Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Спектакли Большого театра мир видит глазами французов

В ГАБТе считают, что в России нет компании, способной создавать медиаконтент для главного театра страны
0
Спектакли Большого театра мир видит глазами французов
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Арутюнов
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

26 октября несколько десятков тысяч человек увидят премьеру балета «Легенда о любви», возобновляемого в Большом театре Юрием Григоровичем. Это случится благодаря проекту прямых трансляций, в котором ГАБТ участвует уже шестой сезон.

Девять кинотеатров, которые покажут «Легенду о любви» в России, должны будут заплатить за право показа российской компании CoolConnections, которая, в свою очередь, отдаст процент от сборов французской фирме Pathé Live, а уже та отправит часть этих средств Большому театру в качестве платы за право трансляции. «Известия» выяснили, как сложилась эта многоступенчатая схема и почему ее так сложно упростить.

Передача прекрасного из театров в кинотеатры стала модной в 2006 году, когда главный театр Америки «Метрополитен-опера» объявил о начале прямых трансляций, организуемых Pathé Live. Несмотря на то что цена билета на такие показы вдвое превышала обычную, публики было много: в кино шли и те, кто не смог попасть в театр вживую, и те, кто хотел рассмотреть любимых артистов не с галерки, а во всех подробностях.

В 2009-м та же фирма заключила договор с Большим театром. Правда, только на балетные трансляции — возможно, потому, что балетный бренд Большого лучше принимается в мире, а возможно, еще и затем, чтобы не конкурировать с «Метрополитен», выпускающей только оперные спектакли.

Три года балеты Большого транслировались во многих странах мира, но не в России: отечественные кинотеатры подключились к проекту лишь в 2012 году, когда дистрибуцией в России занялась московская фирма CoolConnections.

— В момент подписания контракта с Pathé наши ожидания были очень высоки, поскольку среди всех театров, трансляциями которых мы занимались, Большой, как нам казалось, был самым понятным и ожидаемым в России, — рассказала «Известиям» генеральный директор арт-объединения CoolConnections Надежда Котова. — Но мы столкнулись с тем, что эту потребность — увидеть в кинотеатре балет из Большого, по сути элитарное искусство в демократичной форме — приходится создавать.

Непросто складываются и переговоры с директорами кинотеатров: чтобы принимать сигнал в прямом эфире, нужны спутниковая антенна и декодер общей стоимостью около €10 тыс. Поэтому в 2012-м история русских трансляций из Большого началась всего с пяти кинотеатров.

— Этому проекту требуется еще немного времени, чтобы сформировать аудиторию, и мы точно знаем, что она есть. Но выход на зрителя не так прост: мы не обладаем большими рекламными бюджетами на печать и размещение наружной рекламы в городах, у нас нет телевизионной рекламы — пока ни один из телеканалов, к которым мы обращались с предложением партнерского сотрудничества, не поддержал инициативу, — сетует Надежда Котова.

Сейчас спектакли Большого показывают в 1 тыс. кинотеатров, из которых лишь 46 находятся в России (37 из них воспроизводят спектакли ГАБТа в записи, а не в реальном времени). Организация одной трансляции обходится французам в €400 тыс. Сумму, которую платит за лицензию каждый кинотеатр, дистрибуторы не раскрывают.

— Сеть кинотеатров, транслирующих наши спектакли, постепенно разрастается, но надо понимать, что такого количества, как в европейских странах, мы в России не наберем, и тому есть объективные причины. Во-первых, требуется дорогое оборудование. Во-вторых, разрешение на трансляцию надо приобретать у компании Pathé Live. Она стояла у истоков этой идеи вместе с нами, поэтому получилась такая двухэтажная конструкция, — объяснил заместитель гендиректора Большого театра Антон Гетьман.

Аналогичная ситуация и в сегменте видеозаписи: все дороги от Большого театра ведут в Париж. Съемками в ГАБТе и правами на видеопродукцию с 2002 года владеет Bel Air Classiques. Она продает видеоконтент соотечественникам из Pathé Live, которые и транслируют его на всю планету. Bel Air выпустила несколько десятков компакт-дисков со спектаклями Большого, которые вплоть до 2012 года вообще нельзя было продавать на территории России.

— Проблема доступности наших дисков в России есть и еще долго будет. Но Большой театр отчасти смог ее решить. В 2012 году Bel Air заключила лицензионное соглашение с фирмой «Мелодия», и сегодня «Мелодия» издает наши диски в России, — рассказал Антон Гетьман.

Французы считаются авторитетами в сфере видеозаписи классической музыки и музыкального театра. На качество их работы не жалуются ни в Большом, ни в других театрах.

— В Bel Air работает Венсан Батайон — наверное, лучший режиссер в мире, снимающий классическую музыку. Так что Большой театр сделал хороший выбор. В России такая отрасль, как запись и трансляция классической музыки, пока только складывается, — признал Антон Гопка, гендиректор фирмы Paraclassics, транслировавшей Международный конкурс Чайковского и спектакли Михайловского театра.

— Компания, которая записывает наши спектакли, — одна из лучших на планете, — согласен гендиректор ГАБТа Владимир Урин. — Она снимает все ведущие театры мира. Мы хотим, чтобы Большой театр снимала такая компания. Не надо вдаваться в политику и бояться того, что это американцы, французы или англичане. Если компания такого уровня появится в России, я с удовольствием заключу с ней контракт.

В России трансляциями классики занимаются в основном телеканал «Культура» и Paraclassics. Первый в силу широты поставленных государством задач не может сконцентрироваться только на классической музыке. Ресурсы второй ограниченны. Компании уровня Pathé в нашей стране действительно нет, хотя, кажется, для ее появления не хватает совсем немногого.

— У нас очень сильная школа звукорежиссуры, — уверен Антон Гопка. — Мы вполне можем записывать звук для трансляций на мировом уровне. Техническая сторона трансляции тоже не вызовет проблем: существуют российские компании, способные передавать качественный сигнал по всему миру. Ну а договориться с кинотеатрами мира, имея в руках контент Большого театра, — вообще не проблема. Так что главное, в чем русские уступают западным коллегам, — это сама съемка.

— Французской компании интересно вкладывать деньги в развитие этого бизнеса, — рассуждает Антон Гетьман. — А в России таких компаний, к сожалению, нет. Вложения в просвещение — это длинные деньги, которые дают результат на горизонте 20–30 лет. Мы готовы пересмотреть свои взаимоотношения с французами в пользу российской компании, но для этого она должна отвечать нашим требованиям, а мы предъявляем очень высокие требования к качеству съемки спектаклей и к качеству картинки.

В итоге — замкнутый круг: ведущие театры страны опасаются сотрудничать со слабыми отечественными компаниями, а компаниям трудно раскрутиться и привлечь первоклассных режиссеров и операторов без запроса со стороны ведущих театров.

Впрочем, не все театры смирились с ситуацией. Своеобразное решение в духе Петра I предложил Валерий Гергиев. В 2009 году он создал лейбл Mariinsky, который выпустил к настоящему времени шесть DVD. Кухню съемочного процесса это не изменило: спектакли и концерты Мариинки снимают те же французы, а также австрийцы, среди режиссеров такие звезды, как Оливье Симоне и Брайан Лардж. Но снаружи разница есть: петербургская продукция уходит в мир под брендом Mariinsky, создавая хотя бы видимость существования российской звукозаписывающей индустрии.

— Лейблом занимаются в основном иностранцы, но у самого Гергиева есть громадный опыт работы с Philips и Decca, он всю ситуацию знает изнутри. В Большом театре нет столь же осведомленных людей, поэтому им легче всё отдать в надежные руки, — рассказал «Известиям» бывший соратник Валерия Гергиева, пожелавший остаться неизвестным.

«Брендовый патриотизм» Гергиева сподвиг его на создание и интернет-телеканала, и радио Мариинки, где бесплатно транслируются многие спектакли театра. Большой в интернете предпочитает работать на платформе YouTube.

Обладание собственным лейблом означает еще одно существенное преимущество: Мариинский театр сам решает, что и когда он будет записывать и транслировать. Большой не обладает такой привилегией.

— Выбирая репертуар для трансляций, мы советуемся с теми, кто приобретает лицензию на трансляции, — сказал «Известиям» продюсер Антон Гетьман.

Личный контроль Гергиева за медиажизнью театра дает ему возможность экспериментировать: так, в 2013 году Мариинка впервые в мире провела прямую трансляцию спектакля в 3D. Кстати, к съемочному процессу, организованному голливудской компанией Джеймса Кэмерона Cameron Pace Group, была подключена и петербургская NevaFilms. Дистрибуцию обеспечила Omniverse Vision из Лондона.

Зависимость лейбла Mariinsky от иностранных специалистов, разумеется, не позволяет присвоить ему статус «национального достояния». Но всё же в этом инкубаторе отечественная школа видеозаписи и трансляции может зародиться скорее, чем в ситуации, когда все рычаги управления — в руках зарубежных партнеров.

Комментарии
Прямой эфир