Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Начинаю серьезно готовиться к квалификации на Сочи-2014»

Ванесса Мэй — о том, что объединяет скрипичную игру и горнолыжный спуск
0
«Начинаю серьезно готовиться к квалификации на Сочи-2014»
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Отыграв концерт для 15-тысячной толпы на городской площади Красноярска, Ванесса Мэй объявила, что приступает к олимпийским тренировкам. Спустя полтора года она планирует выступить на Олимпиаде в Сочи — и уже не в качестве культурного посла. 33-летняя скрипачка будет защищать честь Таиланда в соревнованиях по слалому и гигантскому слалому. О крутых виражах своей карьеры Ванесса Мей рассказала обозревателю «Известий».

— Вы и ваша скрипка — частые гостьи олимпийских церемоний. Теперь намереваетесь посетить всемирные игры в ином статусе?

— Познать вкус спортивных достижений после стольких лет жизни в музыке — это вызов, который мне нравится. Думаю, заодно он поможет мне обрести по-новому осознанные любовь и уважение к музыке.

— Будете ли вы делать двухлетнюю паузу в своей музыкальной карьере, как обещали?

— Я намеревалась сделать перерыв в прошлом году, чтобы сфокусироваться на лыжных тренировках. Но оказалось, что я недисциплинированный спортсмен: завершая принимать концертные предложения, я все же приняла их так много, что на лыжи совсем не осталось времени. К тому же оказалось весьма трудно найти хорошего и добропорядочного тренера. Тем не менее этим летом я начинаю серьезно готовиться к квалификации на Сочи-2014.

— Замечаете ли вы какие-нибудь параллели между скрипкой и лыжами?

— И в том, и в другом занятии техника является делом первостепенным. Но ничто и никто не может победить тех, кто обладает чутьем. И в скрипичной игре, и в лыжных гонках это чутье можно отшлифовать или заострить, но его невозможно приобрести, если изначально его нет.

— Пока вы не окончательно ушли в спорт, поговорим о делах скрипичных. Много писали о том, как в начале своей карьеры вы уронили скрипку Гваданьини, и она фактически развалилась на части. Остался ли ее звук точно таким же, как раньше?

— Когда реставратор проделал свою замечательную работу в 1995 году, я не обнаружила ни малейших изменений — ни в ощущениях от игры, ни в звуке моей скрипки. Однако в 2005-м мастер изменил настройку скрипки посреди концертного тура, даже не подумав о том, чтобы спросить меня. С этого момента я никогда больше не чувствовала того же, что раньше.

— Не тянуло ли вас перейти на более именитых Страдивари или Амати?

— Титулованные скрипки великих мастеров, без сомнения, звучат волшебно. Моя скрипка очень далека от лучших образцов, но ее слышало больше людей; таким образом, она приносила больше радости, чем самые великие скрипки. Так что меня вполне устраивает жизнь вдали от мира прославленных инструментов.

— Люди все чаще воспринимают музыку через посредство визуальных носителей. Даже на ваших концертах на площадях публика смотрит на экраны, а не на далекую сцену. Не мешает ли это музыке?

— Я уверена: визуальные средства преподнесения классической музыки — хорошее подспорье для нее. Даже если они слегка отвлекают, не вижу в этом ничего плохого. Тем самым подчеркивается театральность, заложенная в музыке. Это побуждает слушателя к более активному восприятию, к непрерывному поиску. Для музыки, что говорит сама за себя, и для слушателя с богатым воображением видеосопровождение, конечно, не обязательно, но и помехой не будет.

— Ваша мать — китаянка, отец — таец, живете вы в Швейцарии. В чем вы видите ключевое отличие западной и восточной культур?

— Моя музыка — это переплетение стилей, так что я надеюсь, что границы уже размыты.

— Вы впервые приехали в Красноярск. Чем, на ваш взгляд, отличается русская провинция от Москвы?

— И от Москвы, и от русской провинции у меня остались чудесные воспоминания. Россия — большая страна, и я счастлива, что смогла увидеть столь много ее проявлений. Хотя, конечно, неувиденного куда больше.

— Играть «Лето» из «Времен года» Вивальди вам приходилось, наверное, несколько тысяч раз. Не устали?

— Спасибо Вивальди — это выдающаяся композиция, так что я всякий раз наслаждаюсь, проживая свою версию «Лета». 

— Если вы окажетесь на необитаемом острове, куда можно взять только один музыкальный трек, что это будет за трек?

— Музыка, которая отражает меня лучше всего, это моя собственная композиция Solace. Окажись я с нею на необитаемом острове, буду полностью музыкально укомплектована.

Благодарим за помощь в организации интервью оргкомитет III Красноярского международного музыкального фестиваля стран Азиатско-Тихоокеанского региона.

Читайте также
Комментарии
Прямой эфир