Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Санкционное меню от Роландо Вильясона

Мексиканский тенор — об остром перце и горячем желании спеть партию Моцарта в опере Римского-Корсакова
0
Санкционное меню от Роландо Вильясона
Фото предоставлено агентством «Турне»
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

17 октября в Москве споет мексиканский лирический тенор Роландо Вильясон, объезжающий планету с серией концертов. Русские опероманы полюбили его в 2005 году — после громкого успеха зальцбургской «Травиаты», где партнершей Вильясона была Анна Нетребко. Эмоции захлестывали поклонников так сильно, что на точную транслитерацию времени не было, и с тех пор в России певца принято называть Виллазоном. На сей раз Роландо прилетит в Москву с новой партнершей — южноафриканской сопрано Пумезой Матшикизой.

— Французско-итальянская программа вашего мирового тура подобрана с особым умыслом?

— Я составил ее из той музыки, которую я люблю петь на протяжении всей своей карьеры.

— Согласны ли вы с мнением, что международной звездой вы стали в 2005 году, спев дуэтом с Анной Нетребко в «Травиате» на Зальцбургском фестивале?

— У меня к тому времени уже была международная карьера, я пел на всех основных сценах планеты. Но «Травиата» в Зальцбурге, безусловно, прославила нас всех, и я сохранил замечательные воспоминания об этой постановке.

— В ваших планах на будущее есть совместные выступления с Анной Юрьевной?

— Мы с ней обсуждаем кое-какие идеи, но железных планов еще нет и говорить о них я не могу.

— Почему в последние годы вы так полюбили Моцарта? Связано ли это с изменением вашего голоса после операции на связках, о которой вы объявили в 2009 году?

— Меня пригласили спеть Дона Оттавио в «Дон Жуане». Пока я разучивал эту партию и читал моцартовские письма, меня совершенно захватил его мир. Такой связи я не чувствовал никогда и ни с каким другим композитором.

— Вы всю жизнь тяготели к австро-немецкой культуре. Блестяще владеете языком, много работали в немецких и австрийских театрах. Почему в качестве постоянного места жительства вы предпочли Францию?

— Моя семья стояла перед выбором, мы много думали и все-таки остановились на Париже — прежде всего из-за общности французского и испанского языков. Я обожаю Париж.

— Недавно вы выпустили роман на немецком языке под названием «Кунштюки». На его обложке торчат клоунские ноги. Это как-то связано с благотворительным обществом «Красноносых докторов-клоунов», послом которого вы являетесь?

— Мой роман — о группе людей, пытающихся найти ответы на важные экзистенциальные вопросы. В процессе поиска они используют клоунскую логику для того, чтобы подобрать ключи к главным тайнам. Я давно интересуюсь искусством клоунов, это очень важная часть моего мира.

— Из русской оперы вы пели только Ленского. Кто будет следующим?

— Очень хочу спеть Моцарта в «Моцарте и Сальери» Римского-Корсакова. Но это в планах, а пока Ленский — одна из любимых моих ролей.

— Как вы, возможно, знаете, в ответ на западные санкции Россия ввела свои санкции на еду из Европы и США. Теперь на наших прилавках больше продуктов из Латинской Америки. Какие блюда мексиканской кухни вы могли бы порекомендовать россиянам?

— Попробуйте нашу фасоль, а также перчики чили-халапеньо. Еще отведайте нопалы (толстые листья грушевого кактуса. — «Известия»), ну и, конечно, гвитлакоче (грибок-паразит, растущий на кукурузе. — «Известия»).

Санкционное меню от Роландо Вильясона

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...