Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Бьорндален сказал мне, что выпивает только два раза в год»

Бывший главный тренер сборной Валерий Польховский — о возможностях российской команды и последнем сезоне легендарного норвежского биатлониста
0
«Бьорндален сказал мне, что выпивает только два раза в год»
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Давашкин
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Бывший главный тренер сборной России по биатлону Валерий Польховский в интервью «Известиям» поделился мыслями о своей новой работе консультантом в Казахстане, перспективах Антона Шипулин в борьбе за «Хрустальный глобус», перерыве в карьере Дарьи Домрачевой, чехарде в Союзе биатлонистов России (СБР) и возможности вернуться в национальную команду.

— Спустя несколько лет после ухода из сборной России вам удалось понять причины той отставки?

— Честно? Нет.

— Что думаете про нынешний сезон — Антон Шипулин способен бороться за Кубок мира?

— Конкуренция — очень высокая. Помимо француза Мартена Фуркада, есть норвежцы Эмиль Свендсен и братья Бе, а также немец Симон Шемпп. Так что круг претендентов довольно велик. Поэтому я бы не стал нагнетать атмосферу вокруг Шипулина — ему от этого будет только сложнее. В этом плане и тренерам нужно бережнее к нему относиться, хотя он парень крепкий, надежный. Мы параллельно проводили сбор в этом году. Настрой у него хороший, боевой. Команда тренеров неплохая. Думаю, у них должно получиться в этом году. Сезон будет очень тяжелым. Норвежцы просто так не выйдут из борьбы. Тем не менее именно в борьбе закаляются и тренер, и спортсмен.

— В женской сборной смена поколений. Какие у нее перспективы?

— С уходом Ольги Зайцевой открылась новая страница в отечественном женском биатлоне. Команде будет сложно — с точки зрения психологии. Не знаю, кто сможет взять на себя роль лидера. Недавно общался с Ольгой Вилухиной. Она говорит, что ей сложно после пропущенного года. Ольга — спортсмен высокого класса, поэтому, если здоровье позволит, она поддержит команду. В целом в связи с уходом Дарьи Домрачевой в женском биатлоне шансы уравняются, расширится круг претендентов.

— К слову о Домрачевой, еще одна россиянка ушла в сборную Белоруссии — Кристина Ильченко. Как относитесь к подобным переходам и нет ли желания пригласить россиян в Казахстан?

— Если человек не попадает в шестерку сильнейших в своей команде, но хочет удовлетворить свои амбиции — почему нет? Хочу отметить позицию СБР, который не стал чинить препятствий Ильченко и губить карьеру спортсменки. Что касается Казахстана — пожалуйста. Это позволит повысить конкуренцию в команде. Если будет внутрикомандное соперничество, это даст результат. Мешать этому процессу не стоит, а пример Домрачевой и Кузьминой вдохновляет. Другой вопрос — почему уезжают? Надо анализировать причины.

— Уле-Эйнар Бьорндален в очередной раз объявил о завершении карьеры. Кажется, на этот раз окончательно — человеку 41 год. Что это значит для биатлона?

— Уходит целая эпоха. Бьорндален — пример идеального спортсмена для молодежи. Он очень много думает о своих результатах и продвижении биатлона. Этот спорт — его жизнь. Он копается в мелочах — консультирует лыжные фирмы, тестирует ботинки, палки... Однажды я задал ему вопрос: «Уле, как ты относишься к алкоголю?» Он ответил: «Конечно, я выпиваю. Но только два раза в год — на Рождество и в день рождения. Зачем больше, если это мешает работе?»

— Какое впечатление оставляет нынешняя сборная России в целом?

— Александр Кравцов выстраивает работу исходя из своего видения. Он набирает тот состав тренеров, в который сам верит и который, по его мнению, сможет развивать команду на протяжении олимпийского цикла. В принципе, тренерский состав мне знаком — опытные специалисты, с которыми мы вместе работали. Пригласили и Рико Гросса — свежая кровь как никак...

— Вас не смущает, что у немца мало опыта для того, чтобы руководить сборной?

— Это покажет только время. Мне кажется, что у нас большой тренерский потенциал, который необходимо просто грамотно использовать — давать шанс реализовать себя хотя бы в течение олимпийского цикла, а не тасовать как карточную колоду.

— Весной ряд российских биатлонистов написали письмо министру спорта Виталию Мутко с просьбой вернуть вас в сборную. Почему к их мнению не прислушались?

— Повторюсь, у Кравцова свое видение ситуации... 

— Говорят, что в сборной всё решает Александр Тихонов, а не Кравцов. Почему у вас не сложились отношения с ним? Он считает, что вы плетете «интриги», и сказал, что «ляжет костьми», чтобы вы не пришли в сборную. Не считаете, что Александр Иванович — единственная причина, по которой путь в сборную вам заказан?

— Я не думаю, что это так... Кравцов — взрослый человек. В СБР собраны самые опытные руководители — Дмитрий Алексашин, Вадим Мелихов (оба — члены правления СБР. — «Известия»), Тихонов, Кравцов... Люди в возрасте — опытные, иначе говоря. Я думаю, что у них всё получится и они решат все задачи, которые стоят перед федерацией (улыбается).

— Что собой представляет сборная Казахстана, которую вы сейчас консультируете, каков ее потенциал?

— В ближайшем резерве есть способные ребята. Квота сборной Казахстана — по три человека в мужской и женской сборных. Конечно, это сдерживает развитие биатлона. Но потенциал у команды есть. Думаю, что кто-то раскроется уже в этом году. Понятно, что взобраться на пьедестал будет сложно. Постепенно ребята начнут прогрессировать. Главное — не форсировать подготовку. Время есть, будем работать. Радует, что мотивация у всех высокая — ребята с желанием выполняют тренерскую установку. 

— Как в Казахстане в целом относятся к биатлону?

— Несмотря на невысокие результаты, федерация, Олимпийский комитет и министерство спорта максимально стараются создать хорошие условия для работы. Есть желание сделать команду высокого уровня. Понятно, что без должного обеспечения всё это функционировать не будет. Но в Казахстане биатлон любят. Если мы будем показывать приемлемые результаты, тогда появится и соответствующее финансирование. Пока мое видение такое — создание системы, которая будет работать снизу — от юниоров до взрослых. Это основная задача, руководство ее поддерживает.

— Считается, что отсутствие системы — главный бич российского спорта.

— Когда я вернулся в СБР, Михаил Прохоров пригласил меня и сказал, что надо создать систему. Через определенное время я пришел и показал ему свою программу. Он согласился с моими доводами, и вместе с Виталием Мутко мы начали работать. В итоге система была выстроена, но проработала только один год и была сломана, так как меня убрали с должности. Результат той работы виден сегодня — Евгений Гараничев, Дмитрий Малышко, Тимофей Лапшин, Екатерина Шумилова и Дарья Виролайнен были в той системе. Когда ушли лидеры, они незаметно заняли места в основном составе сборной.

— Что должно произойти, чтобы Польховский или, например, Владимир Аликин вернулись в сборную?

— Даже не знаю, что сказать. В Казахстане я работаю до марта. Если там со мной захотят работать дальше — это одна история, если нет — другая.

— Бывшие тренеры Анатолий Хованцев работает с Кайсой Мякяряйнен в Финляндии, Владимир Королькевич — в Белоруссии, Польховский — в Казахстане. Даже у Вольфганга Пихлера дела пошли в гору, как только он уехал. Что не так с российским биатлоном?

— Всё решают другие люди — руководители. Тренеры — зависимые. Вот так и получается.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...