Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Военные песни и рок трудно совместить. Но я это сделал»

Дмитрий Хворостовский — о жанровых экспериментах, обливаниях холодной водой и промывке мозгов
0
«Военные песни и рок трудно совместить. Но я это сделал»
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Сергей Дубровин
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

4 октября в Кремлевском дворце многодетный отец Дмитрий Хворостовский даст благотворительный вечер в пользу тяжелобольных детей и сирот. О разных формах борьбы за здоровье — от моржевания до гала-концертов — знаменитый баритон рассказал корреспонденту «Известий».

— Благотворительный концерт в Кремле в пользу детей — это ваша идея?

— Изначально — не моя. Несколько лет назад мой друг Паата Бурчуладзе пригласил меня в Тбилиси спеть на гала-концерте, в конце которого мне довелось лично вручить ключи от конкретного дома конкретной семье. Я рассказал об этом Павлу Астахову, с которым мы дружим. Он идеей заинтересовался, и через некоторое время мы решили воплотить ее в жизнь уже в Москве.

— Какова будет процедура сбора денег?

— «Что такое деньги, я не знаю», — помните? Это пушкинская Русалочка говорит. То, что от меня зависит и требуется, я делаю, а сбором денег не занимаюсь.

— Вы знаете, что в Кремлевском дворце плохо с акустикой. Без микрофонов там петь почти невозможно.

— Конечно, все будут петь с микрофонами.

— Вас устраивает, как в этом зале звучит ваш голос?

— Я там пою несколько раз в год. Что поделать.

— Есть концерты, где певец погружается в музыку, и ничто его не отвлекает. А есть гала, на которых доминируют речи, букеты, поздравления. С художественной точки зрения для вас есть разница, где петь?

— Разумеется. На таких гала-концертах, честно говоря, никто в музыке не заинтересован. Это событие, которое должно состояться и пройти хорошо. Должен быть сбор, должна быть реклама, об этом должно быть написано, за что я вам благодарен. А творческая сторона зачастую мало кого интересует. Единицы. Что уж тут скрывать.

— Еще один гала у вас будет в конце октября в Большом театре — в честь Елены Образцовой.

— Да, но это будет как раз акустический концерт.

— Вы сами выбирали программу своего выступления?

— Меня попросили что-то спеть, а я, как обычно, сделал по-своему.

— Какие еще у вас планы на этот сезон, связанные с Россией?

— У меня будет турне с концертами в Уфе, Екатеринбурге, Красноярске, Краснодаре, Пензе, а также Алма-Ате. В ноябре запланированы два московских концерта к 60-летию Игоря Крутого. 20 января мы с пианистом Ивари Илья дадим концерт памяти Ирины Архиповой в Большом зале консерватории, а 30 января я буду петь в опере «Демон» в постановке Дмитрия Бертмана на сцене Зала имени Чайковского.

— Летом в Москве вы записали очередной компакт-диск. Что это за программа?

— Она называется «Военные песни-2». Там есть некоторые вещи, в которых вы меня совершенно не узнаете.

— Не к року ли вы вернулись?

— Военные песни и рок трудно сопоставить. И тем не менее вы правы. Еще там есть джаз. Вообще, это разноплановая и разножанровая программа, и мне за нее далеко не стыдно.

— «Википедия» определяет вас как «советского, российского, американского, британского оперного певца». Согласны с этим перечнем?

— Ничего себе. Нет, я русский певец. Сейчас некоторые люди, особенно политики, хотят вернуть в нашу жизнь побольше советского. Вспоминают это время с ностальгией и пытаются навязать свою ностальгию нашему обществу. Я не советский человек. Вся моя карьера пришлась как раз на период падения железного занавеса и открытия границ. С тех пор я всегда лелеял в себе свободу. То, что творится сейчас, меня очень расстраивает.

— Вам приходилось в последнее время защищать нашу страну за рубежом?

— Да, особенно поначалу. Вы прекрасно понимаете, что промывка мозгов идет со всех сторон. И там она гораздо действеннее, потому что в России промывка идет по-русски, а там — на всех языках. Эту информационную войну Россия, увы, заведомо должна была проиграть.

— В интернете появилось видео, на котором вы выливаете на себя ведро холодной воды, участвуя в благотворительной акции ALS Ice Bucket Challenge. Это ваше первое обливание?

— Нет, я вообще морж. Каждую зиму купаюсь.

— Мне не совсем понятны условия акции: либо платишь $100 в пользу больных, либо обливаешься. Если облился, платить уже не надо. Странное противопоставление.

— Согласен, поэтому я сделал и то, и другое. Обливание делается для того, чтобы мы все почувствовали, что чувствуют больные боковым амиотрофическим склерозом: они живут как раз с ощущением ледяного холода в голове. Акция очень масштабная, и мне кажется, организаторы собрали уже достаточно денег для того, чтобы разработать лекарство.

— Вы облились по собственной инициативе или вам бросили вызов?

— Ильдар Абдразаков меня вызвал. Очень не хотелось обливаться, но пришлось. А сам он записал красивое, пафосное видео с обливанием в скверике у «Метрополитен-опера».

— А вы уже никого не мучили вызовами?                                      

— Как же! Отправил видео и Йонасу Кауфману, и Рене Папе, но, по-моему, ни один из них вызов не принял.

— Вы часто появляетесь в кожаной одежде. Это от увлечения роком осталось, или вы еще и байкер?

— Просто люблю кожаную одежду всю жизнь. Знаю, что похож на байкера, но байка у меня нет.

— Мне кажется, вы говорите на русском с небольшим акцентом. Согласны?

— Это потому что я только вчера приехал. Ведь все певцы — обезьяны и попугаи. Акценты, произношение, словечки — всё это мы ловим на лету. Я долгое время не был в России, поэтому «нэмножко забывайт». Через несколько дней мой акцент исчезнет.

Комментарии
Прямой эфир