Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Гельмана потеснит галерист в рясе

Музей современного христианского искусства будет выставлять только благочестивые работы
0
Гельмана потеснит галерист в рясе
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Дамир Булатов
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Не успел отгреметь скандал вокруг очередной «околорелигиозной» выставки Марата Гельмана в Краснодаре, как в Москве презентовали целый Музей современного христианского искусства. Он пока не имеет собственного адреса: первая выставка «Окна» открылась в культурном центре «Покровские ворота».

Диалог, попытка …надцатая

Музей современного христианского искусства организован протоиереем Андреем Юревичем как очередная площадка для разговоров о вере и искусстве с художниками и зрителями. Дискуссию решили инициировать с церковной стороны, раз уж у галериста Марата Гельмана и тем паче Юрия Самодурова (куратора выставки «Осторожно, религия!») вместо диалога пока получаются стычки с православными, доходящие до судебных разбирательств.

— Я не галерист, не искусствовед, в строгом смысле слова даже не художник, — говорит батюшка-организатор нового музея. Слово «куратор» ему тоже не нравится. Он, скорее, собиратель

Постоянная выставочная площадка пока организована при храме в Лесосибирске, где отец Андрей служил раньше. С 2000 года прошло пять биеннале, сложился круг единомышленников. Сейчас батюшка возит сибирскую экспозицию с собой в виде фотоальбома на флешке. На выставке в Москве — остатки былой роскоши, работы сибиряков Валентина Качалова, Вадима Иванкина, Александра Тихомирова и других; больше всего — произведений москвича Сергея Некрасова.

— Хорошо, что священник коллекционирует эту живопись. Любой неагрессивный жест духовенства по отношению к современному искусству — уже большая радость, — прокомментировал «Известиям» презентацию нового музея галерист Марат Гельман.

В Европе выставки актуальных художников регулярно проходят в действующих церквях, а в Москве два года назад шумно обсуждалась выставка современного искусства «Двоесловие/Диалог» в актовом зале храма мученицы Татианы при МГУ. Постоянного апологета в священном сане деятели искусства тогда не обрели.

Настоятель университетского храма протоиерей Максим Козлов сказал «Известиям», что «счел своим пастырским долгом дать христианам, ищущим путей выражения своей веры в творчестве, площадку для экспозиции», но не может назвать себя «даже простым любителем такого рода творчества».

На кощунников и добрых молодцев

Творчество действительно неоднозначно. Предугадать заранее, вызовет ли картина восхищение или гнев верующих, удается не всегда.

Главный герой выставки «Окна» на Покровке Сергей Некрасов показывает холсты, испещренные золотистыми и цветными линиями и пятнами. Объяснять свои работы отказывается, подчеркивая, что «материализованный объект несет в себе тайну».

Гельмана потеснит галерист в рясе

— Ко многим работам нужны поясняющие тексты, — сетует протоиерей Андрей Юревич. — Я Сергею Некрасову об этом говорил, он обещал подумать.

Впрочем, «подумать» не мешает и зрителю. При внимательном рассмотрении почти во всех экспонатах можно опознать знакомые сюжеты. «Любовь» Некрасова  — абстрактный набор линий и пятен, но в контурах однозначно угадывается фигура Божией Матери с Младенцем, только без нимбов. На скандальной выставке ICONS в Краснодаре работа Дмитрия Гутова отсылает к контурам «Троицы» Рублева, а «Деисусный чин» Александра Сигутина воспроизводит целый ряд иконостаса средствами супрематизма: разноцветные абстрактные геометрические формы собраны в преклоненные перед Богом фигуры.

Ревнители благочестия называют Гутова и Сигутина кощунниками, а Сергея Некрасова отец Андрей Юревич позиционирует как христианского художника. Участник проекта ICONS и куратор «Двоесловия» Гор Чахал не смог пояснить «Известиям», почему восприятие работ настолько зависит от контекста и имени галериста, но Марат Гельман уверен, что выставку ICONS объявили кощунством не из-за содержания экспонатов, а вследствие предварительной дезинформации. Когда выставка открылась, богохульных работ на ней не нашли даже критически настроенные зрители.

Высказываются предположения, что отличить кощунственную работу от благочестивой можно только по намерению автора дискредитировать священный образ. Но кем и как будут определяться эти намерения? Ничто не страхует один и тот же арт-объект из перемещения в «богомерзкую» графу и обратно. Если увлечься, можно найти кощунство и в рисунках детей из воскресной школы.

Ударить по инсталляции перформансом

Тонкость этой грани порождает сомнения и недоразумения. 

— Иногда хочется методами искусства богохульникам в глаз дать, — сказал на презентации Музея современного христианского искусства иконописец Павел Бусалаев. А протоирей Алексей Касатиков «методы искусства» отверг и во время акций против открытия ICONS в Краснодаре плюнул в лицо Марату Гельману, заявив, что это — перформанс.

— Давайте проведем семинар на тему «почему батюшке не удалось высокохудожественно плюнуть в лицо Гельману», — пошутил ответственный редактор «Журнала Московской патриархии» Сергей Чапнин. Шутки остаются шутками, Гельман сказал, что в суд подавать не будет.

Гельмана потеснит галерист в рясе

Надо чаще встречаться

Пока говорить о диалоге между современным искусством в целом и Церковью рановато: выяснение отношений идет на нескольких автономных площадках. Протоиерей Андрей Юревич признался, что за другими проектами в этой области следит мало, хотя «теперь придется». В свою очередь на выставку в «Покровских воротах» Марат Гельман пока не ходил, имена представленных там художников ему не знакомы.

Участник проекта ICОNS Гор Чахал на Покровку заглянул — и убежал.

— Работы очень слабые, я бы вряд ли согласился выставляться в таком контексте;  назвать это музеем нельзя. Хотя идею надо развивать — из таких соображений я бы и свои работы дал. С Гельманом я часто дискутирую, но даю свои работы, чтобы люди видели, что современное искусство может быть христианским. А отцу Андрею Юревичу мог бы дать работы, чтобы показать, что христианское искусство может быть и современным, — говорит Чахал.

— Живопись — хоть религиозная, хоть абстрактная — это сфера искусства. Было бы правильно сотрудничать с искусствоведами, — подчеркивает Марат Гельман. — Отца Андрея Юревича покритикуют — и следующую выставку он сделает лучше.

— Если мы не будем заниматься современным христианским искусством, эту нишу займут люди одиозные, — говорит отец Андрей Юревич, как бы ни на кого не намекая, но добавляет, что ярлык кощунника к Гельману уже пристал.

Зато Марат Гельман вытеснения из «своей ниши» не боится.

— Конкурировать я могу с опытными кураторами во Франции или Италии, а здесь только радуюсь развитию профессиональной среды, — говорит галерист.

Отец Андрей Юревич пока не определил для себя, насколько очевидна должна быть в работе религиозная тематика, чтобы поместить ее в музей. Зато уверен, что христианское искусство должно играть прикладную роль — сеять доброе и вечное. Пейзажи для этого подходят плохо, зато в новом музее могут появиться изображения ангелов в реалистической манере — словно их кто-то из современных художников встречал наяву.

Гельмана потеснит галерист в рясе


Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...