряженная обстановка, например Сирией, Ираком?

— В ближайшем будущем Сирии понадобятся профессионалы в экономике, образовании, культуре, инженерных специальностях. На прошлой неделе оттуда вернулась делегация Россотрудничества, где мы совместно со специалистами МГУ набирали абитуриентов. В этом году страновая квота составляет 278 человек, а кандидатов, желающих учиться в России, в 10 раз больше! Задачей комиссии было отобрать талантливую молодежь. Всё проходило на базе нашего российского центра науки и культуры в Дамаске, старейшего, знаменитого, хорошо известного в стране.

— Чем этот центр так знаменит? Семья президента Асада тоже его посещает?

— Наш центр уже на протяжении многих лет играет важную роль в культурной и образовательной жизни Дамаска и Сирии. Там можно было записаться на курсы русского языка, отдать ребенка в языковые и творческие кружки. Его действительно посещают члены семей высокопоставленных чиновников Сирии, но он доступен и обычным людям. Когда в стране было особенно небезопасно (военные действия. — «Известия»), центр приостанавливал свою работу, и сейчас он возобновляет деятельность.

— Почему к Сирии особое внимание?

— Война закончится, а отношения наших государств продолжат развиваться.

И это касается не только Сирии. Подобная история происходит и с другими странами — горячими точками. В афганском Кабуле построен российский центр и в ближайшей перспективе будет открыт. Задачу мы решаем с межправительственной комиссией, главное сейчас там — это решение задачи по обеспечению безопасного пребывания людей в этом здании.

— В каких странах минимальное количество квот, а в каких — максимальное?

— Больше всего мест выделено Вьетнаму — 855, Китаю — 830, Украине — 600. У африканских стран небольшие квоты. Так, для Туниса предусмотрено 10 квот, а претендентов почти 2 тыс. Низкие квоты и для стран Западного полушария. У Гаити всего 3 квоты, а желающих учиться 1248 человек. Традиционно очень много заявок подают жители Таджикистана и Узбекистана. Так, в Таджикистане на 342 места подано 5702 заявки, а в Узбекистане на 150 квот претендуют свыше 4 тыс. человек.

— Сложно стать иностранным студентом в России?

— В этом году мы упростили способ подачи документов. Раньше надо было принести документы в приемную комиссию, а теперь все данные можно заполнить в электронном виде через наш портал. 

— Сколько ежегодно студентов к нам приезжает учиться?

— Мы давно следим за этой тенденцией — иностранные студенты учатся в России не только благодаря квотам — они и сами приезжают, платят за свое образование. Количество бюджетных мест для иностранцев не меняется — их 15 тыс., а вот студентов, которые по разным формам обучения учатся в стране, — 187 тыс. Ежегодно это число растет, и в этом году, по прогнозам, может достигнуть 230 тыс. человек.

— В Киеве представительство Россотрудничества забросали файерами. Усилит ли ваше ведомство охрану здания? Изменится ли концепция сотрудничества с украинской стороной?

— Мы послали соответствующие запросы в правоохранительные органы, но, к сожалению, на Украине зеленую улицу получили те, кто настроен негативно по отношению к России — русофобия приветствуется, и официальные власти Киева, мягко говоря, не очень критично смотрят на хулиганские выходки некоторых групп людей. Но это вовсе не означает, что так думают все украинцы. 

Свидетельством моих слов является популярность российского центра науки и культуры в Киеве и его филиала в Одессе. Видимо, это у кого-то и вызывает раздражение, но их меньшинство, основная часть граждан настроена на традиционно дружеские и добрососедские отношения.

Мы с послом РФ на Украине Михаилом Зурабовым не так давно обсуждали этот вопрос. Он высказал свою точку зрения на гуманитарное сотрудничество. В частности, сказал, что никогда не думал, насколько важны незаметные в мирное время площадки — такие как российский центр науки и культуры. Сейчас это фактически единственное место, где происходит официальное общение с нашей страной.

Там проходят выставки, конференции, презентации, творческие встречи. Из последних мероприятий можно выделить популярность еще относительно молодого праздника — Дня семьи, любви и верности, который празднуется в день святых Петра и Февронии. Фонд Светланы Медведевой предложил в этот день вручать медали парам, прожившим по 25 и 50 лет. Так вот, в прошлом году в российских центрах мы вручили 250 медалей, а в этом — уже 350. И больше всего именно на Украине.  

— Если такая популярность, может, открыть еще российские центры на Украине?

— Любой центр открывается только при наличии межправительственного соглашения. Такая возможность достаточно долго прорабатывается.  Сейчас на Украине это, к сожалению, невозможно. 

— А где еще ставят препоны?

— Например, в Англии. Межправсоглашение идет очень туго, но в этой стране есть наш представитель от Россотрудничества, уверены, что появится и центр. 

— На каком Россия месте по влиянию «мягкой силы»?

— Британское агентство «Портленд» провело анализ «мягкой силы» России в мире — мы впервые попали в топ-30, на 27-м месте. До этого наши показатели были более чем скромными — на 50-м месте и ниже.

— Есть ли планы по открытию русских школ по всему миру?

— Когда говорим о русской школе — подразумеваем не только учреждения полного цикла, но и центры допобразования. Всего порядка 6 тыс. школ, ведем мониторинг деятельности этих школ и к концу года планируем составить реестр. 

В ноябре 2015 года президентом была утверждена концепция развития русских школ за рубежом. Планируем запустить работу полилингвальных школ, где необязательно всё обучение ведется на русском языке, но обязательно по российским стандартам и с нашими методиками.

В такой школе предусмотрено получение разных аттестатов: российский аттестат по итогам сдачи ЕГЭ, аттестат той страны, где проходит обучение, и третий аттестат — международный. Пилотная программа по внедрению этих школ заработает пока в девяти странах, среди них Германия, Франция, Испания, Италия. Надеемся, что проект получит признание и развитие во всем мире. 

— В последнее время чрезвычайные ситуации произошли в ряде стран: теракт в Ницце, попытка переворота в Турции, подобные события в Ереване и Казахстане. Россотрудничество принимает участие в помощи россиянам?

— Если случаются чрезвычайные ситуации, как недавние события в Анкаре, мы всегда предупреждаем — необходимо выполнять рекомендации, которые звучат от российских госорганов. 

Наши российские центры часто становятся местом, где в чрезвычайных ситуациях организуют штаб, где можно получить и помощь, и совет. Когда в прошлом году в Непале произошло землетрясение, штаб разместился именно в центре Россотрудничества, там же был разбит палаточный лагерь, и сотрудники центра помогали с раздачей гуманитарной помощи, мы отыскивали родных и близких тех, кто обратился к нам. Помощь была оказана очень многим, и не только россиянам. 

Одним словом, если человек обратился к нам за помощью, значит, он ее получит. Я считаю, что выполнять свою гуманитарную миссию мы должны в любых условиях.    

Комментарии
Прямой эфир