Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Светлая тайна рок-н-ролла

С уходом Джона Лорда в истории жанра завершилась эпоха
0
Светлая тайна рок-н-ролла
Фото: РИА НОВОСТИ/Руслан Кривобок
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В Лондоне в возрасте 71 года скончался великий рок-музыкант Джон Лорд.  Диагноз — рак легких.

«Джон перешел из Тьмы в Свет», — говорится в документе, распространенном пресс-службой музыканта. Направление определено идеально. Лорд, великий в когорте замечательных виртуозов-пророков прошлого столетия, не был богом или гуру, он был просто лучшим клавишником. Самым разнообразным, самым образованным, самым неспешно-мудрым. Жизнь же оказалась тороплива — он ушел одним из первых из суперзвезд рока 1970-х.

В ушедшем сооснователе Deep Purple — одной из величайших музыкальных формаций всех времен и народов — было много всего, не соответствовавшего его окружению. Он словно прилетел из соседней галактики, где было больше света, воздуха и надежды. Лорд казался напоминанием о том, что есть великая, «большая земля» — в жизни, в чувстве, в культуре. Он сам тянулся вверх и тех, кто был рядом, втягивал в это движение.

Его запомнят как одного из людей, придумавших арт-рок и хард-рок, — эстетические и технические вершины жанра, завоевавшего в конце прошлого века мир. По его эпохальному «Концерту для группы с оркестром», положившему начало бесчисленным содружествам академических и рок-музыкантов, по первым сольным опытам и последним проектам, собранным уже после ухода из DP и призванным скорее давать отдохнуть сердцу, чем загрузить ум, было очевидно: Джон нес свет, делал это всегда и не знал перерывов. Как ему это удавалось в нашу эпоху и в его среде — теперь стало новой тайной рок-н-ролла.

«Лорд» можно перевести как «бог», но можно — как «господин». Нельзя было точнее угадать с фамилией. Его скорее могли представить в больших жюри и в авторитетных комиссиях, чем в нынешней ситуации. Он казался таким титаном… Но что там. Всем было известно — Джон болел. И последние гастроли сократил, правда, в Москве год назад музыкант играл. Играл, как обычно, — светло.

У времени свой ритм и звук. И свои люди, их чувствующие. И сейчас трудно назвать другого музыканта, который столь же полноценно и разносторонне олицетворял и воплощал бы позитив той эпохи. Дело даже не в сотнях миллионов тиражей его альбомов — в разных составах и с разной музыкой. Дело в удивительном духе, в точно том же волшебстве, что одухотворяло Баха и Генделя, а недавно плясало и на клавишах инструмента Джона Лорда. Они давно были с Лордом знакомы. Теперь они вместе.

Комментарии
Прямой эфир